На «Золотой маске» прошли показы премьеры новосибирского театра «Красный факел» — «Три сестры» Тимофея Кулябина, персонажи которой общаются на жестовом языке. О том, почему ради этого спектакля можно и в Новосибирск слетать, — в материале «Афиши Daily».

Режиссер, который поставил «Тангейзера»

Хорошо известный режиссер Тимофей Кулябин после скандала с оперой «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета стал режиссером «скандально известным». Впрочем, «Трех сестер» он начал репетировать чуть ли не за год до «Тангейзера». А московской публике Кулябин, работающий уже несколько лет главным режиссером новосибирского «Красного факела», знаком по спектаклям в Театре наций, а с недавнего момента еще и в Большом.

Классика и современность

Кулябин ставит только классику, признаваясь, что его увлекает задача создать такую интерпретацию, какой еще не бывало. Его «Иванов» очень достоверно помещен в наши дни, в «Процессе» у персонажей нет лиц и искажены голоса, а кровавое действие «Электры» разворачивалось в декорациях аэропорта. «Три сестры» — это самый классический текст из всех, к которым режиссер обращался. На выходе получилось то, что совершенно точно войдет в историю интерпретаций Чехова как один из самых красивых и радикальных экспериментов одновременно.

Четыре с половиной часа на жестовом языке

Популярная идея о том, что персонажи чеховских пьес друг друга не слышат, обрела в спектакле «Красного факела» буквальное воплощение: действующие лица у Кулябина — глухонемые. Буквальность умножена и тем, что четыре чеховских акта здесь играются действительно как четыре акта, то есть аж с тремя антрактами. Над сценой помещаются экраны, зрители видят текст пьесы в титрах. Особый драматизм обретает реплика уходящего навсегда Тузенбаха Ирине: «Скажи мне что-нибудь». Артисты два года учили язык жестов и теперь, наверное, смогут аналогичным образом сыграть любую другую пьесу. Не даром на «Золотой маске» спектакль получил специальный приз жюри за актерский ансамбль. Другое дело, что вряд найдется хотя бы еще один автор, персонажам которого так идет глухонемота.

© Виктор Дмитриев / Золотая Маска

Эффект «Догвиля»

На сцене выстроен многокомнатный дом Прозоровых, только без стен. Стены обозначены белыми полосами на черной поверхности пола, как в «Догвиле» Триера. Так зрители будто подглядывают за внутренней жизнью дома; ровно такого эффекта добивался Станиславский, предлагая артистам воображать между сценой и залом четвертую стену. В спектакле Кулябина действие периодически происходит сразу в нескольких комнатах (а айпэды, селфи-палка и Майли Сайрус сообщают, что действие могло бы происходить примерно сегодня). И тут уже охватывает растерянность: чему дивиться больше — фантазии команды, столь подробно насочинявшей «закадровую» жизнь своих персонажей, или же мастерству режиссера, филигранно собирающего несколько планов в один целостный мир, одинаково правдоподобный и логически сконструированный.

Как посмотреть

У спектакля богатая фестивальная жизнь. Его показывали в Екатеринбурге на «Реальном театре», потом на Платоновском в Воронеже и на «Территории» в Москве, а этой зимой спектакль собрал кипу восторженной прессы по итогам венского Wiener Festwochen. Так что теперь, после завершения «Золотой маски», нашумевших и бесконечно красивых «Трех сестер» можно ловить не только в Новосибирске, но и, например, на фестивале «Радуга» в Петербурге в начале июня.

Спектакль
Три сестры
4.8 из 5
★★★★★
★★★★★

Подробнее о спектаклях «Золотой маски» можно узнать на сайте.