26 марта у школьников начинаются весенние каникулы. «Афиша» попросила Дарью Варденбург выбрать лучшие книги для детей, подростков и их родителей, с которыми они могут перевести дух перед последними месяцами учебного года.
«Беда» Гэри Шмидта
Розовый жираф, Москва, 2014
«Беги, мальчик, беги» Ури Орлева
Текст, Москва, 2012
«Большая кулинарная книга Городка» Ротраут Сузанна Бернер и Дагмар фон Крамм
Самокат, Москва, 2015
«Буравчик на звуковых волнах. Что мы слышим, и как это звучит?» Алексея Насретдинова
Бослен, Москва, 2014
«В лесу: энциклопедия в картинках» Петра Багина
Мелик-Пашаев, Москва, 2015
«Видимые-невидимые друзья» Николаса Шуффа
Самокат, Москва, 2014
«Кальвин и Хоббс. Все дни забиты до предела» Билла Уоттерсона
Zangavar, Москва, 2013
«Все из-за мистера Террапта» Роба Буйе
Розовый жираф, Москва, 2013
«Где все?» Барбру Линдгрена и Свена Нурдквиста
Albus Corvus, Москва, 2014
«Где папа?» Юлии Кузнецовой
ИД Мещерякова, Москва, 2013
«Девочка перед дверью» Марьяны Козыревой
Самокат, Москва, 2015
«Десять резиновых утят» Эрика Карла
Розовый жираф, Москва, 2015
«Джим-водолаз. Путешествие в сердце океана» Маттиаса Пикара
Zangavar, Москва, 2014
«Дневник плохой девчонки» Кристины Гудоните
Самокат, Москва, 2013
«Здравствуй, брат мой Бзоу!» Евгения Рудашевского
КомпасГид, Москва, 2015
«Ида. Взгляд из прошлого» Йорна Хюрума и Торстейна Хеллеве
Пешком в историю, Москва, 2015
«История книги своими руками. Продолжение» Светланы Прудовской
КомпасГид, Москва, 2014
«Карты» Александры и Даниэля Мизелиньских
Самокат, Москва, 2013
«Книга всех вещей» Гюса Кёйера
Самокат, Москва, 2013
«Когда папа приходит поздно…» Нобуко Итикавы
КомпасГид, Москва, 2015
«Коллекционер» Серджо Топпи
Zangavar Cobalt, Москва, 2016
«Луна за диваном» Михаила Есеновского
Жук, Москва, 2013
«Мальчик в платье» Дэвида Уэльямса
Clever, Москва, 2013
«Меня удочерила горилла» Фриды Нильсон
Самокат, Москва, 2015
«Мой внутренний Элвис» Яны Шерер
Самокат, Москва, 2013
«Мой друг Перси, Буффало Билл и я» Ульфа Старка
Самокат, Москва, 2015
«Моя мама в Америке, она видела Буффало Билла» Жана Реньо и Эмиля Браво
Бумкнига, Петербург, 2015
«Моя счастливая жизнь» Русе Лагеркранц
КомпасГид, Москва, 2014
«Мы живем в Древнем Риме» Виктора Сонькина
Пешком в историю, Москва, 2015
«Ночь была темная и ненастная, Снупи» Чарльза М.Шульца
Zangavar, Москва, 2015
«Окно в Европу. От Смуты до Петровских реформ. XVII — начало XVIII века»
Clever, Москва, 2014
«Персеполис» Маржан Сатрапи
Бумкнига, Петербург, 2013
«Пик» Роланда Смита
Розовый жираф, Москва, 2015
«Планета Вилли» Бирты Мюллер
Самокат, Москва, 2015
«Под землей. Под водой» Александры и Даниэля Мизелиньских
Самокат, Москва, 2015
«Пока нормально» Гэри Шмидта
Розовый жираф, Москва, 2015
«Профессор Астрокот и его путешествие в космос» Доминика Воллимана и Бена Ньюмана
Манн, Иванов и Фербер, Москва, 2015
«Рождество в лесу» Ульфа Старка
Самокат, Москва, 2015
«Сахарный ребенок» Ольги Громовой
КомпасГид, Москва, 2014
«Спокойной ночи, Горилла!» Пэгги Ратмен
Розовый жираф, Москва, 2013
«Средневековый лабиринт» Екатерины Степаненко
Пешком в историю, Москва, 2016
«Там, где живут чудовища» Мориса Сендака
Розовый жираф, Москва, 2014
«Флора и Одиссей. Блистательные приключения» Кейт ДиКамилло
Махаон, Азбука-Аттикус, Москва, 2015
«Чудо» Р. Дж.Паласио
Розовый жираф, Москва, 2013
«ШАГ 11+. Новая немецкоязычная драматургия для детей и юношества»
Гете-институт, Текст, Москва, 2015
«Шутовской колпак» Дарьи Вильке
Самокат, Москва, 2013
«Эволюция Кэлпурнии Тейт» Жаклин Келли
Самокат, Москва, 2015
«Эрнест и Селестина: Уличные музыканты. Причуды Селестины» Габриэль Венсан
Мелик-Пашаев, Москва, 2014
«Я не верю в монстров» Луиса Сашара
Розовый жираф, Москва, 2014
«Oh, Boy!» Мари-Од Мюрай
Самокат, Москва, 2016
«Беда» Гэри Шмидта
Розовый жираф, Москва, 2014
Книга — инъекция адреналина: из тех романов, что читают до утра, жадно, без остановки, до последней строчки. А дочитав, искренне желают стать сильнее и честнее. Старшего брата Генри сбивают на машине — брат при смерти, и виноват, как все вокруг считают, Чэй, сын иммигрантов из Камбоджи. Но чем дальше раскручивается клубок романа, тем больше Генри обнаруживает темных тайн, которые скрываются за фасадами благополучных домов, добропорядочных школ, за стеклами машин — и за лицами белых людей. Автор книги Гэри Шмидт вытягивает из рукава один козырь за другим, плетя цепочку разоблачений и открытий, и ведет блестящую игру до последних страниц. Это, безусловно, трагедия — шекспировская трагедия, с Генри в роли Гамлета и со своими Ромео и Джульеттой, — но с оптимистическим финалом. Все достойные люди в этом романе остаются живы и, возможно, будут когда-нибудь счастливы.
Перевод В.Бабков
«Беги, мальчик, беги» Ури Орлева
Текст, Москва, 2012
Книга почти эпического масштаба основана на действительной истории учителя математики из Израиля Йорама Фридмана — только здесь его иначе зовут. Рыжеволосый Давид теряет семью, бежит из Варшавского гетто, забывает свое имя и — нарочно — происхождение, и, называясь поляком Юреком, бродит по обоим берегам Вислы, попадая из дома в дом, из гестапо в больницу, от фашистов к русским танкистам. Все жуткое и тяжкое Давид-Юрек — а с ним и читатели — видит как сквозь сон, и до конца непонятно, где кончается мужество и начинается рефлекс, помогающий выжить. Все, что дает надежду, будит в нем тепло и радость, а пока у человека есть силы на радость, его трудно уничтожить. И еще одна, совершенно определенная, тема звучит в этой истории: ребенок, который пытается обмануть нацистскую систему, определяющую место человека и участь по его национальности, все равно должен в итоге подчиниться системе — не этой, так другой. После войны Давиду-Юреку, который уже считает себя поляком, не позволяют быть поляком и увозят из деревни в варшавский приют для еврейских сирот.
