Мы встречались с бывшей звездой «Игры престолов» Мейси Уильямс не раз — впервые на съемочной площадке под Бостоном, где пару лет назад разворачивались съемки «Новых мутантов», а теперь поговорили за пару дней до премьеры фильма. «Новые мутанты» в российском прокате с 3 сентября.

— Задолго до того, как стало известно, что вы играете Рейн, фанаты «Игры престолов» и «Людей Икс», которые зачастую пересекаются, уже говорили, что именно вам стоит дать роль Рейн Синклер. Говорили, что есть только одна женщина на планете, которая идеально подойдет для этой роли, — и это Мейси Уильямс. Это вдохновляло?

— (Смеется.) Да, это началось давным-давно, когда Fox еще даже не дал одобрение на то, чтобы меня взяли на эту роль. Тогда обсуждали просто героиню как таковую. А за год до того, как взяться за эту роль, я брала перерыв от социальных сетей и интернета — не читала ничего, что пишут в сети. И как раз в этот период там начали появляться идеи, что это я должна сыграть роль [Рейн Синклер], но я даже их не читала.

— Фанаты готовы пойти за вас и в огонь, и в воду!

— С этим фильмом было так много неясного. Не было понятно, выйдет ли он вообще когда‑нибудь в прокат. Поэтому, конечно, радует, что есть фанаты и зрители, которые ждали и ждали, а потом снова ждали, даже во время пандемии.

— Со съемок «Новых мутантов» прошло довольно много времени. Была возможность подумать о Рейн и взглянуть на свою героиню под новым углом?

— В то время мы все, актеры «Новых мутантов», были гораздо моложе. Прошло всего три года, но мы все в таком возрасте и в таком периоде нашей жизни, когда мы постоянно меняемся.

В фильме я играю Рейн Синклер, ее суперспособность — умение перевоплощаться в гибрида между человеком и волком или в волчицу целиком. Ей очень некомфортно в своей собственной шкуре. Впрочем, как и многим девочкам, которые по своей природе не очень общительны и не любят быть в центре внимания. Думаю, что они смогут, наверное, найти с ней много общего.

Ролик о героине Мейси Уильямс в «Новых мутантах»

Рейн провела много времени, тренируя самоконтроль, так что из всех подростков в фильме она больше других умеет контролировать свои суперспособности. Ей нравится играть по правилам, и она терпеть не может конфликты, она всегда немного на заднем плане. Ей есть что сказать, хотя ей и трудно выразить свои мысли.

Когда снимали, мне было немного некомфортно, потому что надо было носить парик и мешковатую одежду, из‑за чего я чувствовала себя неуютно.

Как актеру мне казалось, что труднее делать свою работу, если ты не чувствуешь себя привлекательной. В такие моменты очень трудно задвинуть свое эго куда подальше.

Но сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что это было нормально. Хорошо порой чувствовать себя так, испытывать дискомфорт, потому что это не я. Это моя героиня, и она такая, какая она есть. Она не родилась с врожденной уверенностью в себе. Но я очень долго спорила на эту тему, а сейчас я понимаю: то, что мне было некомфортно, сработало для роли.

© 20th Century Fox

— Да, мы говорили об этом на съемках фильма, когда вы сравнивали Арью и Рейн…

— Да, мне было интересно сыграть нового персонажа после того, как я очень долго играла одну и ту же героиню [в «Игре престолов»]. Мне не хотелось, чтобы один персонаж стал моей рутиной. Я обратила внимание, что я недостаточно подталкиваю себя как актрису, просто действую по сценарию, как мне комфортно, а мне комфортно было быть Арьей.

Но я больше не играю Арью. Я играю кого‑то менее уверенного в себе. Кого‑то, чей голос гораздо тише.

— Было сложнее играть Рейн из‑за этого? Ведь она так много всего подавляет в себе?

— Да, мне кажется, что ей не нравится ее место в группе [мутантов]. Она все время пытается за ними поспеть. Интересно было сделать ее как можно реалистичней, но при этом не умалять ее важности в истории. Но это, конечно, любопытно — играть персонажа, который не находится в центре внимания.

Рейн не столько страдает от своих суперсил, сколько от чувств, которые она испытывает. Она выросла в очень религиозной семье и всегда испытывала чувство стыда за то, какая она есть на самом деле. Так что ее беспокоит не столько то, как она перевоплощается в волчицу с физической точки зрения, а ментальная сторона вопроса. Уже в сценарии было интересно почитать, как она меняется и находит свое место в группе мутантов. Словом, все как у людей!

— А насколько хорошо вы были знакомы с киновселенной «Людей Икс», прежде чем приступить к роли?

