Как быть, если чудеса — это всего лишь удачное стечение обстоятельств, ни одного из понтификов нет на рабочем месте, а террористы вот-вот сделают следующий шаг? Пытаемся разглядеть тревожное настоящее и туманное будущее Ватикана в двух эпизодах «Нового папы» (осторожно, спойлеры).

Седьмая серия — это не только долгожданное возрождение папы Пия XIII (Ленни Белардо, герой Джуд Лоу — Прим. ред.), но и настоящее признание в любви Венеции от Паоло Соррентино. В одном из интервью он говорил, что Рим и Венеция — два его самых любимых итальянских города, так что он просто не мог упустить возможности продемонстрировать это в сериале.

Итак, неоновые танцы монахинь в заставке сменяются чем‑то гораздо более провокационным — Ленни Белардо в сияющих белых плавках выходит из воды на песчаный пляж венецианского острова Лидо, расположенный за легендарным отелем «Эксельсиор» и прямо напротив фестивального дворца. Здесь в 2016 и 2019 годах съемочная группа представляла оба сезона сериала, так что место для возвращения Ленни выбрано весьма символичное. Кадры, наполненные зноем и летней негой, — всего лишь магия кино и талант постановщиков, ведь съемки проходили в апреле, под дождем и порывами ветра.

После того как Ленни смачно закуривает сигарету, достав ее из креста на груди Эстер, он по-отечески целует ее в лоб и идет по деревянному настилу мимо девушек в купальниках под трек «All Along the Watchtower», подмигивая в камеру — точно так же в ставшей уже культовой заставке первого сезона он проходил мимо десяти произведений искусства. Параллель завершается падающей фигурой в конце. В первом сезоне это был папа Иоанн Павел II, поверженный метеоритом — работа итальянского художника Маурицио Каттелана «Девятый час». Теперь же на белый песок падает девушка, внешний вид который отсылает к образу Девы Марии, только сражена она не метеоритом, а красотой и откровенностью Ленни.

Сразу после пробуждения Ленни встает на колени рядом с кроватью и обращается к Богу, не в силах понять, зачем тот вернул его. С момента, как он впал в кому, прошел ровно год. На время его домом становится старинное и мрачное венецианское палаццо, в котором живут кардиолог Хелмер Линдергард (Ульрих Томсен), его жена Ева Новак (Юлия Снигирь) — в прошлом известная польская модель, а теперь женщина в халате с потухшим взглядом — и их неизлечимо больной 11-летний сын.

Подробности по теме
Юлия Снигирь о «Новом папе»: «Джуд Лоу спрашивал о российском кино»
Юлия Снигирь о «Новом папе»: «Джуд Лоу спрашивал о российском кино»

Когда доктор спросит, планирует ли Ленни вернуться в Ватикан, он ответит: «Сначала нужно понять, как именно мир любит меня». Это отсылка к речи Брэннокса (Джон Малкович) и его теории о «любовной истерии», на которую вполне смахивает и упование Евы, и круглосуточное дежурство паломников около госпиталя. Они, кстати, уверены, что Пия XIII уже нет в живых. Особенно иронично эта уверенность выглядит в тот момент, когда мимо площади на лодке проплывают Ленни и доктор.

1 из 4
2 из 4
4 из 4

Никем не узнанный, папа Пий XIII теперь даже может гулять по ночной Венеции, а именно — по площади Сан-Марко, с которой все началось (помните сон Ленни Белардо в самом начале сериала?), и на которой все так драматически прервалось в конце прошлого сезона. Венеция в январе действительно совершенно пустынна, за что ее так любил Иосиф Бродский, которого Ленни цитировал в первом сезоне. Возможно, именно эти прогулки по пустому городу помогают ему ответить на некоторые внутренние вопросы.

В новых эпизодах оба папы какое‑то время находятся в уединении и вдали от Ватикана, носят мирскую одежду и заняты не делами церкви, а саморефлексией. Прежде чем вернуться, каждому из них нужно пройти через испытания, обрести смирение и проверить собственную веру на прочность. Особенно нелегко придется Ленни, которого давно называют святым и даже сняли о его чудесах цикл телепередач (не без помощи Эстер). Теперь же он буквально восстал из мертвых — сам доктор Линдергард говорит, что невозможно так хорошо себя чувствовать после четырех пересадок сердца. Для него это настоящее чудо, которое нельзя объяснить рациональными научными причинами. Кто же после этого Ленни Белардо? Святой, мессия или Антихрист? К последнему варианту, кстати, склоняется Брэннокс, припоминая многоножку своего брата и утверждая, что это был вовсе не Бог, а Сатана.