Перевод: Р.Нудельман, А.Фурман
«Большая кулинарная книга Городка» Ротраут Сузанна Бернер и Дагмар фон Крамм
Самокат, Москва, 2015
Отменная поваренная книга диетолога Дагмар фон Крамм и художницы Ротраут Сузанны Бернер, вдохновляющая на немедленное приготовление крамбла из ревеня и соуса из крапивы. Множество не самых очевидных рецептов и дельных советов, и «готовят» блюда знакомые многим персонажи — герои книжной серии Бернер о Городке («Весенная книга», «Летняя книга» и др.). Дворники Карлос и Фред варят шоколадный капучино и жарят шницель, вегетарианец Оскар делает салат с кускусом, а дантист доктор С. Айрак — десерт из ревеня с творожным кремом, потому что это полезно для зубов. Американец Том печет блины и жарит курицу, индус Сантош готовит ласси и бирьяни. Продавщица мороженого Клара печет маффины с каштанами, полицейский Гуго варит спагетти с томатным соусом. Все рецепты поделены на четыре части, которые соответствуют временам года, и каждая часть предваряется радостным и простодушным, как сама жизнь в Городке Ротраут Сузанны Бернер, стихотворением. «Взошел шпинат, поют скворцы,/ Пробилась спаржа к свету;/ Чихает кто-то от пыльцы,/ Как ни печально это».
Перевод: В. Комарова
«Буравчик на звуковых волнах. Что мы слышим, и как это звучит?» Алексея Насретдинова
Бослен, Москва, 2014
Алексей Насретдинов — физик и музыкант, автор взрослой книги «Физика и анатомия музыки», — собрал груду детских вопросов о природе звука и слуха и ответил на них книжкой. Вопросы самые настоящие: их задавали писателю дети из московской школы и чукотской школы-интерната в поселке Провидения. Чтобы читать книжку было интереснее, автор придумал героя — любопытного мальчишку по имени Буравчик, который учится в школе, живет с мамой и папой, дружит с девочкой-скрипачкой, ездит в деревню к бабушке и дедушке и постоянно, всегда, везде задает вопросы. Буравчик и писатель переписываются по электронной почте: первый спрашивает, второй отвечает. Что такое звук? Почему у людей разные голоса? Как послушать звуки в подводном мире? Почему метеориты сгорают? Кто и как придумал ноты? Как музыка появляется у композитора в голове? Почему рок тяжелый? А могут ли дети стать великими музыкантами? Ответив на вопрос, писатель предлагает Буравчику провести подходящий эксперимент — к примеру, самому создать звук, звуковую волну и волну завихрения воздуха с помощью герметичной коробки и дыма (для некоторых экспериментов требуется помощь родителей), сыграть музыку на бокалах, смастерить балалайку или монохорд Пифагора.
«В лесу: энциклопедия в картинках» Петра Багина
Мелик-Пашаев, Москва, 2015
Выдающаяся работа Петра Багина для младших — картины жизни обитателей леса, месяц за месяцем, от зимы к лету и снова к зиме. Развороты полны движения — все бегут, летят и скачут, подстерегают, ловят, догоняют, плывут, ползут, жуют и дерутся. Тексты, поясняющие этот бурный поток живых существ, обладают особенным обаянием. «Подслеповатая хохуля добра и гостеприимна», «Ба, сколько еды!», «Так и не разгадала лисонька, куда же подевался заяц!» — Петр Багин может позволить себе сколь угодно восклицаний и уменьшительно-ласкательных: здесь это не выглядит нелепо, потому что полностью соответствует самой природе речи художника. В конце приложение, тоже в картинках — про гнезда, дома, норы, детенышей и родителей, их повадки и приметы — например, такая: «Желтогорлая мышь… Замечательный древолаз и скакун».
«Видимые-невидимые друзья» Николаса Шуффа
Самокат, Москва, 2014
Аргентинский магический реализм, завораживающие истории о встречах с животными один на один. Все происходит на грани сна и яви: немыслимо и в то же время естественно и обыденно. «Ты что, из полиции?» — ворчит жаба, когда мальчик задает ей слишком много вопросов. Животное у каждого свое: тоскующий Хуан берет домой собаку-невидимку; Нина, которая волнуется перед выступлением на сцене, расколдовывает бумажного журавля и побеждает свой страх: Лео, переживающий из-за ссор родителей, улетает на крылатом коне; а влюбленный Иван сам превращается в зверя — могучего льва — и катает на спине свою подругу. Волшебные животные — волшебные помощники, которые одновременно воплощают ту страсть, тот страх или ту печаль, которые гложут героя, и помогают с ними справиться. Как выясняется из текстов, все дети знакомы друг с другом, и в последнем рассказе они встречаются на дне рождении Габриеля — причем читатель попадает на этот праздник самым невероятным путем. Он следует за кроликом, который, убегая от волка, прыгает в колодец, в черную бездну, чтобы затем появиться перед восхищенными детьми из черной шляпы фокусника.
Перевод: Е. Новикова
«Кальвин и Хоббс. Все дни забиты до предела» Билла Уоттерсона
Zangavar, Москва, 2013
Собрание комиксов о паре харизматиков — мальчике Кальвине и его одушевленном плюшевом тигре Хоббсе. Мальчик и тигр названы в честь теолога Жана Кальвина и философа-материалиста Томаса Гоббса соответственно, оба склонны к философскому анализу и экстравагантным выходкам: забросать девочку Сьюзи гнилыми яблоками, слепить авангардного снеговика отталкивающей наружности (скульптура «Горожанин»), застолбить снеговиками отталкивающей наружности весь двор, пожертвовать свои сопли больнице, торговать великими идеями по доллару штука и хорошенько изваляться в грязи, не забывая дискутировать о сути всего сущего. «Вот скажи мне ТЫ, тигр, дикое животное, близкое к живой природе: как ты думаешь, что мы делаем в этом мире? Какова цель нашей жизни? Зачем мы здесь?» — «Ну мы-то здесь для того, чтобы пожрать все живое».
Перевод: И.Громова
«Все из-за мистера Террапта» Роба Буйе
Розовый жираф, Москва, 2013
Школьная драма со счастливым концом. В пятый класс американской школы приходит новый учитель, мистер Террапт, который все делает по-своему: сдвигает в классе столы, придумывает странные задания по математике, заставляет сообща готовить проекты, отправляет своих учеников работать в интеграционный класс к детям-инвалидам. Ученики медленно, но верно, меняются, выходя из своей инфантильной позиции «не мое дело» и пробуя быть деятельными и ответственными, — рассказ ведется от лица сразу семерых, они словно перехватывают друг у друга микрофон и рассказывают об одних и тех же событиях каждый со своей точки зрения. У каждого при этом свой скелет в шкафу — нерешенные проблемы, отравляющие жизнь. Катастрофа наступает, когда несчастный случай на школьной площадке укладывает мистера Террапта в кому, и семеро его учеников оказываются как апостолы без Христа: преодолевать путь придется теперь самим, и неизвестно, вернется Он или нет. Немного морализаторская, но трогательная история, придуманная школьным учителем Робом Буйе, заканчивается полным и безоговорочным хеппи-эндом.
Перевод: Т.Иванова
«Где все?» Барбру Линдгрена и Свена Нурдквиста
Albus Corvus, Москва, 2014
Алле-оп! Обыденная реальность превращается в головокружительное приключение, и торговый центр становится ареной удивительных событий. За дело берутся мастера Свен Нурдквист, создатель Петсона и Финдуса, и Барбру Линдгрен, автор дикой семейной саги «Лоранга, Мазарин и Дартаньян». История короткая, на одном дыхании, как на санках с горы. Итак, мама взяла Робина за покупками в большой торговый центр, а Робин потерялся. Но только он собрался зарыдать, как нашел потерявшуюся девочку. А потом они вместе нашли потерявшегося медведя, потерявшуюся собаку, старика, младенца, соску, сосиску — и вся эта дружная компания потерянных пустилась в путь по отделам торгового центра. Туда, где ноги покупателей превращаются в стволы деревьев, а висящие на вешалках платья — в ночное небо; туда, где в частоколе длиннющих ног пляшут золотые звезды и маячат красные колпаки рождественских гномов. «Хочешь потеряться вместе с нами?» — « С превеликой радостью!»
