12 октября на телеканале ТНТ и стриминговом сервисе Premier стартует мистический сериал «Территория», эксплуатирующий коми-пермяцкую мифологию. Разбираемся, насколько успешно очередной отечественный выход на территорию жанрового кино выдерживает сравнение как с недавними аналогами, так и с авторитетной классикой.

Усталый патологоанатом (Андрей Мерзликин) и его истеричный племянник-подросток (Глеб Калюжный) прибывают в уральскую глубинку, чтобы попробовать найти след родителей последнего — те отправились в этнографическую экспедицию и не выходили на связь уже пять дней. По законам жанра все идет по плану.

В богом забытой деревне героев встречает крайне недружелюбный участковый (Алексей Розин), занятый собственными мрачными расследованиями. В лесу предательски отказывает GPS и герои плутают кругами, пока не натыкаются на землянку молодой ведьмы-отшельницы (Клавдия Коршунова). Примкнувшие к дяде и племяннику две студентки-фольклористки по очереди делят роль «девы в беде»: их приходится спасать то от деревенского насильника, то от самого натурального приворота. К концу второй серии злоключения центральных персонажей, ступивших на территорию хтони и фолк-хоррора, уже полностью затмевают изначальную цель их путешествия.

На отечественном телевидении категория жанровых сериалов (хорроров, триллеров) все еще находится в зародыше, однако «Территория» уже с видимыми усилиями нащупывает собственную идентичность на фоне ближайших конкурентов. Главную роль здесь, совсем как в недавнем брутальном детективе «Водоворот», играет матерая звезда из хита нулевых «Бумер» (там был Владимир Вдовиченков, здесь Андрей Мерзликин, однако их роли мачо-лидеров аналогичны); компанию звезде в обоих сериалах составляет юный Глеб Калюжный. Величественные виды уральской чащи, снятые с дрона, сильно напоминают дроновые съемки сибирской тайги из сурвайвл-триллера «Игра на выживание». В обоих случаях эти красивости слишком похожи на кадры из туристического блога, чтобы вызвать саспенс. Наконец, даже название сериала оказывается неоригинальным: к премьере на Первом канале готовится еще один триллер «Территория», и тот был предательски слит в интернет ровно за неделю до выхода нашей «Территории» на ТНТ.

Разумеется, по двум сериям сложно в полной мере судить об оригинальности замысла и выносить вердикт по поводу лихости сюжета и глубины хоррор-потрясений. Однако вполне можно оценить работу создателей (режиссер Игорь Твердохлебов, «Мажор-3», сценаристка Анастасия Самойлова, «Секта») над общей атмосферой действия, а также эффективность начальной интриги.

В пресс-релизе авторы без ложной скромности называли «Территорию» новым «Твин Пиксом», «только про уральские просторы». На самом деле в плане атмосферности первые два эпизода этого сериала едва ли выдерживают какое‑либо сравнение с классическими первыми сериями «Твин Пикса». Тогда, работая на обычном эфирном ТВ, Дэвид Линч не побоялся снимать лесные сцены при скупом естественном освещении автомобильных фар и ручных фонариков; режиссер же «Территории», производящий контент в гораздо более свободную эпоху стриминга, заставляет героев просыпаться посреди ночи в чащобе, неестественно ярко освещенной полуметровым пламенем негаснущего костра. Львиная доля бюджета «Твин Пикса» ушла на нехарактерную для эпохи роскошную 35-миллиметровую пленку; авторы «Территории» в попытке задать визуальную атмосферу лишь перекрасили все лесные кадры в ненатуральный синеватый оттенок. Наконец, композитор Анджело Бадаламенти тридцать лет назад создал один из самых жутких и волнующих саундтреков всех времен; банальная музыка же из «Территории» скорее напоминает предложения стокового сервиса по запросам «жуткий» и «напряженный».

© Premier

Что касается заданной на старте интриги, то «Территорию» тоже трудно назвать удачей. Существует тонкая грань между приковывающей внимание загадочностью и банальным отсутствием информации: мистическое убийство Лоры Палмер разжигало воображение, а пропажа этнографов на Урале в виду отсутствия любых зацепок просто не способна вызвать интерес и жажду расследования. В качестве ответа заигрываниям Линча с индейскими страшилками, создатели «Территории» предлагают путешествие по коми-пермяцкой мифологии (а также редкую возможность услышать коми-пермяцкий язык), однако это погружение скорее напоминает сухую лекцию по фольклористике, а не экзистенциальный кошмар Черного Вигвама. Вероятно, все дело в отсутствии дуальности места действия: в то время как Твин Пикс сочетал в себе ностальгический уют и ломающий идиллию ужас, на территории уральской глубинки колдуны, обряды и поверья подстерегают буквально на каждом шагу. В основном, увы, в виде устных рассказов, а в форме настоящего хоррора — лишь по одной сцене на серию.

Будучи лишенным характерной атмосферы и налаженной интриги, сериал из фолк-хоррора вырождается в механический детектив-процедурал — именно этой участи когда‑то избежал «Твин Пикс». Увы, для успеха в этом новом жанровом качестве герои «Территории» слишком пассивны. В первых двух сериях они лишь двигаются из точки в точку и не достигают никаких значимых результатов в своем расследовании. Впрочем, первые два эпизода сериала претендуют, судя по всему, лишь на первый акт истории, после которого можно надеяться на новые магические трансформации ее жанровой принадлежности. Ведь в магию (пускай, и черную) создатели все-таки верят.

Смотреть на Premier
Подробности по теме
«Мертвое озеро» — это русский «Твин Пикс»? Отвечаем наглядно
«Мертвое озеро» — это русский «Твин Пикс»? Отвечаем наглядно