Вслед за иммерсивными представлениями нас подстерегла новая напасть: спектакли в барах. Опрокинул — и слушаешь Буковски, дерешься с Гоголем или судишь декабристов.

«Мыдым» в «Антикварном Boutique & Bar» (Москва)

1 / 10
2 / 10

Затейливое кабаре Юрия Квятковского по обэриутам расположилось в «Антикварном Boutique & Bar». Посреди древней утвари, в полумраке полуподвального бара зрители в старушечьих масках сидят за столами, а актеры снуют между ними, чередуя «заумный» рэп, банные процедуры, откровенный аукцион и поэтические стычки, то есть позволяют себе любое сумасбродство в духе обэриутов — главных отечественных абсурдистов ХХ века. Тексты Хармса лихо соединяются со стихами Введенского и Заболоцкого, а тревожная погоня за Елизаветой Бам сменяется высококлассным меланхоличным рэпом Пушкина, его же дракой с Гоголем и пожиранием Адамом и Евой умершей старухи. Кстати, по куску розовой старухи из мастики и бисквита получат и все зрители, чтобы из солидарности пригубить вместе с Адамом и Евой порцию добра и зла. Все происходящее тут же фиксируется на камеру и транслируется на экран, придавая этому сумасшествию репортажное напряжение.

Подробности по теме
Новое место
«Антикварный»: коктейли и пирожки в баре, который прячется в магазине мебели
«Антикварный»: коктейли и пирожки в баре, который прячется в магазине мебели

Главное здесь — это абсолютное совпадение материала, команды и пространства. Элитно-уютный бар, равно обращенный как в прошлое, так и в самое трендовое настоящее, обрел в виде спектакля «МыДым» модный, чистый и причесанный домашний авангард.

Спектакль
Мыдым

«С Чарлзом Буковски за барной стойкой» в Fiddlerʼs Green (Санкт-Петербург)

1 / 3
2 / 3

Пространство моряцкого бара с бесконечной стойкой располагает к продолжительному восседанию с кружкой: тут нет вайфая, звучит разнообразный блюз, бармены-бородачи хоть и суровы, но готовы подбодрить в непростую минуту. Один из сидящих за стойкой — режиссер Семен Александровский — встречает, вручает наушники с крохотным плеером, предлагает сесть на любой из свободных стульев и нажать на кнопку «Play».

Следующие 50 минут проходят наедине с аудиокнигой — Семен Александровский читает избранные фрагменты текстов Чарлза Буковски, пока вы пьете входящее в стоимость билета пиво: грубая любовь, бесконечное пьянство, старость. Автобиографические экзерсисы «Старого козла» периодически перебиваются его же поэтическими манифестациями:

«Не желающие одиночества
не понимающие одиночества
они попытаются уничтожить все
что отлично от них
не в силах создать что-либо
они не поймут искусства
они сочтут свой творческий крах
только лишь крахом мира».

Подробности по теме
Выходные в Петербурге
Техно-рюмочная, шаурма и «Базин»: где пить и есть в Петербурге
Техно-рюмочная, шаурма и «Базин»: где пить и есть в Петербурге

В какой-то момент в заведение входит элегантно одетый мужчина с глубокими морщинами и благородным презрением во взгляде. Его появление буквально совпадает со звучащим фрагментом о посещении писателем бесконечного количества баров. Но нет — автор спектакля, много и захватывающе работающий с наушниками на ниве site-specific art, уверяет, что хоть подобные фокусы случаются каждый раз, ничего, кроме собственного чтения, он не режиссировал: просто такой текст, такой город, такая улица.

Спектакль
С Чарльзом Буковски за барной стойкой
4.1 из 5
★★★★★
★★★★★

«Декабристы» в ресторане «Дом» (Петербург)

1 / 12
2 / 12

Случай содружества иммерсивного театра, интеллектуальной игры и нежного палтуса. Ресторан «Дом» в особняке декабриста Рылеева на Фонтанке становится местом встречи рьяных и голодных игроков. В центре внимания — восстание декабристов и последовавшие за ним судебные процессы. Участники встречаются за бокалом шампанского и, получив роль (декабрист/представитель власти/представитель общества), вступают в словесное противостояние.

Режиссер события — выходец из «Театр.doc», недавний номинант на «Золотую маску» Талгат Баталов. Впрочем, собственно театр тут на втором плане: артисты задают правила игры (заговор и тайная подготовка к восстанию), а под их чутким руководством тему развивают уже зрители, которым нужно судить князя Трубецкого.

В ход идут школьные знания и природные склонности к шантажу и вербовке. Часу на втором «восстание» в устах игроков вдруг превращается в «митинг», «правительственные войска» — в «силовиков», напор становится нешуточным, закуски — обильными. Увенчано происходящее казнью или помилованием и роскошным ужином из трех блюд. А крепкий коктейль «Эшафот» и вовсе стирает все разногласия.

Спектакль
Декабристы