Перевод: М. Людковская
«Где папа?» Юлии Кузнецовой
ИД Мещерякова, Москва, 2013
Трагикомический рассказ о девочке, папа которой оказался в тюрьме. Жизнь тринадцатилетней Лизы летит в тартарары: из зеркала на нее глядит толстуха и уродина, одноклассники издеваются, старшая сестра вредничает, друзей нет — а от того единственного, кто мог им стать, Лиза сама же и отреклась. И вот на такое взвинченное, сердитое на всех и вся, создание обрушивается еще один удар: папу, который один мирил Лизу со всем миром, сажают в тюрьму за экономическое преступление — за то, что когда-то «не ту бумагу подписал». Мрак и слезы — но книга на самом деле веселая и неунывающая: не про то, как плохо было, а про то, как справились, преодолели и дождались. Лиза вырастает из затюканной буки в смелую девицу, находит друзей, забывает страх, видит в собственных родных то драгоценное, чего раньше не замечала, — и следить за такой героиней ужасно интересно.
«Девочка перед дверью» Марьяны Козыревой
Самокат, Москва, 2015
1930-е и 1940-е годы глазами ребенка, сопротивление одной маленькой семьи гигантской машине репрессий, сохранение радости и достоинства в невыносимых обстоятельствах — в подлинной (с небольшой долей вымысла) и замечательно рассказанной истории детства Марьяны Козыревой. Арест родителей в 1933 году, переселение на станцию Верблюд в Ростовской области и жизнь в Узбекистане во время войны, где 14-летняя Марьяна (в книге — Витька, Виктория), пережив смерть матери, работала библиотекарем в селе Автабачек. Несомненно, эта книга напомнит «Сахарного ребенка» Ольги Громовой — повесть по воспоминаниям Стеллы Дубровой (Нудольской), выпущенную в 2014 году издательством «КомпасГид», а также мемуары эстонской писательницы Леэло Тунгал «Бархат и опилки», выходившие в таллинском издательстве «КПД». Во всех случаях это драгоценные свидетельства о времени 1930–1950-х годов и литература, утверждающая силу человеческого духа, фантазии и чести перед лицом жестокости, трусости и подлости. Написанная еще в 1975 году, в 2015-м «Девочка перед дверью» вышла в «Самокате» с комментариями и послесловием Ильи Бернштейна, которые в полной мере дают представление о реальных прототипах героев и историческом контексте.
«Десять резиновых утят» Эрика Карла
Розовый жираф, Москва, 2015
Книжка-картинка для самых младших о том, какие удивительные и неожиданные пути открываются в этом мире перед каждым, будь он даже утенок с фабрики игрушек. Художник Эрик Карл («Очень голодная гусеница», «Морской конек», «Мечтательный хамелеон» и др.) взял невероятное происшествие 1992 года, когда во время шторма в Тихом океане с контейнеровоза смыло 29 тысяч резиновых игрушек и они годами путешествовали вместе с океанскими течениями, и превратил его в миф, сказку, колыбельную. Десять утят сходят с конвейера фабрики — десять одинаковых игрушек, предназначенных для достаточно прозаического купания в ванне. Страшный шторм меняет все: коробка с утятами летит с корабля в пучину, утята выпадают из нее вверх тормашками и расплываются во все концы света, все дальше друг от друга, навстречу невиданным фламинго, осьминогу, белому медведю, киту. Горечь расставания, растерянность, страх перед неизвестным и восторг перед ним, гордая радость дерзания — все эти чувства обуревают читателя, как сине-зелено-золотой шторм с коллажей Эрика Карла. И просто необходимо, чтобы десятый, последний, утенок привел читателя в тихую гавань: этот десятый встречает маму-утку с выводком утят и остается с ними. «Спокойной ночи!» — говорит им луна.
Перевод: Е. Канищева
«Джим-водолаз. Путешествие в сердце океана» Маттиаса Пикара
Zangavar, Москва, 2014
Книга без слов. Если не считать словами «бумс, бумс, бумс», которое издает ее герой, гремя своим водолазным скафандром по дороге к морю. Прогремел, спустился по лесенке и — а-а-а, здравствуйте, медузы вот такой ширины, черепахи, тюлени, водоросли, горы мусора, затонувшие корабли и рыбы всех мастей. Мало того что книга без слов, она еще и в 3D. К обложке изнутри приклеены две пары очков: надеваешь их, нацепляешь такие же на нос лучшему другу — и вы вдвоем погружаетесь в океан, следуя за молчаливым и восхищенным Джимом. Невероятная красота, созданная одним человеком — художником Маттиасом Пикаром (прекрасны даже эти кучи портового мусора у причальной стены); аттракцион невиданной фантазии и мастерства. Эта книга не имеет ничего общего с детскими энциклопедиями и прочими «познавательными» брошюрами о животном царстве — зато она имеет прямое отношение к поэзии и философии, хотя в ней, повторимся, не сказано ни слова. Неисчерпаемость мира, его неразгаданность и чистая радость человека перед лицом этой неразгаданности — вот примерно об этом «Джим-водолаз». И даже когда Джиму бывает страшно в темноте и в глубине, он не прекращает погружение.
«Дневник плохой девчонки» Кристины Гудоните
Самокат, Москва, 2013
Похождения пятнадцатилетней королевы обмана из Вильнюса. Котрина кочует между домами: от бабушки, которая ее не любит, к легкомысленной маме, которая только что влюбилась, от мамы — к своей беременной подруге в квартал художников Ужупис, а из Ужуписа — в квартиру дряхлой актрисы, которой осталось до смерти всего несколько дней. Котрина мчится по жизни, как комета сквозь космос: и обманывает, и ненавидит, и ворует, и презирает, пока не запутывается в своих собственных капканах. Сумасшедшая траектория приводит Котрину к той самой актрисе на пороге вечности, которая помогает ей понять пару важных вещей: «Если свободен только тот, кто может не врать, значит, я добровольно отправилась в пожизненное заключение. Может, потому везде и чувствую себя как в тюрьме?» Поначалу будет трудно пробраться сквозь яростный слог Котрины (она пишет свой дневник, как с балкона плюется), но сюжет того стоит.
Перевод: А.Василькова
«Здравствуй, брат мой Бзоу!» Евгения Рудашевского
КомпасГид, Москва, 2015
История 17-летнего рыбака Амзы из абхазского села Лдзаа, который спас дельфина-афалину, выбросившегося на берег, и подружился с ним. Это было в 1980 году, за несколько месяцев до того, как Амзу забрали в армию и отправили служить в Афганистан, где он погиб. Ядро книги — это отношения юноши с дельфином и та внутренняя работа, которая происходит в душе Амзы в те несколько месяцев, его вопросы, обращенные к самому себе, стремление понять и увидеть то, что скрыто от торопливого взгляда и слова. Евгений Рудашевский пишет в послесловии, что история дружбы Амзы и дельфина Бзоу произошла на самом деле, ему рассказали о ней в селе Лдзаа. Амза нарек дельфина именем огненного коня, принадлежавшего главному герою абхазского эпоса богатырю Сасрыкве. В эпосе конь Бзоу жертвует собой, чтобы остановить долгую войну. В истории рыбака Амзы война висит роковыми тучами над горизонтом: афганская война и надвигающаяся за ней грузино-абхазская, которая не оставит никого из семьи Амзы в селе Лдзаа — старший брат и мать уедут в Турцию, отец и бабушка умрут раньше. Дельфин Бзоу выбросится на камни в те дни, когда погибнет в далеком Афганистане Амза, — и что же остается читателю после такого финала? Неиссякаемая жизнь, увиденная глазами героя, множество вопросов, мужество искать ответы снова и снова.
