Заключительные «Звездные войны» продолжают собирать кассу в 2020 году, а мы встретились с Кери Расселл («Американцы»), исполнительницей роли Зори Блисс, чтобы расспросить ее о работе в шлеме и о том, каково было играть с Кайло Реном на Бродвее.

Кто в современных «Звездных войнах» сыграл, почти не снимая шлема

Как видно из этого списка, во вселенной «Star Wars» любят скрывать за броней сериальных актеров (особенно из «Игры престолов»)

— Для всех актеров девятый эпизод «Звездных войн» — это конец пути, а для вас это только начало: ваша героиня Зори впервые появляется в саге Скайуокеров…

— Да, Зори очень крутая. Она живет на заснеженной планете. У нее невероятный костюм со шлемом. У нее непростое прошлое, а ее моральные ориентиры, скажем так, весьма спорные. Насколько я знаю, мне разрешили рассказать, что она немного мутная!

Другая подсказка: она полностью скрывает свои тело и голову — это многое говорит и о ней, и о том, как она хочет, чтобы мир видел ее. Думаю, что все эти броня, оружие, кожа и пистолеты говорят о том, что она вовлечена в довольно сомнительные дела, но она заботится о себе сама. Если вы не вступили ни в Сопротивление, ни в Первый орден, то вы живете на периферии и выживаете так, как можете. Но главное, что надо знать, она — старый друг По (героя Оскара Айзека. — Прим. ред.).

Подробности по теме
Оскар Айзек: «Не каждый верит в Бога, но каждый из нас верит в Люка Скайуокера»
Оскар Айзек: «Не каждый верит в Бога, но каждый из нас верит в Люка Скайуокера»

— Вы давно знаете Джей Джея Абрамса, он сильно изменился за все эти годы?

— Он совсем не изменился, остался таким же, каким и был всегда. Я думаю, что у него есть секретное оружие: он настоящий фанат таких фильмов, как «Звездные войны». Он относится к ним с уважением и почтением и по-настоящему полностью отдает себя таким франшизам. Конечно, его темперамент — это отдельный разговор. Ему нравятся игрушки и сама их механика, нравится разбираться в них, но при этом он, как бы он не был забавен и умен, он, словно юнец, сам полон надежды — я думаю, что такая комбинация как раз хороша для того, кто хочет рассказать историю «Звездных воин».

— А это правда, что он постоянно читает битбокс на съемках?

— Все верно! Не уверена, что люди знают об этом, но Джей Джей Абрамс — действительно талантливый музыкант. Он играет на пианино и на гитаре, да он может играть на чем он угодно! Что касается битбокса — он реально может издавать и имитировать такие звуки. Представьте, мы можем снимать довольно серьезную сцену, и вдруг он начинает битбоксить в микрофон! Он забавный и всегда хочет сделать так, чтобы всем было комфортно и хорошо на съемках. Он точно не из рода терроризирующих режиссеров.

— Помните, как узнали, что будете в новых «Звездных войнах»?

— Это было потрясающее ощущение, кто же не хочет быть в «Звездных войнах»?! Все хотят, даже самые серьезные и матерые актеры хотят быть в этих фильмах. Наконец-то мой 12-летний сын думает, что я крутая, хоть что‑то в моей карьере ему приглянулось.

Я помню, как получила электронное письмо от Джей Джея Абрамса, где он спрашивал меня, смогу ли я приехать в конце года на «Звездные войны». Я, конечно, сразу сказала да, хотя я к тому моменту уже подписалась на съемки в другом фильме. Так что я тут же взяла телефон в руки, чтобы узнать, смогу ли я выйти из того проекта, мне хотелось очистить свое расписание для «Звездных войн».

— А вам удалось привезти сына на съемки?

— Нет, вы же понимаете, как все защищают! Но, может, это и к лучшему все, мне кажется, что в наше время мы слишком много знаем о фильмах и их производстве.

— Как же без детей? А традиционной для «Звездных войн» контрабандой их нельзя было привезти?

