В центре дизайна Artplay проходит мультимедийная выставка «Страсти по Фрейду», которая пытается взглянуть на классическую живопись сквозь призму психоанализа. «Афиша Daily» узнала у куратора выставки, как устроена выставка, как на нее реагирует публика и какое вообще отношение Фрейд имеет к искусству.

Что такое выставка «Страсти по Фрейду»

Яша Яворская
Художник, руководитель выставочного отдела Artplay, куратор проектов современного искусства

«Когда мы начали заниматься мультимедийными выставками, это были проекты о художниках. Мы старались погрузить зрителя в художественный мир автора и объясняли, рассказывали об историческом контексте и биографии, выполняли другие задачи. Наши выставки носили образовательный характер: посмотри все работы Брейгеля, не покидая Москвы, послушай лекции про Брейгеля и посмотри, как рефлексирует современное искусство на те же темы, что волновали этого художника.

Но нам всегда хочется большего, и поэтому мы стали двигаться к чему-то новому — в итоге у нас стали получатся уже не просто выставки, а проекты на стыке видеоарта и кинематографа. Первым опытом стал мультимедиаспектакль «Я — Айвазовский», где Сергей Гармаш играет Ивана Константиновича Айвазовского и рассказывает о его жизни от первого лица. Этот проект в какой-то степени тоже был образовательным, ведь никто в массе своей у нас об Айвазовском ничего не знает, кроме того что он жил в Феодосии и писал море. Идея со съемками нам страшно понравилась: это оживляет историю, дает возможность рассказать зрителю то, для чего картин художника недостаточно.

Второй попыткой, когда мы вышли за рамки простой мультимедиавыставки, стал проект «Питер Брейгель. Перевернутый мир» — мы написали закадровый текст, получилось аллегорическое повествование, рассказанное в формате сказки — опять же от первого лица. В этой истории Питер Брейгель сначала живет нормальной жизнью, пишет фламандские пейзажи, а потом во Фландрию приходит герцог Альба, который получил от короля приказ истребить еретиков, начинаются церковное восстание и гражданская война. Брейгель, не в силах пережить эти ужасы, потихоньку сходит с ума — ему мерещатся Мария и Иосиф (Иосиф Обручник и Дева Мария. — Прим. ред.) во фламандской деревушке, а борьбу с еретиками он пишет в виде библейского избиения младенцев. Под конец он вообще переселяется в мир своих фантазий и беседует с Люцифером. Эта история не происходила с Брейгелем на самом деле, это художественный вымысел — но так люди могут понять, кто такой Брейгель и о чем его картины.

И наконец, нам захотелось объединить разные технологии создания наших выставок, но так, чтобы в основе истории был не какой-то определенный художник, а некая тема. Мы решили замахнуться на глобальное — человеческие взаимоотношения. И сделать выставку, посвященную таким вещам, как любовь, секс, насилие, страх смерти.

В рамках расширения границ того, что принято называть мультимедиавыставкой, мы обратились к современной русской литературе. Есть такой писатель Игорь Яркевич. Нам показалось, что его хлесткие сатирические тексты очень подойдут для иллюстрации таких емких понятий, как рождение, смерть, любовь, насилие. Кроме того, у нас была давняя мечта поработать с агентством Lumpen, которые привлекают моделей с неклассической внешностью. Нам показалось, что нужно сделать съемку с ними, потому что они похожи на живых людей, а не на кукол с идеальными пропорциями.

Теория Фрейда во всей этой задумке стала некой красной нитью, которая проходит через все главы выставки.

«Потому что, когда произносишь фамилию Фрейда, сразу понятно, что речь пойдет о влечении, о сексуальности и человеческих страстях»
Яша Яворская
Куратор выставки «Страсти по Фрейду»

Но мы привыкли работать с искусством — и поскольку сам Фрейд нередко анализировал художников сквозь призму их работ, и мы ухватились за эту идею. Фрейд говорит, что все художники, писатели, поэты, творческие люди абсолютно больны, и их воспаленный мозг рождает эти больные картинки. Мы решили взять этот врачебный принцип и подобрали к каждой главе референтные работы разных художников: там есть и Мунк, и Караваджо, и Климт, и Шиле. Чтобы создать из их работ проект, нам пришлось вторгнуться в них больше, чем мы это делаем обычно. В итоге наши зрители видят уже не совсем Климта или Караваджо, а некую фантазию на основе их работ. Это уже ближе к видеоарту».

Как устроена выставка

«Страсти по Фрейду» построены как книга. Выставка состоит из семи залов-глав, по которым зритель путешествует как по подсознанию художников: «Рождение», «Невинность», «Любовь», «Насилие», «Плоть», «Смерть» и «Сон».

Рождение

«Это такая вводная глава, в которой мы предполагаем, что в нашей вселенной может что-то родиться — в широком смысле этого слова. У женщины может родиться ребенок, у поэта — стих, у художника — полотно.

Понятно, что ничего хорошего без мук не рождается. В основном это очень болезненный и сложный процесс: чтобы что-то породить, вселенная или конкретный персонаж прикладывают большие усилия, и это очень тяжелая штука.