Ленни отмечает, что его случай всего лишь исключение из правил. Кстати, согласно правилам, продолжительность жизни пациента после трансплантации сердца составляет в среднем от года до десяти лет. А еще после подобной операции нельзя курить, тем более в таких количествах. Что касается остальных «чудес» Пия XIII — от беременности Эстер до смерти папы Франциска II, — то они тоже могли быть всего лишь стечением обстоятельств. Соррентино будто подталкивает зрителей к этой мысли, не позволяя Ленни окончательно превратиться в мессию. Конечно, особняком в ряду чудес выглядит исцеление больной женщины, после которого сестра Мэри и начала называть Ленни святым. Но с того момента прошло более тридцати лет, и кто знает, какие чудесные подробности могла со временем дорисовать память всех свидетелей этого события.

В ответ на просьбу Евы исцелить сына, Ленни зло прорычит: «Я не сделал ничего для Эстер и не сделаю ничего для вас. Продолжайте молиться». После, словно не веря собственным словам, Ленни и сам будет исступленно молиться, обращаясь к Богу так, как он проделывал это ранее. Что это — попытка исправить Божий Промысел или бесконечная вера в свою всесильность? Ответом на молитвы становится не чудесное исцеление смертельно больного ребенка, а смирение для всех, кто так страстно этого желал. Земной путь Эрика завершается на руках у матери — сцена в точности воспроизводит «Пьету» Микеланджело (важный для сериала символ, дважды процитированный в первом сезоне), поврежденную в результате теракта. И зритель, и Ватикан предполагают, что за терактом стоит Фейсал, изгнанный из «райского» сада. Этот поступок выглядит полнейшим религиозным фанатизмом, ведь он совершается в разгар священного для всех мусульман месяца Рамадан.

К слову об идолопоклонстве. Верующие, уверенные в смерти Ленни, уходят от госпиталя и направляются к пляжу на Лидо, как будто вера в одночасье покинула их. На рассвете все они заходят в воду. Не до конца ясно, что это — ритуальное очищение или ритуальное самоубийство, но позже мы увидим маленького Пия, который смотрит дома телевизор с няней и без Эстер.

1 из 4
2 из 4
4 из 4

В это время Иоанн Павел III (Брэннокс, герой Джона Малковича. — Прим. ред.) декадентстки уединяется в охотничьем домике в Доломитовых Альпах. Казалось, что кашемировый белый спортивный костюм Пия XIII не переплюнуть, но новый папа в белом миди-пуховике и белой меховой шапке мог бы составить ему конкуренцию на страницах модного журнала. Потерянный и совершенно раздавленный Брэннокс не хочет возвращаться, несмотря на уговоры Софии, ее заботу и нежность, которая точно взаимна. Ей он позволяет максимально приблизиться, в том числе и физически, и именно ей рассказывает настоящую историю гибели брата. Во время катания на лыжах тот врезался головой в дерево, а Джон, находясь под действием героина, не смог спустить его с горы и спасти.

Оказывается, наркотики — не следствие гибели Адама, а ее причина. Бездействие Брэннокса, мучающее его до сих пор, разрушило семью и заставило родителей отречься от него. Позже, в исповеди Гутьерресу, он признается еще и в том, что книгу с изложением идеи «срединного пути» тоже написал Адам. Может ли продолжать быть папой римским такой человек? Все возможно, отвечает Гутьеррес, ведь Бог спасает и прощает — та главная истина, о которой все успели забыть.

Тема сиротства, так навязчиво возникающая на протяжении двух сезонов сериала, неслучайная и очень личная для самого Соррентино. Как и обожание футбольного клуба «Наполи», отданное кардиналу Войелло. Дело в том, что в шестнадцать лет Паоло отпустили на матч любимой команды. Пока он был на стадионе, дом наполнил угарный газ, и оба его родителя умерли во сне. «Постоянное чувство оставленности», — так сам режиссер говорил о себе и таким же качеством решил наделить обоих своих пап римских.

Брэннокс расстается с Софией навсегда и решает вернуться в Ватикан. Несмотря на то, что трижды за серию до поцелуя остается совсем немного, Соррентино все же не переступает грань дозволенного — ни в чудесах, ни в проявлении романтических жестов. В процессе наблюдения за взаимоотношениями Софии и папы Иоанна Павла III то и дело закрадывается мысль о существовании реальных прототипов. Конечно, настолько откровенные подробности личной жизни пап Ватикан никогда не озвучит, но можно с уверенностью сказать, что подобных служебных романов никогда не возникало. Все потому, что должность пресс-секретаря с момента ее появления при Святом престоле всегда занимали мужчины.

