На прошлой неделе на сайте Los Angeles Review of Books вышло интервью с Марией Степановой — крупнейшим российским поэтом современности. «Афиша Daily» выбрала самые интересные разговоры отечественных писателей с западными журналистами за последние годы.

Борис Акунин

© Antoine GYORI / GetyImages.ru

Кто брал интервью: Анастасия Эдель, Quartz

Когда: 15 февраля 2017 года

О чем говорили: Об американских выборах, дуумвирате Путина и Трампа, кризисе либеральной демократии, независимых СМИ, уличных протестах, причинах эмиграции и взаимоотношениях поэта и царя.

Цитата: «Учитесь говорить с людьми, у которых было другое образование, которым не так повезло в жизни, которые были недовольны, — в данном случае с теми, кто голосовал за Трампа. Не стыдите их, не обзывайте их, как это делали мы с теми, кто поддерживал Путина. Пытайтесь объяснять, пытайтесь говорить с ними на понятном им языке. Их недовольство прежним положением дел реально — как и их трудности. Ключ к решению проблем — в понимании и диалоге».

Дмитрий Быков

© David Levenson / GettyImages.ru

Кто брал интервью: Саша Рейзор, Los Angeles Review of Books

Когда: 24 октября 2016 года

О чем говорили: О преподавании, американских и русских студентах, исторических параллелях, советском проекте, цензуре, современной русской литературе, биографии Маяковского, скандале в Казахстанеundefined, Светлане Алексиевич и любимых американских писателях.

Цитата: «Я живу в путинской России и не боюсь говорить то, что говорю, — почему я должен бояться каких-то блогеров из Алма-Аты?»

Евгений Водолазкин

© Евгений Биятов / РИА Новости

Кто брал интервью: Род Дрейер, The American Conservative

Когда: 2 декабря 2015 года

О чем говорили: О политических взглядах, метафизическом измерении русской литературы, средневековом гуманизме, смерти, постмодернизме, конце Нового времени и неожиданном для автора успехе «Лавра».

Цитата: «Новое время обнаружило в человеке индивидуальность. Мы нашли его в себе, в нашей культуре; это было главной целью Нового времени, и это было очень важно. Но сейчас мы вступаем в эпоху, которая предлагает нам другой набор ценностей — более важных, чем индивидуальность».

Людмила Петрушевская

© Илья Батраков

Кто брал интервью: Дебора Трейсман, The New Yorker

Когда: 11 января 2016 года

О чем говорили: О детских сказках, зле, советском детстве и первых кистях и красках.

Цитата: «Трех членов моей семьи обвинили в шпионаже в пользу Японии и казнили. Позже моего прадеда убили в центре Москвы — толкнули под машину. У меня не было игрушек — только один цветной карандаш, фиолетовый. Я нашла кусок и карточки и сделала фиолетовую лошадь с фиолетовым глазом. Она выглядела очень тощей, поэтому я обернула вокруг нее тряпку и играла с ней».

Владимир Сорокин

© Barbara Zanon / GettyImages.ru

Кто брал интервью: Штефани Фламм, Zeit Online

Когда: 26 ноября 2015 года

О чем говорили: Об извечной русской зиме, писателях-классиках, реанимации романа, зависимости от литературы, характере русской интеллигенции, лошадях и Китае.

Цитата: «Самодовольство российской интеллигенции — это отдельная большая тема <…> Большинство чеховских героев — слабые, тщеславные люди, но они все равно очаровывали читателей, которые узнавали в них себя. В конечном счете их любили за слабости. Но простой народ дорого заплатил за это восхищение».

Мария Степанова

© Ксения Колесникова

Кто брал интервью: Синтия Хейвен, Los Angeles Review of Books

Когда: 15 июня 2017 года

О чем говорили: О постпамяти, политическом мышлении в России, предназначении поэзии, двоемыслии, компромиссах, переизобретении собственного «я», «интересных временах», языке любви и Марине Цветаевой.

Цитата: «[Россия] — это огромная и прекрасная земля, с которой дурно обращались; она населена скорее призраками, чем смертными, и полна историй, до которых никому нет дела, и потому они повторяются снова и снова; [Россия] полна невероятных возможностей и совершенно неспособна избежать катастрофы. С таким образом страны я могла себя идентифицировать; в сущности, на долгое время я перестала отличать Россию от себя — как бы странно это ни звучало. Русский поэт-символист Александр Блок назвал Россию своей женой. У меня было чувство, что Россия — это я, что ее стигмы были моими».

Людмила Улицкая

© Сергей Сараханов

Кто брал интервью: Ирина Чевтаева, Deutsche Welle

Когда: 18 мая 2016 года

О чем говорили: О драматизме русской жизни, нападении НОДundefined и потребности в свободе.

Цитата: «У нашего общества нет внутреннего запроса на свободу, а раз его нет изнутри, ничего не может получиться и снаружи. Если люди довольны нынешним положением дел и ухудшением уровня жизни и готовы еще туже затянуть пояса — как я могу им помочь?»