По просьбе «Афиши Daily» создатель Telegram-канала @bestarticles Михаил Кафанов каждую неделю делится любимыми статьями.

От танков к «Литпамятникам»

Большое интервью с главой издательства «Ладомир» Юрием Михайловым, в котором он вспоминает черный рынок книг в СССР и рассуждает о современном кризисе книгоиздания.

Цитата: «Была зима, снега намело изрядно, много выше колен. В кромешной тьме, прорезаемой лучиками сотен фонариков, в направлении привычной поляны стекалась по узким тропкам людская масса, неся с собой тысячи книг. Поляна была укрыта мощной подушкой снега. Дружными усилиями его вскоре вытоптали, и жизнь торжища вошла в обычный ритм. Но едва забрезжил рассвет, как раздались крики «Милиция!», и народ бросился врассыпную. Меж тем бежать было особо некуда, поскольку кругом — непролазные сугробы и горные заледенелые склоны. Оставались тропы, по которым люди выбрались к поляне. Но по этим тропам навстречу толпе уже неслись милиционеры с остервенело гавкающими овчарками. Думаю, собаки были на поводках, но на поводках длинных, поэтому ощущение возникало такое, что озверевшие, никем не сдерживаемые псы вот-вот вцепятся тебе в спину или в ногу. Одной этой мысли было достаточно, чтобы разом взмокнуть и, побросав наименее ценные книги, уносить изо всех сил ноги, покрываясь на морозе ледяной коркой. Свободной от «блюстителей порядка» оставалась одна-единственная дорожка. Под лай собак и свистки милиционеров обезумевшие от страха книголюбы ломанулись в оставшийся проход и, пробивая взмыленными телами снеговые преграды, значительно расширили пути отступления. Кто-то падал и тут же оказывался под зимними ботинками и валенками напиравшей сзади толпы. Кстати, женщин на рынке почему-то всегда было очень мало — в основном книжники мужеского пола. Дичь, выбегавшую галопом из леса, уже поджидали развеселые охотники с силками. Не особо церемонясь, удалые молодцы в милицейских мундирах пинками и дубинками загоняли ошалевших любителей чтения в уазики и пазики, которые были загодя расставлены полукругом, да так плотно, чтобы и мышь не проскочила. Наверное, сверху поступило указание покончить с рынком раз и навсегда. Жизнь показала, что зря старались. Рынок, словно феникс, возродился в другом месте, опекаемом другим отделением милиции. Такая вот была борьба с криминалом. Я, разумеется, удрал, а потому не знаю, как события развивались дальше. Но страху натерпелся выше всякой меры».

Читать gorky.media

Жизнь в Риге

Издатель «Медузы» Илья Красильщик рассказал о жизни в Риге «Тинькофф-журналу». Латвийский банкинг сильно отстает от российского, зато с жильем ситуация веселее.

Цитата: «Существующие банки — это в основном кровь из глаз. Интернет-банк есть, но страшно неудобный. 3D-Secure устроен так, что половина операций не проходит. Каждая операция требует введения кода со скретч-карты.

Поскольку на банки завязаны логины на всех важных сайтах, от госуслуг до «Латвэнерго», то операция по оплате счета выглядит так:

Заходите на сайт «Латвэнерго». Выбираете вход через интернет-банк.
Вводите логин-пароль.
Вводите код со скретч-карты.
Находите счет, нажимаете «Оплатить».
Выбираете оплату через интернет-банк.
Вводите логин и пароль.
Вводите код со скретч-карты.
Нажимаете «Оплатить счет».
Вводите код со скретч-карты.
А теперь то же самое с оплатой газа.

Можно настроить электронные счета с автоматической оплатой, но не все компании эту услугу предоставляют».

Читать journal.tinkoff.ru

Страна мечтателей, страна ученых. Какие открытия делали советские математики, инженеры и биологи в ГУЛАГе

Издание «Медиазона» вспоминает истории советских ученых и их открытий в ГУЛАГе.

Цитата: «Позже со ссылкой на собственные воспоминания и рассказы математика его коллеги писали, что вместо бумаги, которой в лагере не хватало, Кошляков использовал фанеру, соскребая ранее написанное куском стекла. Расчеты он делал в бараке для доходяг: ученого не посылали на общие работы, так как он был истощен и страдал пеллагрой. В 1943–1944 годах Кошляков написал две важные работы: «Исследование некоторых вопросов аналитической теории рационального и квадратичного поля» и «Исследование одного класса трансцендентных функций, определяемых обобщенным уравнением Римана». Последнюю работу ему, находясь в ГУЛАГе, удалось опубликовать».

Читать zona.media

Именем Сталина: Как «Яуза» Павла Быстрова делает деньги на книгах о величии СССР

Материал о без малого культовом издании «Яуза», которое каждый месяц дарит миру двадцать новых книг о приключениях попаданцев и заговорах против России.