— Я видела некоторые фильмы, но я никогда не смотрела все части «Людей Икс». И уж точно не смотрела их по порядку. Наверное, плохо так говорить! Но моя подруга Софи [Тернер из «Игры престолов»] снималась в фильме о Людях Икс, так что мы обсуждали с ней многие моменты. Я спрашивала ее перед началом съемок, каково это было, насколько это отличается от того, что мы делали ранее. Она говорила, что [франшиза] кажется громадной, хотя, казалось бы, мы вместе были в «Игре престолов», а это очень большой сериал, но она сказала, что это не сравнить — съемочные площадки в киномире куда больше. И это правда!

— Если так, то как готовились к роли?

— Я углубилась в персонажа Рейн, но не в то, как она описана в комиксах, а как в человека. Пыталась понять ее психологию. Мне она напоминала одноклассницу, с которой ты можешь проучиться в одном классе семь лет, но лишь постепенно узнать как человека. Потому что такие люди очень тихие и намеренно не привлекают к себе внимания.

Мне было интересно наблюдать за знакомыми, которые не очень уверены в себе, и учиться тому, как они подают себя, как они дышат, как они двигаются. И, конечно, я училась акценту (Рейн родом из Шотландии. — Прим. ред.) и готовилась физически для каскадерских трюков. Я обожаю выполнять трюки!

— А сколько часов в среднем доводилось проводить в кресле гримера?

— Когда как, иногда два часа, но иногда меньше. В среднем уходило 25 минут на то, чтобы нанести «точки» для захвата движения, а вот чтобы их свести, надо было три часа потратить! Впрочем, для меня сила Рейн заключается не в волчьем обличье, а в ее обостренных чувствах — обонянии, слухе, осязании и так далее.

© 20th Century Fox

— В «Новых мутантах» главным героям придется столкнуться со своими страхами. Ваши страхи и страхи Рейн похожи?

— Не буду раскрывать все карты, но Рейн боится того, что о ней подумают люди, какой они ее увидят со стороны. Ну а я боюсь пауков.

— Тот факт, что героиня родом из религиозной семьи, как‑то повлиял на решение браться за роль?

— Да, потому что это объясняет многое в ее поведении. Для этой части роли я не могла ничего почерпнуть из своего личного опыта. Поэтому я старалась рассмотреть другие вещи, которые могут дать подобный результат, назовем это так.

Но мне было интересно поговорить с людьми, которые решили уйти из религии, о том, какими они стали взрослыми и как это решение и религиозная жизнь в прошлом повлияли на их жизнь сегодня. Как она сформировала их, какое чувство вины они испытывают. Как они порой буквально отдают свою судьбу кому‑то другому. Так что важно помнить, что Рейн не так давно покинула лоно церкви, она каждый раз испытывает чувство вины, когда перевоплощается в волчицу.

— Чем этот фильм отличается от всех супергеройских фильмов, которые мы видели до этого?

— Одно из больших отличий «Новых мутантов» — отношения, которые мы видим на экране. Они гораздо реалистичнее и чувственнее, чем в большинстве супергеройских фильмов. В центре истории — две женщины, которые, может, и очень хрупки, но они поддерживают друг друга и подталкивают стать лучшей версией себя, а не тешат собственное эго.

— Расскажите, как проходило прослушивание на роль Рейн в «Новых мутантах»?

— Я прошла несколько скрин-тестов, а за за 2–3 месяца до съемок мы встретились с Блю Хант (исполнительница роли Дани Мунстар. — Прим. ред.). Это был первый раз, когда мне надо было поцеловать абсолютного незнакомца. И это было задолго до эпидемии коронавируса! Нервничала жутко.

— Кстати, а чем вы занимались во время карантина?

— Я прекрасно провела время на карантине. У меня наконец-то появилось время порефлексировать и подумать о жизни. Я только что вышла из шоу [«Игры престолов»], которое занимало огромную часть моей жизни.

Я была актрисой последние 10 лет, но, по сути, никогда не жила нормальной жизнью и не делала ничего, кроме этого.

Не знала, какой я человек, и проходила через небольшой личный кризис. Не знала, что я люблю, какие у меня есть хобби, что меня увлекает, и все это потому, что у меня никогда не было времени и пространства, чтобы эти интересы сформировались в моей жизни.

Для меня карантин стал прекрасным временем, чтобы узнать, что меня волнует, что я люблю, а что — нет, что вызывает у меня те или иные чувства. Так что я провела карантин отлично. Хотя и стыдно об этом говорить, потому что я знаю, что для многих людей это очень непростое время.

Расписание и билеты
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
Режиссер «Новых мутантов» Джош Бун — о проклятиях вокруг фильма и влиянии Стивена Кинга
Режиссер «Новых мутантов» Джош Бун — о проклятиях вокруг фильма и влиянии Стивена Кинга