Подробности по теме
Библия — это не айфон: пятый и шестой эпизоды «Нового папы»
Библия — это не айфон: пятый и шестой эпизоды «Нового папы»

Еще одним отшельником, покинувшим папский дворец, становится Анджело Войелло. Теперь он пенсионер и садовник оранжереи, находящейся в скромной обители. Сцены были сняты в наскальном монастыре Святого Духа, расположенном в регионе Абруццо, примерно в трех часах езды от Рима. Начиная с XI века здесь в уединении жили многие монахи и даже несколько будущих пап римских. Впервые Войелло, знающий обо всем и обо всех, действительно отошел от дел и не следит за повесткой, хотя дает самые лучшие и мудрые советы всем, кто к нему приезжает. Как и его исторический прототип, он в конце концов возвращается в Ватикан, где вместо одного проблемного папы придется справляться сразу с двумя.

Во время встречи с Пием XIII они продумывают возвращение, обсуждают террористическую угрозу, а папа и вовсе озвучивает свое намерение «разжечь революцию». В отличие от осторожного и рефлексирующего Брэннокса, Ленни всегда отличался решительностью и жесткостью. И, кажется, Войелло не особенно против. Их встреча завершается ужасно милой и неловкой сценой прощания. Вместо объятий, к которым был готов Ленни, Войелло предпочитает традиционный и протокольный поцелуй руки. Вернее, папского «Кольца рыбака», который принято носить на безымянном пальце правой руки. Проблема только в том, что на Пие теперь нет кольца — обычно его уничтожают при смерти или самоотречении папы, и, возможно, кому сочли чем‑то вроде этого. В конце концов Войелло просто целует левую руку, подчеркивая нынешнее неопределенное положение Ленни Беллардо и для него самого, и для окружающих.

1 из 4
2 из 4
4 из 4

Пожалуй, самый грустный и трогательный момент восьмой серии — это смерть Джироламо, вторая за две серии смерть тяжелобольного юноши. В первом сезоне, почти сразу после вступления в должность, папе Пию XIII пришлось крестить детей — это реально существующая процедура, участником которой можно сделать собственного младенца, направив соответствующее прошение в Ватикан. Во втором сезоне папа Иоанн Павел III служит заупокойную мессу в соборе Святого Петра по личной просьбе Войелло. Обычно месса, в которой участвует папа римский, проводится раз в год 2 ноября, в день поминовения всех усопших верных. Во время этой мессы папа молится за всех почивших за последний год кардиналах и епископах.

На протяжении всей серии вокруг Святого престола разворачиваются настоящие разборки в духе итальянской мафии, главными действующими лицами которых становятся Бауэр и демонического вида кардинал Эссенс, угрожавший Софии в прошлых эпизодах. В ход идут угрозы, фотографии, диктофонные записи, шантаж и огромный таракан — вместо лошадиной головы. Ассенте, успевший войти во вкус на должности госсекретаря, высылается в Кабул, заменивший в этом сезоне Аляску. Власть возвращается к Войелло, что, конечно, вызывает у зрителя радость. Хотя, если подумать, мы просто предпочли одних «мафиози» другим — еще одна уловка Соррентино, показывающая, насколько сильны человеческие страсти в самом сердце церкви.

Оставаясь в стороне от разборок, Ленни, впервые надевший черную сутану, заходит в спальню монастыря Святой Терезы. Кажется, только он может погасить неоновый пожар, разгорающийся здесь на протяжении нескольких серий. Его ответ на феминистские настроения монахинь похож одновременно на богословскую беседу и сеанс психоанализа. «Прогресс не наше дело. У нас иной путь», — уверен папа.

Теперь двум папам нужно встретиться лично и договориться о будущем церкви. Похоже, что сдаваться никто из них не намерен, а значит борьба будет нешуточной. Или у этой задачи нет решения, а значит на роль папы нужен совершенно новый кандидат? В финале серии Джон Брэннокс, до этого окончательно обнажив свою душу, теперь проделывает то же самое и с телом, снимая папское облачение. После мы видим голого Ленни Белардо в пустом и грязном бассейне, рассматривающего свою сутану. Точно в такой же позе он стоял напротив шкафа накануне своей интронизации в прошлом сезоне. Решится ли он на этот шаг, или же окончательно поймет, что смысл его воскрешения в другом?

В интервью Соррентино признавался, что переписывал финал сезона трижды, так как был совершенно недоволен получившимися вариантами. Остается только гадать, что же у него получилось, и ждать выхода последней серии.

Смотреть «Амедиатека», Okko