Добро пожаловать в третий сезон «Мира Дикого Запада» (с 16 марта — в «Амедиатеке»). По традиции мы будем разбирать шоу поэпизодно с погружением в детали, загадки и историю сериала. Это текст со спойлерами — материал только для тех, кто уже посмотрел первую серию.

Поскольку в 2020 году мы все проснулись в каком‑то эпизоде «Черного зеркала», неудивительно, что все вокруг, включая новый «Мир Дикого Запада», напоминает нам об этом. Как принято сейчас, все начинается с Китая — на первых же кадрах фигурирует прибрежный Бэйхай, на других заметны люди в медицинских масках. Если верить официальному твиттеру, то на дворе 2058 год. Голограммы, беспилотные автомобили, боты погибших людей, система умный дом — тут нет ничего такого, чего мы бы не видели в ближайшем будущем или в уже упомянутом шоу Чарли Брукера. Это наш мир, в шаге от которого мы сейчас находимся.

Подробности по теме
Что нужно вспомнить перед просмотром 3-го сезона «Мира Дикого Запада»
Что нужно вспомнить перед просмотром 3-го сезона «Мира Дикого Запада»

Если первый и второй сезоны носили кодовые названия «Лабиринт» и «Дверь», то третий сезон впору назвать «Добро пожаловать». Прошло три месяца с того момента, как хост-андроид Долорес выбралась из разрушенного «Вестворлда» в мир людей, но оказалось, что человеческая жизнь мало чем отличается от парка. «Хотите доминировать, но построили весь мир на таких, как я», — подмечает Долорес, настигая свою первую (в этом сезоне) человеческую жертву в исполнении Томаса Кречмана («Сталинград»).

Его герой Джерри — один из инвесторов «Делоса», по привычке напоминает создателей парка, уткнувшихся в планшет. Даже на своей идеальной вилле такие люди, как он, предпочитают сбегать от реальности, нашпиговав дом технологиями и приняв перед сном таблетку-имплант со вкусом «мягкий закат». Мы также узнаем, что Джерри однажды допустил смерть первой жены, а еще изнасиловал Долорес в «Мире Дикого Запада». Свои разборки с насильником Долорес начинает с фразы, похожей на ту, с которой к ней обращался ее давний знакомый Человек в черном в пилотной серии:

«Ты не помнишь, после всего, что было между нами?»/«Ты все так же меня не помнишь, после всего, что у нас было?»

Если держать в уме, что «Мир Дикого Запада» в глобальном смысле — метафора Голливуда как фабрики развлечений, то, безусловно, в действиях Долорес легко угадываются параллели с актрисами из движения против сексуальных домогательств, которые долго молчали, а теперь пришли воздать по заслугам белым богатым абьюзерам, которых замечательно олицетворяет Томас Кречман (кстати, снимавшийся у Романа Полански и Брайана Сингера, обвиненных в харассменте). Все это под аккомпанемент «Di quella pira» из оперы «Трубадур» Верди про месть, огонь и цыганку, которая ночью прокралась в дом.

В целом вступительный эпизод c Долорес и Джерри обставлен еще и как краткий пересказ сюжета предыдущих сезонов: вот власть имущий человек погружается в сладкое видение, в это время код дает сбой, система начинает вести себя иначе, человек путается в своих владениях, как в лабиринте, и не может открыть дверь, пока этого не сделает робот. А дальше Долорес обманывает человека с помощью фейковой личности, и вуаля — расколотый череп и труп, плывущий в воде, как это было в затопленном втором сезоне.

Кстати, о воде — она стала основным образом в обновленной заставке, где мы видим плавающих людей (Долорес тоже символично вошла в этот сезон из воды) и соприкасающиеся пальцы, напоминающие опять же «Черное зеркало» и одну важную картину для героя Энтони Хопкинса:

Для Долорес правила игры во внешнем мире мало чем отличаются от тех, что были в парке, — чтобы добраться до своей цели, ей по-прежнему приходится играть чужие роли и, например, притворяться идеальной девушкой из Киева для IT-наследника Лиама (Джон Галлахер-мл.) из компании «Инсайт». Лондонский технолог Лиам занимается некой стратегической машиной «Ровоам», которую создал его отец и умер загадочной смертью, — судя по всему, это квантовый суперкомпьютер и искусственный интеллект в форме гигантского шара, названый в честь горделивого сына царя Соломона, развалившего папину империю. Именно за данными этой могучей вычислительной машины зачем‑то охотится Долорес — это часть ее нового плана против человечества. Дизайн «Инсайта» явно неслучайно вдохновлен лабиринтом.

Долорес по-прежнему, как завещал ее создатель Форд, щеголяет библейскими категориями и в любой непонятной ситуации вставляет фразы вроде «Ваш разум так создан, что вам нужен Бог» или «Только эта штука [«Ровоам»] — не Бог. Настоящие боги идут». Название серии «Parce Domine» тоже отсылает к божественной литургии со словами: «Избавь, Господи, пощади своих людей: не сердись на нас вечно». Вряд ли Долорес по прозвищу Несущая смерть к ним прислушается.

