Государственная дума приняла в первом чтении законопроект о криптовалютах. Это первый российский документ, который заходит на территорию криптоиндустрии. «Афиша Daily» попросила Эвелину Лаврову, представителя блокчейн-платформы для выпуска токенов Waves Platform, прокомментировать закон и отметить, чем он полезен и чем плох.

Что говорится в проекте закона о криптовалютах

Криптовалюта и токены — имущество

Она считается цифровым финансовым активом, которым россияне могут владеть, но не признается законным средством платежа в России.

Майнить можно

Если майнер три месяца подряд превышает лимит энергопотребления (350 киловатт-час на человека), то он должен зарегистрироваться как предприниматель. Одна видеокарта дома, которая майнит монеро, ни к чему не обязывает, но ферма на шесть видеокарт, скорее всего, потребует регистрации.

Покупать токены на ICO можно

Но всем, кроме профессиональных инвесторов, установят лимит. Раньше он равнялся 50 000 рублей, теперь лимит установит Банк России вместе правительством, каким он будет — неизвестно.

Менять криптовалюту на рубли можно

Но только в тех обменниках, которые зарегистрировались в России. Чтобы менять криптовалюту, нужно раскрыть свою личность, то есть предъявить паспорт.

Законопроект о криптовалютах — хороший или нет?

Эвелина Лаврова
Представитель блокчейн-платформы для выпуска токенов Waves Platform

Пожалуй, самое важное — то, что государство сделало первый шаг в сторону правового распознавания криптовалют и криптоактивов. В целом проект пока сырой и совершенно точно потребует доработки, причем не раз. Его можно расценивать как декларацию о намерениях создать некую понятную государству инфраструктуру в сфере оборота цифровых активов, но важные моменты при этом пока не проработаны. Например, получается, что нельзя использовать криптовалюту для осуществления расчетов по сделкам по приобретению токенов, а это как минимум странно.

А что в этом проекте закона откровенно плохо?

Многие формулировки в проекте общие либо неточные и затрагивают те или иные аспекты блокчейн-технологии по верхам.

Нет ни слова о взаимодействии ICO с другими юрисдикциями, приобретении токенов и криптовалют за рубежом.

Очевидно нечеткое разделение бизнес- и частной активностей.

Закон хотели принять в конце 2017 года, но примут только летом 2018-го. Это еще актуальный закон или сильно запоздавший?

Дело в том, что блокчейн-индустрия развивается во всех аспектах: и технологическом, и юридическом. Поэтому говорить об опоздании или, наоборот, преждевременности не совсем уместно. Индустрия активно развивается, каждый ее новый технологический шаг требует изменений и в юридическом поле.

Можно принять один закон на одном технологическом этапе, а через квартал половина норм в нем уже просто перестанет работать, так как технология сделала очередной шаг вперед. Более-менее ясный коридор движений в правовом поле станет очевиден только тогда, когда блокчейн войдет в фазу широкого внедрения в массы, а это будет происходить постепенно. Возможно, через пять-семь лет, поэтому до этого момента и правовое поле тоже будет активно развиваться и обновляться.

Совершенно точно можно сказать, что игнорирование правового аспекта невыгодно никому, поэтому то, что шаг наконец-то был сделан, — уже само по себе позитивный сигнал.

Проект закона много говорит об ICO. В таком виде он поможет проводить ICO в России или после этого никто не захочет этого делать?

«Закон [о криптовалютах] пытается перенести под копирку логику традиционных финансов на блокчейн»
Эвелина Лаврова
Представитель Waves Platform — о законе о криптовалютах

Это не до конца корректный подход. Часть, касающаяся ICO, пожалуй, самая обтекаемая на данный момент. В ней вкупе с предлагаемыми вместе с законом поправками в Гражданский кодекс РФ есть и противоречивые моменты, и просто чрезмерно ограничительные меры. Одновременно с этим никак не затронуто понятие white paperОписание неготового продукта, основные функции, возможности владельцев токенов, план развития, будущие функции., что, конечно, несколько странно. В тексте есть понятие инвестиционного меморандумаВ нем приводятся сведения о компании, акционерах, цель выпуска токенов, условия их покупки, права владельцев., но без его привязки к white paper закон, возможно, наоборот, даст больший простор для проведения не совсем прозрачных токенсейлов. Грубо говоря, в меморандуме будет прописано одно, а в white paper — другое, и акцент в маркетинговой стратегии будет сделан именно на последнее.

Безусловно, на государственном уровне необходимо сформировать ясные законодательные рамки для ICO. Это понятие, кстати, в тексте документа упоминается всего один раз, при этом лишь в пояснительной части. Закон пока что не идеален в этом плане. Более того, понятие «выпуск токена» очень широкое. Можно выпустить токен, не проводя ICO. Сюда входят и эирдропыКогда токены раздают бесплатно, например, за регистрацию учетной записи. Эирдропы привлекают к новому проекту внимание и новых пользователей., и возможность обычному пользователю выпустить свой собственный токен, и специальные реферальные токены. Как быть с этими аспектами, закон пока умалчивает.

Подробности по теме
На всякий случай. Объяснение блокчейна и биткоинов на примерах
На всякий случай. Объяснение блокчейна и биткоинов на примерах

Проект закона говорит, что криптовалюту можно выводить только через лицензированные обменники. Это нормально?

Как раз здесь, скорее всего, все будет проще, чем кажется. Получается, что блокчейн-платформа и биржи должны получить соответствующую лицензию от государства. Во многих странах, в том числе в ряде штатов Северной Америки, это уже устоявшаяся практика.

Что российской криптоиндустрии нужно на самом деле?

Закон с тщательными и четкими формулировками.

Возможно, не стоит идти по пути введения такого понятия, как цифровое право (поправки в Гражданский кодекс говорят, что это данные, которые удостоверяют, что вещи или результаты работы принадлежат человеку. — Прим. ред.), так как здесь можно попасть в серию бесконечных капканов правовых коллизий. Это уже на самом деле происходит, а с законами в других сферах — подавно. Если и необходимо делать уточнения с тем, что связано с цифровизацией, то это должно быть по делу и только тогда, когда без этого не обойтись, но, опять же, все должно быть очень четко расшифровано и привязано к действующим правовым нормам.

Возможно, стоит подводить каждое явление к тому, в каких уже существующих рамках это явление обязано действовать, а не выделять его в отдельную категорию, которая потребует разработки нового пласта норм, и тут как раз можно не просто опоздать за технологией, а остаться далеко позади. В некоторых Штатах, например, криптобиржи просто-напросто подпадают под действие законов, регулирующих деятельность организаций, осуществляющих перевод денежных средств, а выпускаемые проектами токены могут быть расценены регуляторами как активы с обеспечением.

Существующие правовые нормы в сфере финансов могут работать эффективно, учитывая опыт других стран. Хорошие примеры планомерного и продуманного эволюционного подхода — Люксембург и США. Здесь логика традиционного финансового мира отлично работает. Это совершенно нормально и не возводит блокчейн в диковинку, а, наоборот, распознает его как неотъемлемую часть мировой финансовой системы. В целом тот же подход стоит избрать и российским законодателям.