Накануне премьеры «Годзиллы-2: Король монстров» и нового сезона «Очень странных дел» мы встретились с 15-летней актрисой Милли Бобби Браун, чтобы обсудить монстров, школу и ее любовь к Кинг-Конгу.

— Милли, почему вы выбрали именно «Годзиллу» для своего дебюта в полнометражном кино? Чем привлекла эта история?

— Мне нравится научная фантастика и мифология, которая лежит в основе истории об этих монстрах. Мы все понимаем, что это кино, но они же выглядят так натуралистично, что начинаешь верить в их существование.

Я думаю, что CGI — это величайшее достижение в области кинотехнологий.

Мне нравится, что ты видишь, как оживает что‑то страшное вроде Годзиллы, но при этом что‑то очень любимое. К примеру, монстры в «Очень странных делах» просто страшные, ты никак не можешь их полюбить, но с «Годзиллой» все иначе. С одной стороны, меня привлекает то, насколько все выглядит реалистично, но в то же время, конечно, не может не успокаивать одно: они все же не настоящие и не придут среди ночи и не схватят тебя!

Мне кажется, что сам жанр фантастики непрост для зрителя. Ведь, когда вы смотрите комедию, если она удалась, вы подумаете: «Хороший фильм» — и скоро забудете о нем. Но с научной фантастикой все сложнее: вы размышляете об этом фильме на протяжении нескольких дней, верно? По крайней мере у меня происходит именно так, когда я думаю о том, что это может произойти на самом деле, что я тогда буду делать. Мне нравится, что научная фантастика подстегивает, заставляет рассуждать.

Подробности по теме
Радиационный фан: Зельвенский о фильме «Годзилла-2: Король монстров»
Радиационный фан: Зельвенский о фильме «Годзилла-2: Король монстров»

— Сложно было переключиться с сериала на кино?

— Разницу, конечно, я ощутила: в сериалах работа происходит гораздо быстрее, у тебя меньше времени, да и съемочные площадки небольшие. С «Годзиллой» у нас были огромные съемочные площадки, у нас было очень много времени — порой мне казалось, что на одну и ту же сцену мы могли потратить бесконечное количество дней.

— Но помогали же коллеги по цеху? Кайл Чандлер и Вера Фармига, которые играют твоих родителей, Чарлз Дэнс («Игра престолов») и Брэдли Уитфорд («Западное крыло») — они что‑то советовали?

— Они не давали мне советов, но этого и не требовалось: я многому научилась, просто наблюдая за ними.

© «Каро»

— Кайл Чандлер говорил, что вам приходилось работать по восемнадцать часов в день порой на этом фильме.

— Мне?! Нет, я так не работала, это было бы незаконно! Я обычно работала восемь-девять часов в день, и даже тогда я занималась школьными уроками — шла на съемку, возвращалась и занималась уроками, снова шла на съемки и снова садилась за домашние задания.

Знаете, это все равно что иметь две работы на полную ставку: с одной стороны, ты учишь алгебру, а с другой стороны — изучаешь титанов.

— Что легче дается? Съемки в кино или учеба в школе?

— Школа — это непросто.

— Кстати, а на съемках «Очень странных дел» вы делаете домашнюю работу все вместе? Как будто учитесь в одном классе?

— Не в одном классе, у каждого есть свой трейлер, так что мы можем друг друга навещать, но для школьных занятий нас надо рассаживать: мы слишком много смеемся, постоянно друг друга разыгрываем — учителя сошли бы от нас с ума. Мы вместе играем и занимаемся спортом. Нам нравится волейбол и бейсбол, занятия физкультурой.

После «Очень странных дел» мне показалось, что я перешла из старших классов и сразу вышла на серьезную работу на полный день в «Годзилле», где нет детей, где в расписании съемок нет времени для игр. Это очень сложно, посмеяться не с кем! Тогда я решила, что буду всех веселить и превращу эту съемочную площадку в беззаботное и веселое место! Так что я всех разыгрывала: пускала змей в бутылки с водой, заменяла вишни красными шариками и подсовывала кукол в человеческий рост из «Изгоняющего дьявола» в трейлеры (актеров. — Прим. ред.).

Подробности по теме
Милли Бобби Браун зачитала рэп про «Очень странные дела». Вы должны его услышать
Милли Бобби Браун зачитала рэп про «Очень странные дела». Вы должны его услышать

— Что вы до этого знали о Годзилле как о персонаже?