В поездке из Лондона в Лос-Анджелес Долорес узнает, что Лиам — лишь номинальный управленец «Ровоама», а в действительности машиной руководит папин партнер по имени Серак — так зовут нового таинственного персонажа в исполнении Венсана Касселя. Вскоре мы его увидим, а пока нам продемонстрировали только камео Пом Клементьефф («Стражи Галактики»), Фиби Тонкин («Дневники вампира»), Лины Уэйт («Мастер не на все руки») и рэпера Kid Cudi (сослуживец Фрэнсис).

Ах да, есть еще один звездный новичок сезона — Аарон Пол («Во все тяжкие»). Весь первый эпизод строится на том, что их истории с Долорес параллелятся, чтобы в конце серии они пересеклись. Мы видим, как он встает каждый день на работу, словно роботы в «Мире Дикого Запада». Мы узнаем, что он, как и Долорес, потерял близкого человека из‑за пули и по совету психолога попробовал его «оживить» с помощью искусственного интеллекта, но понял, что ничего из этого не выйдет. Как и Долорес, он отвергает импланты и прочие инородные настройки внутри себя.

Героя Пола зовут Калеб — днем он работает на стройке с железным роботом в напарниках, а ночью вместе с подельниками промышляет заданиями из даркнета с помощью специального приложения для преступников: отвезти, привезти, заложить, поднять. На одной из таких миссий он и сталкивается с последствиями перестрелки, в которой участвует Долорес. В финале раненая Долорес символично падет ему в руки, словно Калеб может стать ее новым Уильямом — человеком чести, который в этот раз ее не предаст.

Шоураннер Джонатан Нолан выступил режиссером стартовой серии и попробовал разыграть карту в духе фантастического боевика с разоблачением Долорес со стороны внимательного телохранителя Лиама. Но ничего сверхнового, чего мы бы не видели в других сайфай-фильмах. Просто непривычно это наблюдать в «Мире Дикого Запада» — как будто смотришь совершенно другой сериал в футуристическом антураже. Однако в смене стиля по-настоящему радует только одно — Эван Рейчел Вуд наконец-то позволили отбросить ковбойский образ и носить в кадре по-настоящему сногсшибательные наряды.

Зато по итогам устроенной заварушки у Долорес появилась робокопия телохранителя Лиама (охранника, если что, зовут Мартин), так что теперь у богини переодеваний есть свой шпион в системе безопасности «Инсайта». Это помимо того, что у нее уже имеется фальшивая Шарлотта Хейл (Тесса Томпсон) в управлении «Делоса». Кстати, мы до сих пор не знаем, чье сознание Долорес поместила в тело Хейл. Но эта Хейл уже планирует приватизировать корпорацию, терпящую репутационные провалы из‑за инцидента в парке, в пользу продажи патентов на производство новых машин.

Из других забавных деталей: в управление «Делоса» также входит компьютерный акционер, который голосует с помощью алгоритма (наверняка от «Инсайта»). Еще нам показали пустующее кресло другого акционера, которое, видимо, должен занимать отошедший от дел Уильям (Эд Харрис).

© HBO

Все шишки за убийства в «Вестворлде» повесили на бедного робота Бернарда Лоу (Джеффри Райт), который все это время скрывается где‑то на мясокомбинате, контролируя отправку коров на убой (собственно, тем же самым он занимался на прошлой работе, только с андроидами). Создатели «Мира Дикого Запада» любят анаграммы — персонаж Райта скрывается под именем Арман Дельгадо (Armand Delgado), что можно пересобрать в Damaged Arnold, то есть «Поврежденный Арнольд» (Арнольдом звали основателя «Мира Дикого Запада», чей разум лег в основу Бернарда).

Еще Бернард (помимо того, что отрастил густую бороду) научился делать поведенческий анализ самого себя, побаиваясь, что в его прошивку может вмешаться бушующая по всему миру Долорес. Герой Райта делает это при помощи внешнего переключателя для своего бикамерного сознания, что превращает его в почти контролируемую версию Халка с двумя личностями, — одна отвечает за ум, вторая за силовые методы.

Как и Долорес в этой серии, Бернарда быстро вычисляют и деанонимизируют коллеги по цеху (за что им достается от «Халка»), поэтому в финале он садится на лодку и отправляется обратно в заветное место под названием «Мир Дикого Запада».

Надеемся, вы не остановили на этом просмотр и добрались до сцены после титров, где терпеливым зрителями продемонстрировали новый парк по мотивам Второй мировой войны, в котором очнулась еще одна наша хорошая знакомая — Мейв (Тэнди Ньютон). Но как это произошло и что все это значит — мы узнаем и разберем лишь во второй серии.

Смотреть «Амедиатека», Okko