— (Смеется.) А точно! Но мы снимали в Лондоне, и мои старшие дети все еще учатся в школе, так что я не хотела их отрывать от учебы, но фильм они точно посмотрят.

— Вам дали прочитать сценарий до первой репетиции?

— Нам разрешают читать сценарий лишь в комнате, которая находится под наблюдением. Нужно прочитать, положить его на место и выйти из комнаты. Грустно, что все теперь именно так, но в таком уж мире мы живем, где все может быть слито в интернет. Хотя когда работаешь с Джей Джеем, все может измениться, у него очень живые съемки. Если ему приходит в голову новая идея, то он следует за ней, так что ничто не высечено в камне.

— Вашей героине повезло — она почти не снимает свой шлем, а значит, не нужны ни макияж, ни укладки. Расскажите, а как работали над костюмом?

— Было столько примерок! Постоянно делали замеры всего, включая размеры моего черепа. Все, чтобы создать тот самый шлем. В нем я чувствовала себя совсем другим человеком: не надо ни макияжа, ни укладок. Когда ты в шлеме, люди к тебе иначе относятся. Костюм был прекрасный, материал гораздо плотнее, чем кажется. Казалось, что он сшит из джинсы с вкраплениями кожи и металлические панели цвета розового золота, и оружие времен американской революции. В нем я чувствовала себя такой крутой.

— Разрешили взять копию костюма домой?

— Нет, я думаю, что его заперли в каком‑нибудь музее под тысячей замков!

© WDSSPR

— Когда вы впервые приехали на съемки «Звездных воин», что удивило больше всего?

— Я поразилась уровню проделанной работы. Каждое создание, каждая деталь на нашей заснеженной планете были так прорисованы, с такой доскональностью и дотошностью. Такое даже трудно с чем‑либо сравнить. Мне кажется, что в наше время уже так не тратятся на создание фильмов.

Может, это хорошо, а может, и плохо, но сегодня либо снимают маленькие инди-фильмы, а когда снимают большое кино, практически полностью рисуют с помощью компьютерной графики. Но тут все не так, они действительно дают свободу художникам-постановщикам и художникам по костюмам. Взять, к примеру, в руки любой наряд и рассмотреть ткань или подойти поближе и рассмотреть космический корабль — ведь они строят не просто его часть, но целиком весь космический корабль!

— Этой весной вы и Адам Драйвер вместе играли на Бродвее в постановке «Сожги это». В антракте и на репетициях постановки вы не обсуждали «Звездных войн»? Кайло Рен не давал вам советов?

— (Смеется.) Он сказал, что премьеры у этих фильмов очень крутые! Помню, мы закончили съемки, и он сказал: «Ну все, увидимся на премьере».

— М-да, он парень немногословный.

— Именно! На самом деле, работа над постановкой была настолько интенсивной, что нам было не до разговоров. Помню, как он приезжал после тяжелых съемок с кучей экшен-сцен и вылетал тут же ко мне, чтобы выйти вместе на сцену. Конечно, удивительно, что нам повезло поработать вместе и в театре, и оказаться в «Звездных войнах».

— Как думаете, почему фильм «Звездные войны» все эти десятилетия поднимает проблемы отцов и детей и разных поколений? Почему именно эта тема оказалась такой вечной для саги Скайуокеров?

— Джордж Лукас создал потрясающие архетипы, очень простые, но универсальные мифы о добре и зле, которые понятны абсолютно всем. Сегодня, когда главная роль у Рей, когда вселенная буквально расширяется, все это очень интересует зрителей.

Для меня лично этот фильм о принадлежности, о том, кем мы хотим быть. Создаем ли мы сами себя или уже рождены теми, кем нам суждено стать? Что может быть универсальнее.

Смотреть на Okko
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
«Скайуокер. Восход»: Станислав Зельвенский — в защиту финальных «Звездных войн»
«Скайуокер. Восход»: Станислав Зельвенский — в защиту финальных «Звездных войн»