Одним из самых просматриваемых сериалов весны на Netflix стала четырехсерийная экранизация книги о побеге девушки из ортодоксальной еврейской семьи в бурлящий свободой Берлин. Рассказываем, чем примечателен мини-сериал, который открыл миру начинающую актрису Ширу Хаас (ждите в новом фильме Павла Лунгина).

«Неортодоксальная» — новый хит Netflix, один из самых обсуждаемых сериалов этой весны, в равной степени понравившийся и зрителям, и критикам, причем из таких разных изданий, как IndieWire и The Hollywood Reporter. Частично снятый на идише сериал уже который день закреплен на главной странице Rotten Tomatoes — в данный момент его суммарная оценка и пользователей, и профессиональных рецензентов составляет внушительные 94%.

Современному зрителю, застрявшему на карантине по всему миру, несомненно оказались близки поднимаемые в сериале темы — большинство из которых, надо сказать, актуальны в любые времена. Свобода выбора, поиск себя, семейные ценности, социальные нормы, вера, религия, национальная идентичность и сексуальная самоидентификация. Критикам же в «Неортодоксальной» среди прочего приглянулись заботливо выстроенная структура и необычная внешность исполнительницы главной роли.

19-летняя Эстер (или же Эсти) сбегает из нью-йоркской ультраортодоксальной еврейской религиозной общины и устремляется в Берлин. С собой девушка не берет почти ничего, только конверт с документами и небольшим количеством денег. Позади героиня оставляет навязанный ей брак с молодым хасидом Янки и жизнь, полную бесконечных запретов, один невероятней другого. Женщинам в общине запрещается очень многое: они не получают традиционного образования, им нельзя носить открытую и обтягивающую одежду, читать, петь, говорить по-английски. Договорному браку предшествует несколько довольно неприятных процедур: девушку проверяют на девственность и обривают голову наголо. Женщинам-хасидкам запрещено показывать свои волосы всем мужчинам, кроме мужа, поэтому они ходят в париках или платках.

Выбор немецкой столицы девушка объясняет желанием «убраться подальше» от опостылевшей родни, но на самом деле причина кроется в том, что здесь живет мать героини, покинувшая общину много лет назад и оставившая Эстер с отцом-алкоголиком. Несмотря на всю свою неопытность и растерянность, в Берлине Эсти оперативно знакомится с компанией молодых музыкантов и решает, что она хочет заняться музыкой. Тем временем, узнав, что Эстер беременна, в погоню за ней отправляется Янки в компании со своим пользующимся дурной славой кузеном Мойшей, гэмблером и алкоголиком.

Сериал основан на нашумевшей автобиографии Деборы Фельдман «Неортодоксальная: Скандальный отказ от моих хасидских корней». В 2006 году Дебора сбежала из замкнутой хасидской общины, обосновавшейся в бруклинском районе Уильямсберг. Правда, в отличие от героини сериала, в Берлин она перебралась не сразу, а только после определенной порции угроз от бывших соплеменников.

«Мне страшно и тревожно становиться публичной персоной, — рассказывала Дебора в интервью ABC в 2012 году после выхода книги. — Но, с другой стороны, публичность — это моя страховка». Автобиография Фельдман вызвала неоднозначную реакцию специализированных еврейских изданий. «Эта книга может спровоцировать появление множества кустарных произведений, кишащих неточностями и ошибками», — выражала предсказуемое недовольство нью-йоркская газета The NY Jewish Week. «Несмотря на отсутствие официального светского образования, Фельдман удалось создать действительно увлекательное и яркое произведение, — удостоил книгу своеобразной похвалы рецензент Еврейского cовета книги. — Она называет все своими именами и говорит прямо, что она чувствовала, не пытаясь деликатничать».

© Netflix

Сериал и книга имеют ряд значительных расхождений. История Деборы была заметно приукрашена для малого экрана. Причем создатели сериала немного перестарались в плане мелодраматической составляющей. Порой «Неортодоксальная» может напомнить классическую мыльную оперу, но каждый такой момент вовремя уравновешивается более реалистичной сценой. Например, той, в которой новые знакомые Эсти без лишних сантиментов сообщают ей, что она никогда не сможет поступить в консерваторию, ведь для этого надо было с детства вкалывать. Сама компания молодых музыкантов как будто перешла в «Неортодоксальную» из какого‑нибудь подросткового сериала: степень картонности этих молодых людей иногда достигает уровня фотосессии из глянцевых журналов.

