В усадьбе Александра Островского поселился совместный проект Мобильного художественного театра, Союза театральных деятелей и подкаста «Жуть». У них получился не только аудиоспектакль об авторе «Грозы», но и мистический трип по музею-заповеднику aka санаторий «Щелыково».

Театральный сезон неспешно стартует, и ситуация складывается таким образом, что значимых событий на больших сценах ждать практически не приходится. Честный театр либо уничтожен, либо уходит в подполье, либо придерживается стратегии вынужденного эскапизма. Мобильный художественный театр — формат, кажется, очень соответствующий моменту.

Тихий спектакль в наушниках, с которым ты остаешься тет-а-тет, может либо выкрасть тебя у реальности и закинуть в альтернативную, либо прошептать то, что сейчас не скажешь громко.

Спектакль «Островский и цветы» предлагает бежать за город (бежать придется долго, потому что Щелыково находится в полутора часах езды от Костромы) от времени и от того Островского, которого мы себе обычно представляем. Тут Островский нежный, мистический. Он гуляет, собирает цветы, рыбачит и слушает рассказы про местную нечисть, или, как было принято говорить здесь, нежить. Никаких тебе купцов и чиновников, дворян и бар. Главные герои — лютики и пижмы, леший и водяной.

© Денис Марейно
1 из 9
© Денис Марейно
2 из 9
© Денис Марейно
9 из 9

Бонусом после долгого пути до Щелыково оказывается не только усадьба Островского и санаторные щи, но и ощущение затерянности где‑то посреди бескрайних полей и лесов. Этим ощущением, а также заинтересованностью Островского в языческих традициях и быличках и решили воспользоваться создатели — и позвали в коллаборацию подкаст «Жуть», специализирующийся на всем таинственном и фольклорном. Чтобы получить представление о том, чем обычно интересуется автор подкаста Гриша Пророков, можно, например, послушать поистине жутковатый выпуск «Долина смерти» или «Тунгусское событие».

На первый взгляд, коллаборация может показаться удивительной, но когда попадаешь в усадьбы Островского, все проясняется. Атмосфера Щелыково располагает к мистическому ракурсу: здесь разом загадочна и природа, и персонал, и посетители санатория, а все корпуса к тому же носят имена персонажей «Снегурочки». В усадьбе эта пьеса вдруг становится центральной: хочешь не хочешь посреди чащи она действительно куда уместнее, чем «Бешеные деньги» или «Не было ни гроша, да вдруг алтын».

У МХТ и подкаста «Жуть» получился замес из нежной усадебной мистики посреди советского санатория — такой щелыковский «Твин Пикс».

Тут имеются и загадочные истории про лешего и Голубой Ключик (жутковатое место, в котором, кажется, не только Снегурочка растаяла, но и поселился сатана), и лирическая отстраняющая музыка Жени Куковерова, и даже женщину с бревном можно встретить.

Подробности по теме
Бесконечное жутко: как устроен подкаст «Жуть» про йети, призраков и перевал Дятлова
Бесконечное жутко: как устроен подкаст «Жуть» про йети, призраков и перевал Дятлова

Проект междисциплинарный: он разом и спектакль-прогулка, и подкаст, и выставка художницы Кати Косьяненко. По всему санаторию размещены ее работы — цветочные миниатюры — как бы запечатленный гербарий Островского: есть легенда, что именно он создал первый перечень растений Костромской губернии.

Собственно, весь аудиоспектакль и построен как прогулка Островского, который собирает незабудки и сердечники, гуляет по разноформатному ландшафту, размышляя на всякие темы и перепрыгивая через десятилетия своей жизни. Путь состоит из трех маршрутов, которыми идет Островский в свои 25 лет, когда впервые оказывается в Щелыкове, в 45, а потом уже в 63 года, в последний день своей жизни. Исторические факты о жизни летописного племени меря на этой территории и археологические раскопки микшируются с жуткими быличками и колыбельными (абсолютный хит: «Баю-баюшки-баю, ты не нужен никому»), ботаническими справками, лирическими отступлениями о том, как Островский удил рыбу и нехотя ходил в церковь, а также сюжетами его пьес, так или иначе связанными с этими местами.

Здесь соединились три равноправных оптики: фольклор, флора и театр — а потому и высказывание о глыбе отечественной драматургии, российском Шекспире 19 века, звезде двух императорских театров, Малого и Александринки, получилось предельно горизонтальным. Составить какое‑то представление о творчестве и жизни Островского после этого спектакля получится едва ли, да это явно и не было основной задачей авторов. А вот получить мистический опыт и люлей от женщин из местной столовой — всенепременно.

Подробности по теме
Пойдем гулять: 4 новых спектакля-променада в Москве, Петербурге и Суздале
Пойдем гулять: 4 новых спектакля-променада в Москве, Петербурге и Суздале