«Ида. Взгляд из прошлого» Йорна Хюрума и Торстейна Хеллеве
Пешком в историю, Москва, 2015
Палеонтологический детектив. В 1982 году в Месселе в Германии были найдены останки примата, который, как выяснили ученые позже, утонул в озере 47 миллионов лет назад. Но к палеонтологам эти останки попали только в 2006 году, когда Йорн Хюрум из Музея естественной истории в Осло увидел их у продавца ископаемых в Гамбурге. Норвежские ученые окрестили доисторического примата Идой. Как палеонтологи изучали Иду, как реконструировали ее внешность и образ жизни и какие животные были ее современниками — все это изложено в «научной» части книги. В «художественной» части рассказана предполагаемая история жизни Иды, и это совершенно завораживающее зрелище — благодаря рисункам Эстер ван Хюльсен.
Перевод: С.Карпушина
«История книги своими руками. Продолжение» Светланы Прудовской
КомпасГид, Москва, 2014
В 2012 году вышла «История книги своими руками» художницы и педагога Светланы Прудовской — захватывающее чтение и десятки идей, как самому делать папирусы, «глиняные» таблички, бумагу и книги. Затем последовала «История букв своими руками», и в 2014-м — «История книги своими руками. Продолжение», которая никак не бледнее своих предшественников, а в чем-то даже и сильнее. Принцип тот же: рассказы о древних книгах, манускриптах, свитках и дощечках (кто бы знал, что это так интересно!) и тут же предложение занять руки и голову. Изготовить «кожаные» свитки (на таких писали древнейшие библейские тексты), восковые таблички, коптский переплет, фолиант. Развести овощные краски. Сыграть в «палимпсест» и «бестиарий». Смастерить из бумаги древнегреческую вазу и написать на ней стихотворение Анакреонта. Искать вдохновение в «Великолепном часослове герцога Беррийского», в «Новгородском кодексе» или в словах средневекового библиотекаря Ричарда де Бери: «О книги! Вы, как никто, щедры и свободны».
«Карты» Александры и Даниэля Мизелиньских
Самокат, Москва, 2013
Географический атлас с веселыми картинками. Польские художники Александра и Даниэль Мизелиньские нарисовали полсотни карт для стран и континентов — от Европы до Антарктиды, от Исландии до Фиджи, — населили эти карты зверьем и птицами, расставили соборы и вулканы, нарисовали рыбаков, шерпов, монахов, крестьян и некоторых людей, прославивших свою родину, и коротко подписали необходимые сведения. «Поэт Пабло Неруда», «Самшитолистная кантуа — священный цветок инков», «Сахарные черепа делают ко Дню мертвых», «Финвал величиной уступает лишь синему киту», «Зимовье Джека Лондона», «Бедуины, заваривающие чай», «Юрий Гагарин — первый космонавт» и т.д. Пестрая мешанина и хаос, в котором уравниваются любые величины: Ингмар Бергман здесь соседствует рядом с бобром, Декарта окружают улитки, еж и сорока, Бах и Бетховен расположились в компании мохноногого сыча и кружки пива, а Пушкин, Гоголь и примкнувший к ним Кандинский нашли себе место где-то под Владивостоком — рядом с балалайкой, уссурийским тигром и подлодкой С-56.
«Книга всех вещей» Гюса Кёйера
Самокат, Москва, 2013
Магический реализм из Голландии. К писателю приходит пожилой господин по имени Томас и приносит свое сочинение, которое он написал в детстве, в 9 лет — «непочтительную книгу». «У меня было несчастливое детство, из-за этого становишься непочтительным». Маленький Томас жил в послевоенной Голландии, в семье, где отец заставлял домашних молиться и нещадно бил — ради спасения их душ, — но Томас терпел. Томас был влюблен в девочку с искусственной ногой, но молчал. Томас видел то, чего не видели другие, — рыбок-меченосцев в канале и Иисуса возле себя, — но никто ему не верил, и он снова молчал. Из оцепенения Томаса вывела ведьма — вдова участника Сопротивления: «Знаешь, когда начинается счастье? Когда перестаешь бояться». С того дня, когда Томас побывал в гостях у ведьмы — у нее была пластинка с Бетховеном, книги, летающее кресло и красный сироп, — началось его большое приключение, выход из сумрака к свету. Зло было наказано, добро торжествовало — по крайней мере в те послевоенные дни. Хотя, надо думать, Томас не потерялся и в новые времена: на закате жизни на вопрос, стал ли он счастливым — читай бесстрашным, — он отвечал «да».
Перевод: Е.Торицына
«Когда папа приходит поздно…» Нобуко Итикавы
КомпасГид, Москва, 2015
Четыре фантастические истории (которые фантастически хороши) о том, что на самом деле происходит с папой мальчика Ацу, когда он задерживается после работы. Папа вместе с кротами роет глубочайшую яму и предотвращает землетрясение, доставляет на небо сына повелителя грома вместе с банкой воды для долгожданного ливня, помогает енотам-полоскунам закинуть только что вымытые звезды на небо и достает застрявшую на дереве волшебную шляпу медведя, без которой не распустятся весной цветы. Веселая и теплая книга с остроумными рисунками Косиро Хаты и в замечательном переводе Елены Байбиковой.
Перевод: Е.Байбикова
«Коллекционер» Серджо Топпи
Zangavar Cobalt, Москва, 2016
Вторая половина XIX века, загадочный господин по прозвищу Коллекционер путешествует по свету, появляясь там, где совершаются убийства, кипят битвы, свистят стрелы и пули, и с дьявольской целеустремленностью и хладнокровием добывает для своей коллекции экспонаты — древние, обладающие сверхъестественной силой амулеты, ради которых жадные люди столетиями резали друг другу глотки. Миссури, Эфиопия, Ирландия, Новая Зеландия, Карпаты, Новая Гвинея, Афганистан, Тибет — дикий мир отважных воинов, отчаянных головорезов и могущественных духов. Коллекционера не берут пули, болезни и женское коварство, он хитер и удачлив, он причастен к магии, его замуровывают в подземелье — он появляется на другой стороне Земли, ему грозят демонами ада — он, не дрогнув, берет свое. Он неотразим в своей иронии и отваге, этот усатый тощий герой с танцующей походкой и ядовитой змеей в рюкзаке. «Существует демон посильнее твоих… Демон моей воли!»
Перевод: М. Хачатурова
«Луна за диваном» Михаила Есеновского
Жук, Москва, 2013
Поэтический сборник: физика превращается. Превращается по воле лирического героя — увлеченного астрономией и астрофизикой школьника — в фантастические образы. Каждое стихотворение предваряет краткая справка. К примеру: «По современным представлениям наша Вселенная возникла около 14 миллиардов лет назад в результате Большого взрыва». И далее следует ураган образов — от гомерически смешных до сентиментальных: «Открывай, планета, объятья своего притяжения/Для пакета с живой водой,/Сорвавшегося с балкона! Для кометы,/Взорвавшейся так величественно красиво:/В стороны брызги, окурки, грязь!/Только что в результате Большого взрыва/Новая Вселенная под моим окном родилась!» Пассажиры метро уподобляются протонам в Большом адронном коллайдере, одноклассница — созвездию Девы. Элементарные частицы заполняют кухню, черная дыра притаилась в куске сыра. Легкомысленная энтропия волнует город, теория суперструн бередит сердце. «Но зато зазвенели струны,/Завибрировали мембраны,/На душе заиграли трубы,/Загудели на кухнях краны / Замечаю: Земля вращается,/Ощущается ускорение,/Чувство счастья не помещается/В три пространственных измерения!»
