Главный театральный опен-эйр прошел в Ясной Поляне с 8 по 10 июля. Мы побывали на фестивале «Толстой» и выбрали самые запоминающиеся проекты.

Темой фестиваля этого года стало детство, в связи с чем в разных точках усадьбы одновременно шло около десятка детских спектаклей и мастер-классов, а параллельно с ними и все остальное: несколько работ из цикла Бориса Павлóвича «Лес», главная эпопея сезона — «Война и мир» Римаса Туминаса; Виктор Осадчев исполнял свои произведения на поляне, а Хибла Герзмава — чужие на опушке. Особенностью этого сезона стало появление резиденции «Сила слова», участники которой в июне поселились в усадьбе, чтобы понять, каково это — провести лето в Ясной Поляне, вспомнить детство и пообщаться с сотрудниками музея. Спектакли-результаты этой резиденции тоже вошли в программу фестиваля: «Лурнист» казанского фонда «Живой город», «Детство. Коромысли. Глава 3» Полины Кардымон, «Муравейное братство» «Мастерской Брусникина» и «Лес. Дневники» проекта «Лес». Мы решили вспомнить лучшее, что случилось на фестивале этого года.

«Лес. Дневники»

© Пресс-служба фестиваля «Толстой»

Борис Павлович как‑то сочинил вирусный театральный проект — спектакль-грибницу «Лес». «Лес» — это цикл спектаклей, создаваемых то здесь, то там по всей стране силами различных артистов. Единственное, что объединяет эти работы, — тексты философа Владимира Бибихина. У Бибихина был целый цикл лекций, посвященный дневникам Толстого, так что в Ясной Поляне проект пришелся очень кстати.

Три автора и исполнительницы спектакля «Лес. Дневники» — Ангелина Засенцева, Анастасия Пронина и Кристина Токарева — предлагают через анализ Бибихина приблизиться к пониманию того, что из себя представляет жанр дневника. Их спектакль — это как девичье лето на даче с намеком на глубокомысленное и томное чтение философских трудов. Но самоирония актрис сильно спасает ситуацию: выдержки из записей Толстого и лекций Бибихина они перемежают чтением собственных дневников и к тому же предлагают зрителю параллельно фиксировать и свои переживания на бумаге. Получилась веселящая лесная самотерапия на пеньках с неуловимым толстовским флером. Похоже на телеграм-канал «Лев Толстой. Лайфстайл».

«Муравейное братство»

© Пресс-служба фестиваля Толстой

Фестиваль был, как всегда, щедр на спектакли-променады по территории усадьбы, и «Муравейное братство» «Мастерской Брусникина» — определенно самый удачный экземпляр этого жанра в сезоне. На протяжении всей прогулки по полям и лесам усадьбы (маршрут режиссер Алина Насибуллина и ее команда выбрали предельно живописный) возникают странные персонажи, жители Ясной. Девушка, потерявшая сына Ванечку где‑то в поле, потомственный косарь в четвертом поколении, задорный проводник Эрнест, сбежавшая невеста — все они появляются на пути, как воспоминания то ли из произведений Толстого, то ли из твоей или его жизни.

Маршрут с картой и внезапными встречами — сам по себе уже игра, а случаются еще тосты с бокалами родниковой воды, звенящее дерево и загаданные желания, а также нежданные мужики на «газели», настойчивая непредвиденная собака или сокрушительная гроза и много смеха. Структура спектакля настолько гибкая, что любая случайность моментально становится частью драматургии, и уже трудно отличить, кто ее сочинил: брусникинцы, Лев Николаевич или сами грозные небеса. Этот путь — то ли поиск заветной зеленой палочки (яснополянская легенда гласит, что палочка закопана где‑то на территории усадьбы и хранит секрет всеобщего счастья), то ли путешествие в глубину твоих детских воспоминаний о том, чего не было.

Подробности по теме
«Волшебник рудного города»: как устроен документальный спектакль-променад в Железногорске
«Волшебник рудного города»: как устроен документальный спектакль-променад в Железногорске

«Детство. Коромысли. Глава 3»

© Пресс-служба фестиваля Толстой

Полина Кардымон создала уже целый фольклорный сериал «Коромысли», и теперь в Ясной Поляне родился его третий сезон. Если предыдущая часть была посвящена смерти, и четыре девушки исполняли погребальные напевы, то нынешняя, как уже можно догадаться, — о детстве. Девушки поют русские народные песни, сопровождавшие ребенка с момента зачатия и до взросления (то есть до семилетия), а на экран за их спинами проецируется пояснение, в какой момент, как, кем и почему эти сочинения исполнялись. Форма спектакля давно доказала свою состоятельность (номинация на «Золотую маску» тому подтверждение), и это дало возможность команде сосредоточиться на содержании и провести полноценный ресерч.

В итоге «Коромысли» — целостная и самостоятельная работа, которая сможет существовать и вне усадьбы. Интуитивное принятие музыки сопрягается с фактологическими деталями, которыми Кардымон сдабривает спектакль, разъясняя, в чем причина этого бессознательного и щемящего узнавания. Откуда пошло выражение «кровь с молоком», почему ребенка не показывали никому в течение первых 40 дней, зачем играли в ладушки, как относились к гендеру новорожденного — Полина Кардымон в очередной раз обнаруживает и доказывает глубинную связь времен и нашу прямую зависимость от традиций русской деревни, будь то Ясная Поляна или любая другая.

«Война и мир»

© Пресс-служба фестиваля Толстой

Главный пацифистский спектакль сезона просто обязан был оказаться в программе фестиваля в этом году, хотя помыслить, что это произойдет, было невозможно. Эпическое 5-часовое произведение с многотонной внушительной декорацией по всем законам природы не могло оказаться на опушке яснополянского леса, но благодаря невероятной команде фестиваля, возглавляемой Екатериной Толстой, это все-таки произошло.

Уже в ноябре было понятно, что это одна из самых значимых премьер сезона. А через три месяца стало ясно, что это еще и пророческое явление. Римас Туминас вслед за Толстым демонстрирует, как хрупки людские судьбы посреди войны, как непоправимо она отбирает любимое, как разрушает все, во что верил, как выбивает почву из‑под ног и заставляет заново возводить свой внутренний фундамент вместе с фундаментом своего разрушенного дома.

Раскатам взрывов на показе в Ясной Поляне вторили раскаты грома, заревам бомбежек — молнии. Было страшно и горько.

Подробности по теме
Ирина Прохорова: «Все, чем мы гордимся, создавалось тогда, когда Россия открывалась миру»
Ирина Прохорова: «Все, чем мы гордимся, создавалось тогда, когда Россия открывалась миру»