В МуАре и фонде In Artibus открылась выставка про Баженова — важнейшего архитектора конца XVIII и начала XIX века, который спорил с Екатериной, был связан с масонами, много работал, но почти не оставил после себя построек. «Афиша Daily» попросила кураторов рассказать о своих любимых экспонатах.
Анна Корндорф

Принципиальной для выставки «Готика Просвещения» является личность Василия Баженова. Баженов — гений, он создал московскую архитектурную школу последней трети XVIII века, проектировал много — включая Царицыно и Кремлевский дворец. Но при всей грандиозности его замыслов реализованных проектов сохранилось мало. Ему бесконечно приписывают разные строения, хотя дошедшие до нас чертежи его можно пересчитать по пальцам. История резиденции Царицыно — загадка. Она была совершенно не приспособлена для комфортной жизни по меркам того времени, а главное — уравнивала в правах Екатерину и нелюбимого ею Павла. Многие грандиозные замыслы Баженова остались только на бумаге. И в фонде In Artibus мы представим всю архитектурную историю этого времени через противостояние двух Личностей — Екатерины и Баженова. Портреты друг напротив друга — это турнир испытующих взглядов, необходимый для некой интриги, напряжения, тайны, если хотите.

Сергей Хачатуров

Важно, что именно в век Просвещения появилось понятие «греко-готический», апологетом этого стиля в архитектуре выступил Василий Баженов, и это в наибольшей степени выражено в образе павильонов резиденции Екатерины II Царицыно. Понятие «греко-готический» связано с активным диалогом европейской и российской культур века Просвещения и мифологическим отношением к событиям истории. То есть мир готического в XVIII столетии не имел строгих исторических рамок. Под этим словом подразумевали все древнее, «варварское», не согретое лучами классического, «правильного» вкуса. Готическими именовали и древнерусские памятники архитектуры. А саму эпоху Древней Руси сближали с временами рыцарских преданий Западной Европы.

Макеты старых кремлевских дворцов и соборов

Мастерская Василия Баженова, 1767–1775 годы, Музей архитектуры

Модель Большого Кремлевского дворца. Фрагмент парадного фасада с частью Тронного зала.

1 / 6

Еще один фрагмент парадного фасада Большого Кремлевского дворца.

2 / 6

Хачатуров: Гигантская модель — чудо света — нового Кремля в античном вкусе создавалась Баженовым с 1767 по 1775 год. Это была великая утопия: превратить древний Кремль в республиканский форум с площадями и амфитеатрами для народных собраний. «Готические» древности Кремля Баженов планировал точечно сохранить и поместить в оправу из сотен колоннад во вкусе неоклассицизма. Баженовские мастера вырезали из дерева старые кремлевские постройки, дворцы и соборы, чтобы вставить их в центр нового ансамбля.

Корндорф: По логике Просвещения самое главное — это общая модель Кремлевского дворца, внутри которой Баженов оставил отдельные соборы как островки готического вкуса. А у нас все получается как будто наоборот: мы окружаем неоклассическую модель Кремля Баженова соборами.

Хачатуров: Они очень интересны и современны, напоминают кубофутуристические модули Лентулова или архитектоны Малевича.

Три проекта сеней для Успенского собора Кремля

Василий Баженов, 1773 год, Музей архитектуры

1 / 3
2 / 3

Хачатуров: На выставке мы показываем три проекта сеней Баженова над мощами русских митрополитов. Сени над мощами московских митрополитов Петра, Ионы и Филиппа — это квинтэссенция «нежной готики» Василия Баженова, а проект — это совершенно фантастическая в своей красоте и виртуозности графика. В нем сочетается пластика древнерусских хоромных деталей с «рафинеском» итальянских маньеристических дворцов и щедростью орнаментики барочного театра.

Панорама Царицыно

Василий Баженов, 1776 год, Музей архитектуры

Корндорф: В Музее архитектуры по естественным причинам акцент сделан на архитектуру. Сердце выставки — и наш любимый экспонат — баженовская панорама императорской резиденции Царицыно в три с половиной метра длиной. Это рисунок 1776 года пером, который сделан так подробно, что напоминает ювелирные рисунки Рембрандта, и неслучайно рядом у нас будет висеть рембрандтовская гравюра. Этот рисунок напоминает театральную декорацию барочного театра, такая архитектурная феерия, абсолютно самодостаточная, прекрасная, как графика ренессансных идеальных городов.

Хачатуров: Эта панорама сделана виртуозно до мельчайших деталей — очень редко воспроизводят ее так, чтобы можно было ее внимательно рассмотреть.

Скульптуры и портреты императрицы Екатерины II

ГМЗ «Царицыно», частные коллекции

Неизвестный автор. Скульптура «Минерва». 1760-е. Государственный музей архитектуры имени А. В. Щусева

Хачатуров: Еще одна любимая тема — иконография Екатерины II, которую мы собрали так полно, что удивляются даже сотрудники Музея архитектуры. Как будто это выставка в выставке. Императрица у нас будет представлена в разных амплуа, от матери-защитницы в русском национальном костюме до богини в доспехах Минервы. Мы покажем даже старинную скульптуру из усадьбы Петровское-Разумовское и гравюру, где она заключает мир с Турцией: все падают ниц, а снизошедшие с Олимпа боги ее благословляют. Екатерина будет выступать как такой герой, который путешествует по выставке в разных амплуа и показывает зрителю траекторию движения в этом пространстве.

Корндорф: Главная интрига выставки «Готика Просвещения» — противостояние двух великих людей, императрицы Екатерины и ее архитектора, Василия Баженова, людей, внутренне свободных, честолюбивых и гениально одаренных, готовых с дерзостью настаивать на своей правоте.

