На «Золотой маске» прошли показы «Гамлета» МДТ — Театра Европы в постановке Льва Додина с Данилой Козловским, Елизаветой Боярской и Ксенией Раппопорт в главных ролях. Зачем его смотреть — в материале «Афиша Daily» и Сбербанка, главного партнера театральной премии.
партнерский материал
партнерский материал

Ту или иную интерпретацию «Гамлета» бывает очень удобно описать через какое-то одно главное искажение оригинального текста пьесы. Например: в спектакле Робера Лепажа в Театре наций все роли шекспировской трагедии играет единолично Евгений Миронов. В «Гамлете» Томаса Остермайера в берлинском Shaubuhne датский принц толст, некрасив, носит корону вверх ногами и страдает синдромом Туретта. В спектакле «Гамлет — точка G» в Театре Луны действуют исключительно леди в сексапильных нарядах. И так далее.

Со спектаклем Льва Додина такой фокус не пройдет. Режиссерские модификации можно перечислять бесконечно. Офелия (Елизавета Боярская) приходится Полонию (Станислав Никольский) не дочерью, а сестрой; ее убивают Клавдий (Игорь Черневич) и Гертруда (Ксения Раппопорт) без штанов. Лаэрта, то есть брата Офелии, нет вовсе, как нет и еще гурьбы персонажей, включая Горацио, а также бедолаг Розенкранца с Гильденстерном. Мысль о самоубийстве посещает Гамлета сразу после секса, и своим «Быть или не быть» Гамлет не иначе как советуется с томно обмякшей Офелией.

Все склонны к помешательству, все носят черное и современное; на футболке у каждого — портрет кумира (у Гамлета — бывший король плюс половина лица самого Гамлета, у Гертруды — Клавдий, у Офелии — Гамлет). Место действия — партер и разобранные подмостки, окруженные трехярусными строительными лесами; пять актов укладываются в два компактных часа пятнадцать минут без антракта.

© mdt-dodin.ru 1 / 4
© mdt-dodin.ru 2 / 4

В «Гамлете» Льва Додина вырисовываются два плана. На первом Данила Козловский (плохо) играет на флейте, зрители аплодируют; на втором — одержимый оппозиционер сочиняет компромат на действующую власть. На поверхности — эротическая сцена с участием Елизаветы Боярской и Данилы Козловского; в идеальном и герметичном мире режиссерской концепции в этот же момент — соединение в едином образе тем смерти, плоти и любви. Снаружи — невнятный криминальный детектив на стройке (трупы натуралистично сбрасывают с верхотуры в трюм); по смыслу же — адаптация модели мироздания с приветом шекспировскому театру «Глобус» с ярусами и подполом, с «адом» и «раем», в которой реализуются абсолютно постмодернистские задачи.

Исполнение артистами спектакля представляет собой захватывающий процесс натягивания индивидуальной органики на угловатую арматуру режиссерской концепции, весьма шизофренической с точки зрения психологического реализма. Например, Гертруда, в одном монологе которой перемешаны реплики из самых разных частей пьесы, вдруг предлагает Гамлету вытереть кровь с лица. Так как никакой крови, разумеется, нет, актриса Ксения Раппопорт честно изображает помутнение рассудка. А усталый Клавдий в черных трусах и красных мокасинах, видя, как его жена ныряет в трюм, констатирует: «Ну что ж, выпью и я» — делает глоток из фляжки для виски и ныряет следом. И конечно, финальная реплика Фортинбраса («На это царство мне даны права»), явленного с плазменного экрана в виде бесхарактерного депутата, обескураживающе прямо рифмуется со сводками государственных СМИ.

© mdt-dodin.ru 1 / 4
© mdt-dodin.ru 2 / 4

Узнать большое о спектакле Додина «Гамлет» можно, посмотрев дискуссию с режиссером, которая состоялась после премьеры 6 апреля.

Исполнители центральных партий наполняют тихое пустое пространство интонациями чуть ли не документального правдоподобия. Им в противовес периодически возникают из-под пола Сергей Курышев, Игорь Иванов и Сергей Козырев в качестве трио бродячих артистов. Их устами вещает обаятельный ветшающий старый мир с жирными и живыми интонациями сказочного театра. Не зря они обитают там, где довольно скоро по ходу действия обозначится всеобщее кладбище.

В конце концов, концептуальное значение «Гамлета» Льва Додина — прямолинейное безрадостное предзнаменование, рассказывающее о бессмысленности политической борьбы (Гамлету нужен трон и не более) на фоне краха европейской цивилизации (за нее отвечают совершенно беспомощные и растерянные Клавдий и Гертруда). Один мир закончился, при этом новый, кажется, будет еще хуже прежнего. В общем знаменателе которых торжествует главный герой этого безвременья — он красив и циничен, самоуверен и груб.

Интеллектуальный ребус, злободневное высказывание нестареющего мэтра? Да, лучше не скажешь. Но еще это и действительно «спектакль с Данилой Козловским» — медийной персоной, любимцем публики, которая привыкла встречаться с ним на блокбастерах про огонь, самолеты и Киевскую Русь. В родном МДТ спектакль, должно быть, идет совсем иначе, но на московских гастролях он обретает еще и вот это светское, хищническое измерение. Тебе нужно увидеть, чтобы поверить.

Спектакль
Гамлет
3.2 из 5
★★★★★
★★★★★
Купить билет

Подробнее о спектаклях «Золотой маски» можно узнать на сайте.