Особенно дотошные пользователи обратили внимание на то, что реальная Дебора Фельдман совсем не похожа на героиню сериала. Многие зрительницы посчитали, что для этой роли лучше подошла бы, например, Мейим Бьялик, известная по роли девушки Шелдона в сериале «Теория большого взрыва». Но это совсем не значит, что выбор актрисы на главную роль — это мискастинг. Хрупкая, с болезненным подростковым телосложением и узкими плечами, на фоне которых обритая голова кажется непропорционально большой, как у ребенка, и глазами-блюдцами на пол-лица — с такой внешностью героиня кажется инопланетянкой, растерянным пришельцем, внезапно оказавшимся посреди бурлящей человеческой цивилизации.

Подробности по теме
5 современных израильских сериалов
5 современных израильских сериалов

Молодая израильская актриса Шира Хаас, недавно также снявшаяся в первом англоязычном фильме Павла Лунгина «Исав», — это, пожалуй, самая сильная сторона сериала. Угловатая, испуганная, но в то же время с каждым кадром все больше уверенная в правильности своего выбора, ее героиня действительно впечатляет, этот образ еще долго не получится выкинуть из головы.

Возможно, создателям «Неортодоксальной» стоило добавить больше саспенса в свое детище, усилить триллер-составляющую в ущерб мелодраматической, чтобы сделать сериал по-настоящему захватывающим. Многие его сюжетные ходы легко предсказуемы, а некоторые интересные моменты не получают должного развития и как будто брошены на полпути. Как, например, финальная игра Мойши в покер или его так и не выстреливший пистолет. Сцена, в которой он, лично заинтересованный в поимке Эстер, пасует перед матерью героини, выглядит, мягко говоря, неправдоподобно. Непонятна и мотивация некоторых героев. Например, поначалу кажется, что бабушка героини бросает трубку, когда Эсти звонит ей в момент слабости, чтобы дать девушке шанс проявить характер. Но, когда пожилая женщина сообщает об этом общине, она и сама не может объяснить свой поступок. Возможно, это намеренный ход, призванный придать реалистичности происходящему на экране, ведь в реальной жизни мы не всегда можем объяснить свои действия.

© Netflix

«Неортодоксальная» вообще явно намеренно избегает стереотипов и категорически отказывается делать из кого‑либо злодеев. И это еще один большой плюс сериала. Очень часто действия Эсти, оказавшейся в непривычной для нее среде, и ее супруга, не менее растерянного посреди «большого мира», показываются параллельно. Избитый кинематографический прием используется здесь, чтобы подчеркнуть, что оба героя переживают переломный момент своей жизни, идеалы и выбор обоих подвергаются сомнению. И, возможно, отчасти из‑за того, что в образе Янки присутствует определенная доля комичного, ему тоже начинаешь сочувствовать.

В конечном итоге мы понимаем, что жертва здесь не только Эсти. По словам Деборы Фельдман, ее муж действительно очень болезненно пережил разрыв и впоследствии сам умерил свой религиозный пыл («даже начал носить джинсы»). Поразительно, но в финале даже можно проникнуться сочувствием к озлобленному Мойше, из которого, казалось, всю дорогу пытались сделать центрального злодея. Пьяный, распластавшийся посреди холла отеля, слепо уверенный в своей правоте, он не вызывает ничего, кроме жалости.

«Теперь мой мир не делится на черное и белое», — призналась Дебора в том же интервью ABC. Эстер бежит от навязанного ей мира, но именно ее национальная идентичность и дает ей второй шанс. Сомневайся, думай своей головой, найди сам свой собственный путь и сочувствуй самым, казалось бы, неприятным людям — именно к такому выводу подталкивает нас «Неортодоксальная». Простые истины, которые никогда не будет лишним озвучить еще раз.

Смотреть Netflix
Подробности по теме
«Эдди» Дэмиена Шазелла и еще 15 самых ожидаемых сериалов года
«Эдди» Дэмиена Шазелла и еще 15 самых ожидаемых сериалов года