На этой неделе на канале ТНТ завершился сериал «Сладкая жизнь». Преданный поклонник всех сезонов, Максим Сухагузов, немного разочаровавшись в финале, собрал коллекцию интересных деталей и фанатских вопросов, которые остались неразрешенными.

«Сладкая жизнь» была до «Измен», до «Закона каменных джунглей», до «Чернобыля» и, вообще, стала первой ласточкой новой волны качественных драматических проектов канала ТНТ. Сериал возник будто из ниоткуда, раздвигая границы дозволенного, хотя об этом его никто особо не просил — вряд ли у аудитории канала существовал явный запрос на подобный контент, а остальным казалось, что тема так или иначе уже была раскрыта в «Кратком курсе счастливой жизни» Германики. Но «СЖ» словно никого не замечала вокруг, и этой своей самоигральностью кого-то радовала, а кого-то раздражала.

Однако сериал вышел сухим из воды, зрители полюбили его без единой звезды в кадре. Авторы продолжили перелопачивать собственные фрустрации и выдали на удивление впечатляющий второй сезон. Главной завлекаловкой по-прежнему был прилипший ярлык «самого откровенного русского сериала», но использовался он для того, чтобы зрители потом плакали вместе с героями. Теперь это была история не про условную касту и среду, а про людей.

Если «Сладкая жизнь» и удивляла своей вседозволенностью, то не в плане пресловутых откровенных сцен, а в жанровой гибкости и сюжетной свободе. Второстепенные герои легко становились главными, а главные так же легко могли вовсе исчезнуть, если про них больше нечего было сказать. Если еще по второму сезону было понятно, что сериалу хочется чаще перепрыгивать из драмы в комедию, то в третьем все окончательно превратилось в водевиль. Для этого даже пришлось сменить режиссера первых двух сезонов на нового постановщика. Однако в итоге как раз такая перемена сыграла с самим сериалом злую шутку.

С одной стороны, финальные серии продолжили правильную тенденцию второго сезона: за людьми интереснее следить, когда у них появляются реальные проблемы, а не только амурные. С другой — все это превратилось в неловкий сборник гэгов и неудач. Главные герои бродят по лесу добрую половину сезона, чтобы потом провалиться в яму с фекалиями, очиститься и стать видеоблогерами? Конечно, звучит это эффектно, но на деле выглядит абсолютно натужно, особенно с этими персонажами. Для того ли авторы на протяжении всех сезонов так закручивали сюжет, чтобы потом беспомощно закончить все титром и нарезкой «А вот что случилось с героями спустя год»? Сплошные вопросы. Поэтому вместо обсуждения финала мы решили сосредоточиться на любимых моментах и прочих фанатских радостях.

5 отсылок в сериале, которые вы могли не заметить

Отсылка к известной сцене из «Блудливой Калифорнии» с Дэвидом Духовны с ударом кулаком во время секса
В этом эпизоде явно цитируется похожая сцена из «Секса в большом городе».

Сериал заканчивается на ликующей фразе Игоря (Никита Панфилов) «Крылья… Главное — хвост!» — это цитата из известного советского мультфильма «Крылья, ноги и хвосты». Тут нужно вспомнить второй сезон, в котором Игорь смотрел по телевизору в момент отчаяния именно этот мультик.

История одной из главных героинь, танцовщицы Саши (Марта Носова) обрывается во втором сезоне и никак не развивается в третьем. Разочаровавшись в двух московских мужчинах, она предпочла вернуться к третьему в Пермь — немногие зрители поняли, что это был тот же самый бойфренд, которого показывали еще в самой первой серии.

Фамилия одной из героинь — Мишиной (Дарья Белоусова) — кажется, отсылает к гендиректору ТНТ Игорю Мишину, который покинул телеканал практически одновременно с завершением показа «Сладкой жизни». В пользу этой теории говорит и тот факт, что по сюжету в финале Мишина осталась вместе с Игорем (Игорь + Мишина = Игорь Мишин).

Второстепенные герои, которые иногда были интереснее главных

Щуплый генерал дядя Толя, упоительный Кащей Бессмертный, которого практически невозможно обвести вокруг пальца. Наступательно, с военной выправкой добивался расположения своей юной музы Лерочки. То, что к финальным сериям его официально повысили до основного персонажа, — одна из главных удач третьего сезона.

1 / 3

Харизматичный и волевой начальник Марка, возглавлявший сюжетную гей-линию во втором сезоне, которая бесследно оборвалась в последних сериях. Казалось бы, впервые на российском телевидении появился полноценный и не эксплуатационный ЛГБТ-сюжет, но и его загубили.

2 / 3

Три шутки про Россию

Про гей-пропаганду
Едкая антиклерикальная сатира — суровые люди из церкви во всем черном предлагают отмыть деньги через свои православные офшоры
В свое время актуальная шутка про аннексию Крыма

9 вопросов, которые остались без ответа

История Саши оборвалась на втором сезоне, оставив недомолвки: кто же все-таки является биологическим отцом ее ребенка?

В третьем сезоне выделили экранное время для армянской пары Тиграна и Юли, но, по сути, про них не сказали ничего нового и просто бросили на полуслове, спустя пару серий. Забеременела ли в итоге Юля?

Почему Наташа и Юля — большие подруги в первых двух сезонах — совсем не общались в третьем?

Известно, что семья дяди Толи трагически погибла. Что же произошло?

Как поживает кавээнщик Макс? Он так и остался в деревне пить молоко?

Наташа родила от персонажа Александра Робака? А София на самом деле ждет ребенка от Вадика? Если это так, то почему у Наташи уже месячный ребенок, а Софи еще только ходит с животом — хотя они изменяли одновременно?

Как в итоге Игорь выжил от передозировки таблетками после финала второго сезона? Ни одного упоминания про это.

Кто-то все-таки поджег клуб Игоря?

Появился ли секс у Игоря с Мишиной?