«Мальчик в платье» Дэвида Уэльямса
Clever, Москва, 2013
Главный герой этого литературного водевиля — британский тинейджер Деннис, который живет в мрачном-мрачном доме со своим папой, болезненно толстым и ничем не удовлетворенным дальнобойщиком, и старшим братом Джоном, грубым и нелюбезным увальнем. Мама их бросила и пропала навсегда. Жизнь Денниса тяжела, скучна и сера, но в один прекрасный день к нему в руки попадает журнал «Вог» — и перед парнем открывается чудесный мир ярких красок, дерзости, фантазии и очарования. «Вог»? Ну да, «Вог», не надо смеяться — вот из такого сора растут истории волшебного преображения. Хотя нет, смеяться как раз надо, потому что это комедия с переодеваниями и разоблачениями, сделанная легко и остроумно, и мелодию автора, одновременно трогательную и насмешливую, подхватывает иллюстратор Квентин Блейк. Рискнувший преобразиться Деннис сперва переживает триумф и счастье, затем — полный крах и позор, а в финале вновь взмывает ввысь, согретый пониманием и поддержкой своих друзей и родных. Феерическая кульминация — выход на футбольное поле всех игроков школьной команды Денниса в разноцветных платьях и победная игра в таком виде.
Перевод: Е.Микерина
«Меня удочерила горилла» Фриды Нильсон
Самокат, Москва, 2015
Приз за лучший женский образ вручается шведской писательнице Фриде Нильсон — ее горилла великолепна, сложна, противоречива и вызывает самое горячее сочувствие читателя. Грубая и неотесанная, бесконечно одинокая, продающая утиль и простодушно обманывающая своих покупателей, обожающая книги, распугивающая пешеходов на своем трухлявом автомобиле — эта невообразимая волосатая горилла в кальсонах удочеряет 9-летнюю сироту Юнну и становится ей родной матерью. Юнна, которая сперва боится гориллу и стыдится ее, принимает ее и открывает ей свое сердце. И как во всех хороших историях, героям предстоит бороться за свое право на счастье — злые силы на сей раз выступают под маской чиновников и начальников.
Перевод: К.Коваленко
«Мой внутренний Элвис» Яны Шерер
Самокат, Москва, 2013
Комическое роуд-муви о двух старшеклассницах, которые сбежали от родителей и едут автостопом в Мемфис. Пухлая Антье из Германии хочет увидеть Элвиса, который живее всех живых, злющая Нелли из Америки хочет куда угодно, пусть даже к Элвису. У обеих нет друзей, обеим поперек горла старая жизнь с родителями, обе терпеть друг друга не могут. Но раз уж сбежали вместе, то и дальше надо все делать вместе — ловить попутки, воровать в магазине, петь на улице, спасать друг друга и учиться быть собой. Поначалу рассказ о приключениях Антье и Нелли неторопливо тащится, как фура в гору, зато, разогнавшись, громыхает так, что только держись на поворотах. «Такое огромное счастье чувствуешь, только сидя в смирительной рубашке, несясь в машине скорой помощи по Америке. А рядом лежит Нелли и снова может дышать».
Перевод: Д.Вильке
«Мой друг Перси, Буффало Билл и я» Ульфа Старка
Самокат, Москва, 2015
Сумасшедшее лето на острове: первая любовь, ревность, драки, тридцать пять жуков и устрашающий дедушка с разбитым сердцем. Шведский писатель Ульф Старк, относительно которого обозреватель «Афиши» несколько лет назад вывел закон «Если на обложке имя Старка, это хорошая книга» и пока не нашел его опровержения, вспоминает свои десять лет и те каникулы, когда на острове, где Ульф проводил каждое лето, царствовала неразделенная любовь. Дедушка, бывший моряк с крутым нравом, был влюблен в красавицу-бабушку, но бабушка его не любила и не считала нужным притворяться. Ульф был влюблен в Пию, но Пия тоже не притворялась и не скрывала, что любит его лучшего друга Перси. Перси был философом и героем, он любил весь мир сразу и поэтому не обращал внимания на такие мелочи, как девчонки. Невероятные события, укрощение морской стихии и строптивого коня, прямое попадание молнии в дедушку, превращение дедушки в Буффало Билла — леди и джентльмены, спешите видеть.
«Моя мама в Америке, она видела Буффало Билла» Жана Реньо и Эмиля Браво
Бумкнига, Петербург, 2015
Трогательный, печальный и смешной комикс о житье-бытье первоклассника Жана — прямое попадание в сердце читателя. Потасовки с младшим братом и комические поездки к родственникам, школьные мучения с престарелой учительницей и жутковатым психологом, неловкие отношения с вечно угрюмым отцом, нежная привязанность к гувернантке Иветте и вечная тоска по маме, которая куда-то пропала, а куда — никто не говорит. Соседка Мишель передает Жану открытку «от мамы»: она путешествует по странам и континентам и посылает Жану вести, только это секрет, — и Жан простосердечно верит в выдумку девочки. Связь с мамой, осуществленная таким способом, поддерживает Жана в его взрослении. И когда наступает неизбежное разоблачение обмана и Жан слышит жестокие слова правды, он уже достаточно взрослый, чтобы пережить это и понять — пусть и выплакав реки слез.
Перевод: М.Хачатурова
«Моя счастливая жизнь» Русе Лагеркранц
КомпасГид, Москва, 2014
Первоклассница Дюнне не может уснуть накануне важного дня и вместо овец считает драгоценные воспоминания: сколько раз в жизни она была счастлива. Двоюродный брат подарил живую лягушку, папа купил школьный рюкзак, первый день в школе, начало дружбы с девочкой из класса — Дюнне вспоминает, одно событие идет за другим, веселое и радостное смешивается с печальным и горьким, очень горьким. Но в финале все беды и слезы тонут в огромном ощущении счастья — завтра будет новый день, и он принесет только радость. Лаконичный и глубокий текст Русе Лагеркранц и отличные иллюстрации Эвы Эриксон (ее читатель, возможно, помнит по рисункам к книгам «Самые добрые в мире» и «Как дедушка стал привидением»).
Перевод: Ю.Колесова
«Мы живем в Древнем Риме» Виктора Сонькина
Пешком в историю, Москва, 2015
Легко написанная и щедро проиллюстрированная энциклопедия о древнеримской истории, культуре и повседневной жизни. От Пунических войн до любимых домашних животных, от Цезаря до этрусских зубных протезов, от римского права до рецепта пончиков Катона Старшего. Масса пестрых фактов не распадается на атомы, а преображается в картину долгой и бурной жизни древней цивилизации. Хорошая работа филолога и переводчика Виктора Сонькина, автора «взрослого» путеводителя «Здесь был Рим» и лауреата премии «Просветитель» 2013 года.
