Станислав Зельвенский — о первой главной сериальной роли Брайана Крэнстона со времен финала «Во все тяжкие».

В сериальном мире царит гармония и интернационализм: несколько лет назад, например, на HBO вышел прекрасный мини-сериал «Однажды ночью», основанный на британском сериале «Уголовное правосудие», который написал драматург Питер Моффат. А сегодня уже сам Моффат в Америке переделывает похожее по духу израильское шоу в сериал для Showtime (в России выходит в «Амедиатеке»).

Как и «Однажды ночью», «Ваша честь» начинается с маленького частного происшествия, чтобы потом перевести разговор на систему в целом — постепенно захватывая все более и более общий план. Это криминальный триллер, в центре которого преступление и наказание, но главный вопрос не в том, кто виноват и даже не в том, кто за это ответит, а в том, как в принципе устроено правосудие в современном обществе. Как по-разному оно может выглядеть в зависимости от угла зрения, и что происходит, когда статус человека и, соответственно, угол его зрения вдруг меняется. Когда робкий студент оказывается в тюрьме, например («Однажды»). Или когда, как здесь, судья становится преступником, а преступник — судьей.

Судью по имени Майкл Десиато играет Брайан Крэнстон. В амбициозном десятиминутном параллельном монтаже, с которого начинается первая серия, он бегает по утреннему Новому Орлеану и заглядывает в дома нищих черных семей, чтобы, придя на работу, подловить на вранье полицейского и защитить права неимущих. Странная сцена (судя по кинофильмам, судьи занимаются другим), но необходимая, видимо, чтобы мы прониклись симпатией к принципиальному Майклу, у которого вдобавок ровно год назад при не до конца ясных обстоятельствах погибла жена.

Тем временем сын Майкла старшеклассник Адам (Хантер Духан), задумчивый фотолюбитель, проводив из постели собственную молодую учительницу (София Блэк-Д’Элия), едет в плохой район помянуть мать, нервничает за рулем, роняет ингалятор и насмерть сбивает мотоциклиста, своего ровесника. После чего в состоянии шока уезжает, неумело заметая следы. Отец, узнав об этом, уже собирается проводить его в полицию, названивая знакомым адвокатам (Кармен Эджого) и влиятельным людям (Исайя Уитлок-мл.), но тут выясняется, что погибший тинейджер — сын крупнейшего местного мафиозо (Майкл Сталбарг).

Завязка — сын светоча новоорлеанского правосудия сбивает сына главного злодея в годовщину смерти матери (что будет важно для истории) — уже испытывает, кажется, на прочность нашу терпимость к совпадениям, но бог с ним: без этого не было бы сериала. Однако вскоре выясняется, что это только начало: полиция останавливает ровно ту машину, которая нам важна, собака в нужный момент уносит окровавленную тряпку и в нужный достает, все, кто появляются в кадре, случайно оказываются родственниками, знакомыми или любовниками, хотя в Новом Орлеане полмиллиона жителей — словом, судьба не просто помогает Моффату, а практически водит его пером.

© Showtime

Что, опять же, было бы не смертельно, если бы в остальном «Ваша честь» выглядела бы чуть более легкомысленно и авторы чуть меньше надували щеки. Но они не дают нам вздохнуть. Дела идут плохо, а потом еще хуже, и делают это неторопливо и изматывающе. Сперва с напряжением все в порядке, поскольку герои постоянно в шаге от катастрофы, но ключевой вопрос, почему мы, собственно, должны за них болеть, чем дальше, тем больше загораживает все остальные.

Майкл и его сын быстро перестают быть просто нормальными людьми, попавшими в ужасную ситуацию: когда за твои привилегии начинают расплачиваться другие, оправдываться поздно. Но и в полноценных антигероев они все никак не превратятся. Крэнстону придумали много специальных актерских заданий, и он артист, разумеется, выдающейся техники и колоссального обаяния, но к четвертой серии (прессе показали четыре из десяти) даже его перестает хватать: это точно не «Во все тяжкие-2». И «Прослушку» новоорлеанский колорит, коррумпированные копы, продувные политики, уличные гангстеры и нежные юристки из сериала тоже не делают.

Греет лишь надежда на неизбежное жестокое столкновение со Сталбергом, который в первых сериях только эпизодически картинно страдает (ключевые слова: попугайчик, клюшка для гольфа). Но если эта дуэль актерских харизм еще пару часов будет оставаться заочной, секунданты просто уснут.

Смотреть в «Амедиатеке»