Цитата: «Аннотацию в 80% случаев пишут в самом издательстве. Секрет продающего текста Быстров не раскрывает — говорит, что это искусство и алгоритма нет. «Нужно, чтобы зацепило прежде всего меня самого — если не получается, выискиваю в книге какие-то интересные кадры, «вкусности», — объясняет он. — Вот, например, в аннотации к книге про автомобиль «Тигр» у нас и про Крым, и про «вежливых людей», и про Сирию. И все это на фоне Симферополя».

Название чаще всего тоже придумывает издательство. Одной из самых удачных находок Быстров считает название «Я дрался на Т-34» — было продано почти 100 000 экземпляров книги. При этом автор Артем Драбкин принес рукопись с названием «Т-34. Танк и люди» и потом долго ругался с редакторами за сохранение своего варианта. Только после нескольких переизданий он признал, что ошибался».

Читать secretmag.ru

Федор Овчинников — РБК: «В Штатах мы открылись со страху»

Интервью с основателем крупнейшей в России сети пиццерий «Додо Пицца» об успехах франшизы и отношениях с инвесторами, которых у «Додо» целых 186.

Цитата: «Когда ты делаешь все цифры открытыми, ты не даешь себе никаких шансов на отступление. Если показатели будут плохими, то никто никогда эту франшизу не будет покупать. И эта абсолютная открытость мощно драйвит всю компанию.

Сеть пиццерий — это не нефтяная вышка, которую ты взял, и она приносит деньги. Это сложный бизнес, которым нужно управлять. При этом открытость защищает. Любой наезд точно был бы заметен. Когда все всё скрывают, а ты открыт, то минус превращается в большой плюс. Это привлекает внимание клиентов, сотрудников и партнеров».

Читать rbc.ru

«Давайте построим город на Байкале»: российский предприниматель о сложностях российского туризма

Владелец организующей туры по Байкалу компании продолжает анализировать состояние российской туристической индустрии на страницах vc.ru. Этот материал примечателен еще и подборкой идей по улучшению ситуации.

Цитата: «Задача на сообразительность. В двух странах с 2017 года вступили в силу новые законы в сфере туризма. Закон в России звучит так: «Теперь, помимо договора страхования за неисполнение обязательств, туроператоры должны иметь фонд персональной ответственности», а в Белоруссии так: «Лукашенко разрешил гражданам 80 стран приезжать в Белоруссию без виз». Вопрос: в какой стране больше ориентированы на развитие туризма?

Что касается нашего законодательства, открою секрет — наличие записи о фирме в Федеральном реестре туроператоров туристу ничего не гарантирует, кроме увеличения стоимости его путешествия. Если вас обманут или вдруг испортят путешествие, красивая лицензионная бумага вам ничем не поможет. Кстати, туристическим компаниям эта «привилегированность», кроме ежегодных затрат, также ничего не приносит».

Читать vc.ru

Горе побежденным: Руины Берлина на фотографиях Валерия Фаминского

Новая подборка случайно обнаруженных снимков военного репортера Валерия Фаминского и небольшой рассказ о берлинских разрушениях и жертвах во время Второй мировой.

Цитата: «До войны в Берлине и пригородах жили 4 700 000 человек. В 1943 году немецкое правительство решило эвакуировать подальше от бомбежек людей, не задействованных в экономике и государственном управлении. Женщины, дети и старики были вывезены из Берлина в сельскую местность. Многие из них тайно возвращались домой, а вскоре город наводнили беженцы из Восточной Германии. Население города выросло — и снова упало, когда по мере приближения Красной армии люди бежали на запад.

К маю, когда фашистская Германия капитулировала, в столице оставались 1 700 000 человек. Главной проблемой советских властей стало спасение горожан от голодной смерти. В мае была введена 5-уровневая карточная система. Больше всего еды получали ученые и артисты, меньше всего — старики и домохозяйки. Их карточки назывались Friedhofskarte, «билет на кладбище». В это время средний берлинец весил на 6–9 килограмм ниже нормы».

Читать birdinflight.com

Диссидент и пионерка, или История несостоявшегося предательства

Комичный и немного грустный рассказ об отношениях пионерки и диссидента в рамках небольшой семьи.

Цитата: «Я очкарик-в-попе-шарик, отличница, ябеда-корябеда, юлька-барабулька. Я прочитала все книжки про пионеров-героев и знаю почти наизусть «Повесть о настоящем человеке». На политинформациях по вторникам я рассказываю про ястребов Пентагона. Больше всего я боюсь ядерной войны и стоматологов».

Читать takiedela.ru

Новые подборки интересных статей каждый день — в Telegram-канале @bestarticles.