— Совсем ничего. Мы встретились с режиссером Майклом Доэрти, но даже тогда мало обсуждали персонажей. Мы говорили о гуманизме, природе, животных и климатических изменениях, и это было три года назад, а потом — о моем персонаже. Мы очень быстро нашли общий язык. Я думаю, так сложилось, потому что мы оба хотели увидеть историю взросления в фильме о Годзилле: то, как ребенок справляется с разводом (родителей. — Прим. ред.). Мы хотели снять фильм, который был бы интересен и ценен сам по себе, даже если в нем не будет монстров.

— Если бы Годзилла был вашим другом, что бы вы попросили его сделать?

— Прокатить меня на своей спине! Чтобы мне не пришлось никуда летать! Плюс таким образом я бы и планете помогла.

— Вам самой нравятся монстры?

— Да, конечно, Кинг-Конг — мой любимый! Мне нравится, что ты боишься этих киношных монстров, но в то же время ты их любишь и смеешься над ними. Кроме того, мне нравятся «Челюсти» — жуткий, но такой классный фильм. Я сгрызла все свои ногти, когда смотрела его. Но сейчас мои ногти в порядке! (Показывает маникюр.)

— Вы же будете сниматься и в следующем фильме — «Годзилла против Конга»?

— Да, мы уже сняли его! У нас получился очень многонациональный фильм, к примеру, там же снимается мой друг из Новой Зеландии — Джулиан Деннисон, он маори. Там же снялся Александер Скарсгорд — так что будет интересный состав.

— А если говорить о молодых актерах — кто вас впечатляет?

— Сейчас для меня это Лили Коллинз. Она потрясающий пример для подражания, она очень элегантна, у нее такая энергетика, мне нравится смотреть на нее в кино. Хочется быть такой, какая она в кино, и при этом она очень милая в жизни!

© «Каро»

— Вы самая юная актриса в составе фильма, но при этом ваш персонаж — чуть ли не моральный компас всего сюжета. Да и вы сами посол доброй воли Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). Вы часто говорите о климатических изменениях и многом другом. Как думаете, в наше время к голосам людей вашего возраста прислушиваются больше, чем когда‑либо?

— Да, я думаю, что это именно так. Студии Legendary, Warner Bros. и каждый актер на съемочной площадке относились ко мне с таким уважением, обращались со мной как с равной, несмотря на разницу в возрасте. Мы все принадлежим к одной расе — и эта раса человечество. Нам всем необходимо понять одно: не важно, сколько вам лет, мы все работаем вместе! Мне повезло, что у меня есть опыт, что я нахожусь и в этом проекте, и в «Очень странных делах», где ко мне так хорошо относятся, ведь все могло бы быть иначе. И я очень рада, что все меняется.

Сегодня прекрасно быть не только молодой девушкой, но, в принципе, очень юным человеком, к голосу которого прислушиваются.

— А расскажите о своих отношениях с Годзиллой?

— Вопрос можно сформулировать иначе: какие у меня отношения с теннисным мячиком? Годзиллы на съемочной площадке нет, так что мне надо активно подключать собственное воображение, но я старалась изо всех сил, как и все остальные актеры, так что при просмотре фильма будет казаться, что у нас настоящая связь с Годзиллой, даже несмотря на то, что, по сути, он гигантский монстр.

— Велика вероятность, что для вас это франшиза не закончится на двух фильмах. Так почему вы подписались на эту роль, зная, что это не ограничится одной пятилеткой?

— Мне очень понравился персонаж, ее характер. Мэдисон уязвима, она боится, она очень эмоциональна. Ее сердце открыто ко всем. Она не скрывает своих чувств, при этом она довольно напориста и решительна. Не хочет быть маленьким ребенком, которого оставляют дома. Она хочет быть в центре событий и стать частью команды — знаете, как на «Возьмите дочерей и сыновей на работу» (американская ежегодная традиция, когда все приводят своих детей на работу и знакомят их с коллегами. — Прим. ред.). Она тоже хочет бороться, и я думаю, что в этом одно из посланий фильма: молодежь спасет мир! И Мэдисон — тому подтверждение.

— Ну и напоследок расскажите о новом сезоне «Очень странных дел»? Что нам ожидать?

— Это будет лето 1985 года, так что ждите в сезоне летней любви, много эмоций и чувств тинейджеров и их родителей. Очень интересный сценарий, и я жду, когда мы все это увидим 4 июля. Мы все упорно работали над этим сезоном, так же как и над «Годзиллой». Поэтому будем надеяться, что наша тяжелая работа будет заметна и на экране.

«Годзилла-2: Король монстров» в российском прокате с 30 мая.

Подробнее на afisha.ru