Но в итоге получается что-то прекрасное — допустим, новая жизнь. Вот она родилась, и она еще не плохая, не хорошая, у нее нет никаких оценочных суждений, еще ничего в контакте с социумом не произошло. Чистый лист».

Невинность

«Следующая глава посвящена такому странному периоду жизни, когда вы начинаете экспериментировать. Во-первых, появляются оценочные суждения, а во-вторых, вы пускаетесь в разные эксперименты и в силу вашей неопытности они бывают не самыми полезными. Эти эксперименты могут вас ранить, но, с другой стороны, вы в них растете.

Эта глава — о том, как расти аккуратно, о тех вещах, которые не стоит делать, потому что они граничат с необратимостью».

Любовь

«Вы прошли стадию экспериментов, много чего попробовали, и кажется, что опытнее вас никого нет. И вдруг в этой выжженной пустыне появляется нечто чистое и прекрасное — любовь. Удивительная, сладкая, как у Климта. Но совершенно непонятно, что с этим делать, потому что все хорошее очень сложно удержать и сохранить — и вот глава именно про это».

Насилие

«Следующая глава — про то, как вы не сумели это сохранить, потому что начали искать границы. И определяя эти границы, вы разрушаете то прекрасное, что с вами случилось.

Есть специфический момент, связанный с интимным. Когда вы нашли границы и порушили все прекрасное, то ничего не остается. И вот эта глава в нашей выставке называется «Плоть».

Плоть

«Это глава про отношения, не связанные — высокопарно говоря — с духовностью. Только с материальным и физиологическим. В этой главе мы показываем классическую обнаженную живопись, глядя на которую, вы понимаете: она не эротизирована, она про другое. Она демонстрирует обнаженное тело, но совершенно не фокусируется на нем».

Подробности по теме
Элизабет Рудинеско: «Разнузданная сексуальность может стать источником несчастий»
Элизабет Рудинеско: «Разнузданная сексуальность может стать источником несчастий»

Смерть

«С одной стороны, это страшное и печальное событие, к которому ты готовишься всю жизнь, но никогда не будешь готов. С другой стороны, это конец всех проблем и освобождение — поэтому эта глава у нас достаточно веселая и жутко пафосная».

Сон

«После смерти наступает самое страшное — пустота. Но, поскольку мы не можем оставить зрителя наедине с пустотой и должны дать ему какую-то надежду, а заходить со стороны религии нам не хотелось, последняя глава называется «Сон». Это наша фантазия о Фрейде, видениях и возможностях человеческого разума. И, поскольку выставка идет по кругу, после того как заканчивается глава «Сон», мы попадаем обратно в чистую вселенную — и начинаем с рождения».

Как люди реагируют на выставку

«Я всегда тонко отношусь к аудитории, мы стараемся слушать наших зрителей, опрашивать и анкетировать на выходе, общаться в залах выставки. Бывает, когда ты работаешь с материалом, что кажется, будто что-то известно абсолютно всем, а выясняется — что только тебе и людям, разбирающимся в трудах Фрейда.

«Оказалось, что все знают имя Фрейда, но никто не знает, что же он написал»
Яша Яворская
Куратор выставки «Страсти по Фрейду»

Уже после открытия мы доделали информационную часть, пояснили, почему мы видим именно эти работы именно этих художников в той или иной главе, добавили тач-столы, где можно почитать, посмотреть, узнать значения разных понятий в психоанализе, понять что-то про Фрейда. Потому что выставка требует вашего интеллектуального отклика, апеллирует к понятиям фрейдизма, к контексту, который нужно знать, чтобы понять, что происходит на выставке.

У этой выставки уже есть ярые фанаты и, безусловно, противники. Причина понятна: выставка затрагивает сферу интимного и личной жизни. В этом плане мы в России очень закрыты, зажаты, у нас очень много табуированных тем, которые касаются абсолютно всего — насилия, любви, взаимоотношений между полами. И все эти темы вызывают у зрителей бурную реакцию, не всегда положительную. С ними всегда сложно работать, было ясно, что кому-то темы не понравятся, поэтому в самом начале выставки, там, где обычно висит кураторский текст, зритель видит предупреждение о том, что выставка затрагивает темы интимного, может не совпадать с вашими представлениями, но мы ни в коем случае не хотим никого обидеть. Таким образом мы вступаем в диалог со зрителем прямо на входе.

Есть главы, касающиеся насилия, не только физического, но и психологического. Знаете, бывает неприятное чувство, когда автор поднимает тему, но делает это нетактично по отношению к зрителю; ты видишь много крови, но не понимаешь — а зачем? Мы таких приемов не используем. Были вопросы с текстами Яркевича. Из первой версии сценария часть текстов пришлось выкинуть и заменить, потому что фокус-группа отреагировала на них очень жестоко. Я поняла, что этих людей будет больше, когда мы откроем выставку, и часть особо циничных текстов мы заменили. У нас нет желания вызвать у зрителя агрессию, есть желание вступить с ним в диалог».

Выставка
Страсти по Фрейду
7.3
  • Когда с 10.02.2018 по 13.06.2018