Экспонаты раздела «Турнир»

Дмитровский музей, середина XVIII века, частные коллекции, ГМЗ «Царицыно»

Хачатуров: Часть экспозиции, объединенная темой «Турнир», обращает нас к еще одной ипостаси средневекового вкуса века Просвещения: готическое как романическое или романтическое. Романтизм XVII–XVIII веков предполагал обращение к любовной литературе в парижских салонах, а также реконструкцию рыцарских турниров. Так создавался культ страстных чувств, культ Дамы. В России Просвещения этот культ, конечно же, был обращен к Первой Даме мира, императрице Екатерине II. В ее честь была организована знаменитая придворная карусель 1766 года, на которой придворные и фавориты представляли в карнавальном облачении различные народы — «нации». Само слово carrousel происходит от итальянского carro — «колесница».

Портрет архитектора Василия Баженова в кругу семьи

Неизвестный художник, 1780-е годы, Музей архитектуры

Корндорф: Семейный портрет Баженова — единственное достоверное
изображение архитектора. Портретов членов семьи архитектора не сохранилось, мы можем только предполагать, кто изображен рядом с ним. Видимо, справа — супруга Баженова Аграфена Лукинична, одна из его дочерей и мать, слева — тесть Лука Долгов, сын и сестра. Циркуль, раскрытая готовальня, папка с чертежами в руках сына, склянка с тушью и перо, наконец, сам чертеж явно указывают на профессию главного персонажа. Важно, что на портрете нарисованы также часы и попугай. Согласно символике того времени, часы «молча говорят», а попугай без клетки может обозначать вольность и свободу. Баженов действительно обладал редким качеством свободы и смелости творческой мысли, на что, возможно, и намекает изображение попугая.

Скульптура лежащего мопса.

Фрагмент ворот, 1777–1778, Царицыно

Корндорф: Тема масонства была вдохновлена скульптурой мопса, который украшал виноградные ворота в Царицыно. Оказалось, что в XVIII веке была масонская ложа мопса, причем одна из немногих, куда входили дамы. Третьяковская галерея предоставит нам замечательный портрет молодого человека с мопсом, который читает книгу — как символ преданности и мудрости. Во многих странах масонская ложа была запрещена, и орден мопса ее заменял — в таком несколько шутливом виде. Огромное число миниатюрных скульптур было посвящено мопсам — они символизировали орден, а иногда и участвовали в обрядах посвящения. Сотрудники Эрмитажа, например, считают, что их табакерка с мопсом была заказана одним из членов этого ордена на фарфоровом заводе. А у нас масонский кабинет будет украшен различными вещами с одноименной символикой, и мы выставим их в отдельной тайной комнате, как в готической сказке про Гарри Поттера.

Хачатуров: Изображение молодого человека с мопсом и книгой в руках действительно можно трактовать как намек на принадлежность портретируемого к известной в XVIII веке ложе «Орден мопсов» (Mopsorden). Эту ложу, как предполагают исследователи, основал баварский герцог Клемент Август (Clemens August) в 1740 году.

Членство в этом ордене было распространено среди студентов Геттингенского университета. В 1748 году, через 8 лет после основания ордена, его объявили вне закона. Тем не менее некоторые исследователи считают, что «Орден мопсов» просуществовал вплоть до 1907 года.

Образ идеальной греко-готической церкви. Проекты раздела «Храм»

Конец XVIII века, Музей архитектуры, Исторический музей

Хачатуров: Последний зал в Музее архитектуры — это раздел «Храм», где будут показаны проекты греко-готических церквей последней трети XVIII столетия, многие из которых мы увидим впервые.

Корндорф: Поиск идеального образа церкви был универсальным и для России, и для Западной Европы. Идеальная церковь должна сочетать в себе простые благородные формы греческих зданий с конструктивными особенностями дерзких готических соборов. То есть быть одновременно «греко-готической». Античный, греческий, ордер (колонны с капителями) воплощал порядок и гармонию, а конструкции готики давали ощущение пространства и величия.

Проекты конюшенных дворов

Матвей Казаков, 1790-е годы, Музей архитектуры

Проект конюшенного двора на 600 лошадей (не осуществлен). Фасад.1790-е

Хачатуров: Здесь мы снова показываем материал, который раньше не видел никто: это гигантские сооружения в готическом стиле для парадных конюшен. С пирамидами куполов и стрельчатыми бойницами они легко могли бы стать декорациями фантастических блокбастеров нового тысячелетия.

Театральная декорация в «готическом вкусе»

Василий Баженов, 1764 год, Музей архитектуры

Корндорф: Этот рисунок оказывается самым первым опытом обращения к «готическому вкусу» в архитектуре России XVIII века. Рисунок Баженова выполнен карандашом, акварелью и чернилами — и датируется 1764 годом. А рядом с ним в первом зале анфилады Музея архитектуры мы показываем другой акварельный шедевр: выполненный Иваном Ивановым пейзаж с башней-руиной в Царском Селе архитектора Юрия Фельтена. Башня-руина Фельтена была спроектирована в конце 60-х годов XVIII века — и фактически была первым сооружением Санкт-Петербурга в готическом вкусе. Эти два листа, театральная декорация Баженова и нарисованная Иваном Ивановым башня-руина Фельтена, показывают нам начало двух ветвей готического вкуса в России: московской и санкт-петербургской.

Выставка
«Готика просвещения. Юбилейный год Василия Баженова»
4.0 из 5
★★★★★
★★★★★
  • Где:
  • Когда: с 28.04.2017 по 30.07.2017
  • Адрес: Пречистенская наб., 17/19