«Ночь была темная и ненастная, Снупи» Чарльза М.Шульца
Zangavar, Москва, 2015
Замечательный том из серии комиксов Чарльза Шульца «Peanuts» о бигле Снупи, мальчике Чарли Брауне и их закадычных приятелях, чья жизнь в школе и дома полна неразрешимых противоречий. Снупи стучит на машинке и сочиняет романы, вспоминает свое героическое прошлое летчика-аса Первой мировой, перевоплощается в Хамфри Богарта, отпускает саркастические замечания по поводу всего (правда, их никто не слышит) и с непроницаемым видом наблюдает терзания своего хозяина Чарли Брауна. Чарли Браун, которого Чарльз Шульц рисовал с себя самого, постоянно стесняется, рефлексирует, грезит о несбыточном и мучается бессонницей. «Иногда я не сплю всю ночь и спрашиваю: «Зачем я здесь?» И тогда я слышу голос: «Мы не можем сейчас ответить на твой вопрос… Мы все катаемся на роликах». Ироничные и лаконичные комиксы Шульца с его чаплиновским отношением к героям — он смеется над ними, но он и сочувствует им, понимая, что человек нелеп и трогателен, — прославили создателя, повлияли на поколения художников, озолотили автора и партнеров и потребовали жертвы. Чарльз Шульц рисовал «Peanuts» 50 лет подряд каждое утро, последний выпуск был напечатан на следующий день после того, как он скончался во сне.
Перевод: Е. Доброхотова-Майкова
«Окно в Европу. От Смуты до Петровских реформ. XVII — начало XVIII века»
Clever, Москва, 2014
Первая книга серии «Внеклассная история», которую осуществили журнал «Дилетант» и издательство Clever. Первая глава называется «И покрылись мы ложью…» (цитата из написанного во время Смуты «Плача о пленении и о конечном разорении Московского государства») — в общем, не будет тебе, читатель, никаких забавных рассказов о царях и боярах, а будет откровенный разговор о том, что происходило на земле, где живешь сейчас ты. Происходило в основном взаимное истребление ради власти и денег — читать о Смуте тяжело и стыдно. Но если читатель не бросит и пойдет дальше — к первым Романовым, к Расколу, к реформам Петра, к Северной войне и гетману Мазепе, к экспедициям в Сибирь и на Дальний Восток — его усилие будет вознаграждено. Живой яркий язык, динамичное изложение, драматические цитаты из текстов современников (чего стоит отрывок из «Жития» протопопа Аввакума), неожиданные ракурсы, внимание к человеческим, очень личным, трагическим и парадоксальным сторонам событий и, наконец, анализ — что эти события значили для развития общества и государства. Все это помогает сложить многогранную и живую картину прошлого вместо того обезличенного хаоса дат, имен, реформ и войн, который обычно царит в голове у школьника после уроков истории.
«Персеполис» Маржан Сатрапи
Бумкнига, Петербург, 2013
Детство, отрочество, юность между Ираном и Европой — история взросления одной девочки, ее семьи и страны, воплощенная в черно-белых кадрах комикса, который — в самых важных своих вещах — будет понятен всем. И детям, и взрослым, и тем, кто прочел много книг, и тем, кто читать не умеет. В 25 лет художница Маржан Сатрапи навсегда уехала из Ирана во Францию, оставив в Тегеране своих самых близких людей. А до этого пережила с ними Исламскую революцию, репрессии, Ирано-иракскую войну, пережила одинокое путешествие в Европу и неприкаянное время учебы в Вене. Оказавшись в Европе во второй раз, уже без возврата, взрослая Маржан нарисовала свой ушедший мир — и прекрасный, и жуткий, и смешной, — мир девочки Маржи, которая сначала хотела быть пророком и революционером, а потом только самой собой.
Перевод: А.Зайцева
«Пик» Роланда Смита
Розовый жираф, Москва, 2015
Злоключения 14-летнего скалолаза на Эвересте. Хит, бомба, литературный снаряд, начиненный заголовками «Швы и каталажка», «Скальные Крысы», «Дохлая снаряга», «Мешок Гамова», «Арест» и проч. Одержимые скалолазы, трупы вдоль троп, шпионские игры с китайскими военными, невероятные истории шерпов и тайные замыслы окружающих Пика взрослых (даже родному отцу нельзя верить). Полное разоблачение романтики восхождений — со всеми физиологическими подробностями — и в то же время романтический дым коромыслом: Пик начинает восхождение достаточно инфантильным эгоистом, а завершает его взрослым человеком, способным на самоотверженный и мудрый поступок.
Перевод: И. Свердлов
«Планета Вилли» Бирты Мюллер
Самокат, Москва, 2015
Мудрая, смешная, трогательная книга художницы Бирты Мюллер, чей сын Вилли родился с синдромом Дауна. «Вилли — мальчик с другой планеты. Когда мама носила его в животе, она и не догадывалась, что там — маленький инопланетянин». Вот она, сила одного-единственного слова («инопланетянин»!) и одной большой любви: проделки Вилли, его упрямство, его болезни, его крик — это не происки злой судьбы, а результат того, что мальчик родом из другого мира, где все устроено иначе. В том мире понимают друг друга без слов и постоянно обнимаются, там всегда звучит музыка, никто никуда не торопится, все сыты без еды (вот почему Вилли было так сложно научиться есть), а еще там «…проживают самые-пресамые упрямые упрямцы во всей Вселенной. Если Вилли не хочет идти туда, куда ведет его мама, — он ни шагу не сделает, и баста!» Замечательный перевод Веры Комаровой.
Перевод: В. Комарова
«Под землей. Под водой» Александры и Даниэля Мизелиньских
Самокат, Москва, 2015
Книга-перевертыш о существах, явлениях и процессах, скрытых от наших глаз: с одной стороны книги подземный мир, с другой — подводный. Авторы — польские художники Александра и Даниэль Мизелиньские, чей атлас «Карты» пару лет назад пленил воображение русскоязычных читателей. Те же полные юмора и точных деталей рисунки, неочевидные и занимательные объекты внимания и — в отличие от «Карт», где читатели должны были сами выяснять подробности про жизнь бедуинов, бобров и Ингмара Бергмана — подробные пояснительные тексты. Что известно науке об антарктическом гигантском кальмаре, чем закончился эксперимент с самой глубокой скважиной СГ-3 на Кольском полуострове, как устроена шахта, как работают буровые платформы, как погружаются и всплывают подводные лодки, как живут луговые собачки, в каком скафандре нырял прадед, какое из себя ядро Земли. Тихоходка! Коловратка! Слепышовый восьмизуб!
Перевод: С. Кобринская
«Пока нормально» Гэри Шмидта
Розовый жираф, Москва, 2015
Америка, 60-е годы, вьетнамская война, у восьмиклассника Дуга Свитека миллион проблем, и они множатся с каждой страницей книги. Отец бьет, пьет и врет, мать тоскует, одного брата подозревают в краже, другой возвращается из Вьетнама без ног, в новой школе Дуг постоянно сцепляется с учителями, и никто не догадывается, что он не умеет читать, а еще он влюбляется в самую красивую девчонку, а девчонка потом… И все это кружится вихрем торнадо вокруг одной оси — книги гравюр «Птицы Америки» Джона Джеймса Одюбона. Впервые увидев падающую полярную крачку Одюбона, хулиган Дуг Свитек падает жертвой гения художника и отныне стремится стать художником сам. После мучений, упорной работы, отчаяния он действительно им становится — но и это еще не все. Пересказывать все повороты сюжета не стоит, Дуг трудно и долго карабкается от тьмы к свету, но победа будет за ним. Хеппи-энд? Да, почти.
Перевод: В.Бабков
«Профессор Астрокот и его путешествие в космос» Доминика Воллимана и Бена Ньюмана
Манн, Иванов и Фербер, Москва, 2015
Астрономия для самых младших. Неотразимые иллюстрации Бена Ньюмана и азартный текст Доминика Воллимана, написанный от лица кота в скафандре. «Клянусь, я самый мудрый и ученый кот на свете!» Кот и его товарищи, ученые животные, проводят экскурсию по Вселенной — от Большого взрыва и рождения звезды до принципов работы космических кораблей и возможности существования внеземных цивилизаций.
Перевод: М.Сухотина
«Рождество в лесу» Ульфа Старка
Самокат, Москва, 2015
Цепочка недоразумений, разочарований и неправильных, на первый взгляд, решений приводит к чуду — что это как не рождественский рассказ? Причем рассказ совершенно не банальный и не приторный, а, напротив, остроумный и верный. Старый гном мается в брошенном людьми доме и упрямо наводит там порядок. Ветер срывает с дома табличку о продаже и несет далеко в лес, многодетным кроликам на порог. Неграмотные кролики принимают слова «продается дом» за пророчество «придет гном» и начинают готовиться к появлению гостя. Украшают елку, готовят угощение, сочиняют вирши — и долго-долго ждут, пока нетерпение и восторг не сменяются унылым разочарованием. И тогда двое крольчат решают привести наконец этого гнома и отправляются на его поиски в зимний лес. Отменный текст Ульфа Старка, отличные иллюстрации Эвы Эриксон — книга что надо для младших.
Перевод: М.Людковская
«Сахарный ребенок» Ольги Громовой
КомпасГид, Москва, 2014
Сахарным ребенком (то есть белокожей и светловолосой) прозвали шестилетнюю Элю в совхозе «Эфиронос» в Киргизии, куда их с мамой выслали в 1937-м; годом раньше арестовали отца. До того как попасть в колхоз, они побывали «у семи курганов» — на зоне, где жены заключенных строили лагерь для заключенных новых. Колючая проволока, вместо постели — яма в земле, жестокость одних людей и покорность других — и тут же прекрасная даль киргизской степи, совершенная красота жеребенка, который гуляет на воле, стихи и песни, которые поет мама. Можно сказать, что это книга про детство в годы репрессий, про горе и про испытания, но это была бы только часть правды. Эта книга — про подвиг, про любовь, про волю, мужество и про хороших людей, которых всегда больше на этом свете, чем плохих, как говорит сама Эля. Невероятные характеры — Эля и ее мама: одновременно отважные, упорные, никогда не оставляющие труд — учиться, помогать другим людям и работать над собой — и авантюрные, дерзкие, совершавшие такие поступки, какие сделали бы честь лучшим рыцарям прошлого.
«Спокойной ночи, Горилла!» Пэгги Ратмен
Розовый жираф, Москва, 2013
Анекдот на ночь для маленьких: служитель зоопарка обходит все клетки, желая зверям спокойной ночи, а за ним по пятам идет горилла с украденными ключами и выпускает этих самых зверей из клеток. Ничего страшного, звери безобидны и не тронут когтем ни рассеянного служителя, ни его жену — горилле, слону, гиене и хрюшкоподобному броненосцу припала охота для разнообразия скоротать ночь в доме служителя. История изящная, с почти полным отсутствием слов, с обаятельными персонажами и эффектной кульминацией. О, эти вытаращенные глаза женщины, которая, лежа в полной темноте, внезапно осознает присутствие нежданных гостей в собственной спальне.
Перевод: Е.Канищева
«Средневековый лабиринт» Екатерины Степаненко
Пешком в историю, Москва, 2016
Авантюрный задачник, посвященный истории Средних веков, возбуждает живейший интерес к альбигойской ереси, чуме и Вольфраму фон Эшенбаху почище энциклопедий и учебников. Профессор Носорогов и доцент Бегемотов, постоянные герои задачников издательства «Пешком в историю», обнаруживают манускрипт XIII века, на котором изображен лабиринт. Изображение частично стерто, и восстановить его могут только читатели — решая задачи про хвастливых рыцарей и странствующих студентов, находя безопасную дорогу в зачумленном городе, помогая трубадурам и поэтам сложить стихи («Всю жизнь я только то и знал, / Что дрался, бился, фехтовал»), мастеря витражи, выращивая магические кристаллы, наводя порядок в замке и разбираясь в затейливых средневековых суевериях. Бонус — настольная игра по мотивам путешествия Марко Поло.
«Там, где живут чудовища» Мориса Сендака
Розовый жираф, Москва, 2014
Книга, слава которой гремит по всей планете уже полвека, вышла-таки на русском языке. Взрослые с лупой в руках разглядывают каждое слово в этой немногословной истории, ищут в рисунках тайный смысл, копаются в детстве автора, раздувают 48-страничную книжку-картинку до двухчасовых кинокартин — а дети просто читают. «В тот вечер Макс нарядился волком и устроил шурум-бурум. А потом бурум-шурум». Мама называет его чудовищем и оставляет без ужина. Непримиримый Макс злится в своей комнате — и комната превращается в лес, и воображение уводит его в мир, где живут чудовища. Страшные и смешные, с ними здорово беситься и возиться, ими можно управлять и командовать. Но рано или поздно тебе становится одиноко со своими чудовищами — приходит время возвращаться домой, где тебя ждут, любят и давно простили.
Перевод: Е.Канищева
«Флора и Одиссей. Блистательные приключения» Кейт ДиКамилло
Махаон, Азбука-Аттикус, Москва, 2015
Лихая книга о невероятных деяниях десятилетней Флоры и бельчонка Одиссея. Одиссея засосал пылесос, Флора спасла белку из пылесосова чрева — и белка превратилась в супергероя и поэта. Увы, зло не дремлет: поэтам никогда не жилось спокойно на этой земле, а уж если поэт выглядит как облезлый грызун, за его жизнь не дашь и цента. Флора должна спасти Одиссея, а Одиссей должен спасти Флору, потому что девочка уже давно в беде — ее родители развелись, и мама, похоже, разучилась любить, а папа разучился быть храбрым. «Флора и Одиссей» — из тех книг, что проглатывают одним махом, читают до утра, приговаривая «Автор, жми!», и закрывают с верой в то, что стали сильнее, пережив отличное приключение. «Пламенем стой за вещами,/Сгорай, чтобы ширилась тень всякой сущности:/Знай — я в тени их, незрим, обнаружусь…/Все случится с тобой: совершенство и ужас», — декламирует соседка Флоры строфы Рильке, и у читателя прыгает сердце. Смех, страх, предательство, подвиг, поэзия, победа — так и должно все быть.
Перевод: О.Варшавер
«Чудо» Р. Дж.Паласио
Розовый жираф, Москва, 2013
Август Пуллман из Нью-Йорка охотнее всего ходил бы по улицам в шлеме космонавта, чтобы люди не глазели на него так испуганно. Он родился с деформированным лицом, и врач в родильной палате, узрев этого «инопланетянина», упал в обморок, зато мама Августа, когда ей показали сына, увидела только его прекрасные глаза. Да, у Августа есть отважная мама, любящий папа, верная сестра, которая готова драться с каждым, кто косо посмотрит на ее брата, и несколько хороших друзей — не каждый человек на свете может похвастаться таким сокровищем. Вдобавок у Августа отличное чувство юмора, светлый ум и сильная воля. Но Август никогда не ходил в школу, он учился дома, и вот теперь, в 10 лет, его отправляют в пятый класс обычной школы, где учатся обычные дет — слабые и сильные, милые и трусливые, послушные и жестокие, смущенные и обиженные. Так начинается история о злоключениях Августа, его борьбе и победе — но не только об этом. Автор использует многоголосное повествование: сперва рассказывает Август, затем его старшая сестра Вия, потом — девочка Джун, единственная, кто села с ним за один стол в столовой, после — предавший Августа одноклассник Джек и так далее. В общем, появление Августа взрывает целый мир — ба-бах! — «велик тот, чья сила возвышает многие сердца».
Перевод: А.Красникова
«ШАГ 11+. Новая немецкоязычная драматургия для детей и юношества»
Гете-институт, Текст, Москва, 2015
Дюжина современных пьес о мучениях и приключениях подростков — клад для театральных студий, школьных театров и театров профессиональных и хорошая порция чтения для всех подряд, вне зависимости от их занятости на сцене. ШАГ — аббревиатура для Швейцарии, Австрии и Германии, откуда родом авторы, «11+» — возраст предполагаемого читателя. Лучшие пьесы собраны во второй половине сборника, поэтому имеет смысл начинать читать с конца. Тем более что последняя, двенадцатая, совершенно прекрасна — это переложение для театра книги Вольфганга Херрндорфа «Гудбай, Берлин» о головокружительном путешествии двух подростков, ставших изгоями в своем классе — немца Майка и русского Чика, — по фантасмагорической летней Германии на угнанной «ниве». Также звание сокрушительной драмы получает «Creeps» Лутца Хюбнера о яростной борьбе трех девушек за место в реалити-шоу, трогательная «Временно недоступен» Петры Вюлленвебер о потере матери и преодолении трагедии и суровая «Черное молоко, или Экскурсия в Освенцим» — о немце Томасе и поляке Томаше, которые встретились в полицейском участке концлагеря.
«Шутовской колпак» Дарьи Вильке
Самокат, Москва, 2013
Книга о том, как люди становятся собой — либо не становятся никем. Театральные дети Гришка и Сашок, проводящие за сценой жизнь, их родители — актеры кукольного театра, их друзья — мастера-кукольники; все они белые вороны среди «обычных» людей, ранимые, вечно невзрослые. «Снаружи люди спешат после работы, нацепив свои маски. А в театре маски — это только маски, а не второе лицо. Все по-честному. Тут не надо притворяться, хотя и кажется, что наоборот». Историю рассказывает Гришка — и начинает он с того, что заливает страницы слезами. Его друг — актер Сэм, лучший шут на свете, — уезжает в Голландию навсегда. Кукольного мастера Лелика списывают на пенсию и выпроваживают из театра. Сашок, лучшая подруга Гришки, ураган-девчонка с холодными, как лед, губами и больным сердцем, скоро ляжет в больницу. А самого Гришку-плаксу считают гомосексуалистом и обзывают и в школе, и дома (дед проклинает заодно и шута Сэма). Что делать герою — трусливо прятаться под маской клоуна, подыгрывая обидчикам, или бороться за тех, кого любишь, и за свое право быть «не таким»?
«Эволюция Кэлпурнии Тейт» Жаклин Келли
Самокат, Москва, 2015
Этому американскому роману можно давать награду только за название одной из глав — «Самогоноварение с переменным успехом», — но у него есть еще масса других достоинств. Это история девочки Кэлпурнии, которая растет в Техасе вместе с шестью братьями: на дворе 1899 год, вот-вот начнется двадцатый век, а Кэлпурнии скоро двенадцать, и мать уже мечтает о том, как выведет ее в свет выдаст замуж за удачную партию. Но Кэлпурния вовсе не желает себе традиционной женской доли — она хочет быть ученым-натуралистом и быть независимой. Ее союзником становится дед, ветеран Гражданской войны, в прошлом владелец хлопковой плантации, а ныне чудак на покое, посвятивший себя естественным наукам и самогоноварению. Нелюдимый старик находит в лице Кэлпурнии друга и соратника по научным изысканиям, а Кэлпурния обретает Учителя с большой буквы. Рождение доверия и дружбы между двумя доселе чужими людьми и рождение характера двенадцатилетней девочки, которой предстоит отстаивать свое право на выбор пути и бороться за него даже с собственными родителями, — главные темы этой большой книги. И вокруг этих двух тем водоворотом кружат множество других — Гражданская война, ценность каждой жизни, рабство и расизм, учителя мнимые и настоящие, родители и дети, мальчики и девочки, мужчины и женщины.
Перевод: О. Бухина, Г.Гимон
«Эрнест и Селестина: Уличные музыканты. Причуды Селестины» Габриэль Венсан
Мелик-Пашаев, Москва, 2014
Где-то на вершине всех мировых книжек-картинок про мышат, медвежат и других зверят существует серия про Эрнеста и Селестину и талантливый труд бельгийской художницы Моник Мартен. Мартен подписывалась псевдонимом Габриэль Венсан (взяла имена бабушки и дедушки), первую историю про Эрнеста и Селестину выпустила в 1981 году и продолжала рисовать книги серии до 2000-го, года своей смерти. Безработный медведь Эрнест и его приемная дочка — мышка Селестина — живут в старом доме с протекающей крышей, денег у них нет и не будет, зато есть радость и выдумка. А раз так, они всегда найдут выход из трудного положения и не поддадутся унынию. Лаконичные выразительные диалоги — собственно, кроме диалогов, текста больше нет — и акварельные рисунки, которые лучше, живее и глубже любого мультфильма (а про Эрнеста и Селестину в 2012 году сняли мультфильм).
Перевод: Д. Соколова
«Я не верю в монстров» Луиса Сашара
Розовый жираф, Москва, 2014
В каждом, наверное, классе на земле существует свой Горлум — изгой, вроде бы даже упивающийся своей мерзостью. «Дай доллар, а то плюну», — говорит главный герой этой книги Брэдли Чокерс новичку, который имел неосторожность быть с ним дружелюбным. Никто не хочет сидеть с Брэдли, говорить с Брэдли, дружить с Брэдли. «Брэдли Чокерс был остров», — говорит о нем автор в первом же абзаце, вызывая на сцену дух Джона Донна с его «нет человека, который был бы как Остров, сам по себе». Неправильность происходящего чувствует разве что тот самый дружелюбный новичок — впрочем, Брэдли скоро оттолкнет его самым скверным образом. Нет спасения для монстра, но тут появляется добрая волшебница — присланный в школу психолог Карла Дэвис. Родители школьников очень быстро выставят ее из учебного заведения («детям нужен не психолог, а дисциплина»), но прежде Карла успеет дать Брэдли силу — любовь и доверие. Как именно она будет это делать и как восхитительный монстр Брэдли раз за разом будет проваливать ее попытки — потрясающе. Какой прок в душеспасительной истории, если она не рассказана вот так — с юмором, азартом и теплом.
Перевод: Е.Канищева
«Oh, Boy!» Мари-Од Мюрай
Самокат, Москва, 2016
Переиздание блестящей трагикомедии Мари-Од Мюрай («Умник», «Голландский без проблем»), выходившей в 2006 году, теперь с маркировкой «18+» и черепом на обложке (мол, не влезай, несовершеннолетний, а то убьет), что еще пуще разжигает любопытство. Итак, трое детей остались сиротами, кандидаты в усыновители — их старшие сводные брат и сестра, которые друг друга терпеть не могут, да и младших сирот поначалу не жалуют и хотят сплавить куда подальше. Сестра Жозиана — преуспевающий офтальмолог, буржуазная эгоистка и сноб. Брат по имени Барт тоже эгоист будь здоров, инфантильный обаятельный враль, но главным его грехом, по мнению сестры, является гомосексуализм. Именно Барта трое сирот выбирают себе в опекуны, и безответственный трус с удивлением обнаруживает себя в роли рыцаря, который должен спасти доверившихся ему родственников. Ставки растут, один из детей заболевает лейкемией — и Барту приходится вступить в схватку со смертью: того ли он, малодушный, ждал от жизни. Метаморфозы, происходящие с героями, пробуждающиеся на глазах читателя верность и мужество — вот главная тема книги, и разыграна она с мастерством, точностью и остроумием. Насмешливый фехтовальщик Мари-Од Мюрай в этом бою демонстрирует превосходную форму.
Перевод: Н. Шаховская
/