Отмена международных выставочных проектов, сложности с логистикой и участием в крупных международных ярмарках — события последних месяцев сильно влияют на российский арт-рынок и заставляют всех игроков пересматривать свою стратегию. Мы узнали у ключевых деятелей российского современного искусства, как меняется работа крупных институций и галерей.

Катрин Борисов

Арт-директор Фонда и галереи Ruarts

— С какими сложностями вы столкнулись на фоне культурной изоляции?

— Как в фонде, так и в галерее нам пришлось отложить или отменить реализацию международных проектов, из‑за чего пострадал выставочный план и нам нужно было быстро перекраивать его.

Еще в декабре прошлого года мы приобрели несколько работ на аукционе в Лондоне, планируя их вывоз весной. На данный момент не известно, когда мы сможем их увидеть.

— Как изменился ваш выставочный план?

— Ввиду отмены двух проектов в фонде нам пришлось быстро собрать выставку «Все в сад!», которую мы планировали на 2024 год, но кажется, что она оказалась очень своевременной.

В галерее мы несколько раз продлевали выставку «Чистые объекты», которую открыли в начале года, но к маю стало понятно, что нам необходимо продолжать выставочную деятельность.

Таким образом, наш выставочный план сместился на несколько месяцев и все еще претерпевает изменения, так как отложился проект с западным художником, а наши художники некоторое время не могли работать в сложившейся ситуации и готовить выставки в запланированном режиме.

Выставки, которые были отменены или приостановлены после 24 февраля 2022 года

— Поменялся ли общий вектор вашей работы?

— Я бы сказала, что поменялась этика, поменялись отношения с коллегами и художниками: мы стали еще больше доверять друг другу, стали ближе интеллектуально и эмоционально.

— Снизился ли интерес к искусству у публики и коллекционеров?

— Наоборот, интерес публики возрос. И в фонде, и в галерее, мы зафиксировали приток посетителей с конца февраля. Коллекционеры же разделились на два лагеря: одни решили поддержать художников в сложное время и покупают работы еще активнее, другие пока выжидают более подходящего времени для покупок.

— Как усложнение отношений с Западом отразилось на продажах?

— Конкретно культурная изоляция не сказалась на продажах никак — у нас было немного зарубежных клиентов. А вот экономическая нестабильность и эмиграция довольно сильно ударили по нашим продажам.

— Есть ли планы усилить взаимодействие с другими странами или присмотреться к регионам России?

— Мы, как и раньше, стараемся как можно больше работать с регионами. Что касается международных связей, то было бы интересно показать наших художников в Азии и на Ближнем Востоке, но конкретных планов пока нет.

Маргарита Пушкина

Основатель и директор ярмарки Cosmoscow

— С какими сложностями вы столкнулись на фоне культурной изоляции?

— Долгое время мы были в процессе обсуждения с галеристами и арт-экспертами, проводить ли новый выпуск ярмарки. Но главная идея Cosmoscow, наш стержень, остается неизменным: для нас всегда важнейшим приоритетом было развитие российского арт-рынка, а ему как никогда требуется помощь и поддержка.

Именно поэтому мы проводим ярмарку, и именно поэтому в начале июня мы провели наш ежегодный благотворительный аукцион, благодаря которому Фонд Cosmoscow может продолжать выделять финансирование реализации новых программ для художников и арт-институций. Бенефициарами аукциона также стали Diana Vishneva Foundation, с которыми мы готовим сюрприз для посетителей ярмарки и фестиваля Context, и студия «Новые городские художники», поддерживающая художников с особой ментальностью.

Но в разговоре о культурной изоляции хочется отметить, что российские галеристы продолжают принимать участие в международных ярмарках — взять, к примеру, NADA в Нью-Йорке и Art-o-rama в Марселе.

— Как изменился ваш план на этот год?

— В этом году мы полностью отказались от идеи празднования юбилейного, десятого выпуска ярмарки и масштабных мероприятий с участием международных партнеров в течение года. Но при этом мы сохраняем изначальную структуру ярмарки и возвращаемся на нашу любимую площадку — в Гостиный Двор. А для галеристов предлагаем более льготные условия участия, чем обычно.

Галереи на Cosmoscow будут представлены в традиционных секциях Main, Frame, Editions и Design. Кроме того, мы развиваем новую секцию Digital: это будет курированный смотр цифрового искусства.

— Снизился ли интерес к искусству у публики и коллекционеров?

— Люди активно ходят на выставки и посещают музеи. Искусство все же обладает терапевтическим эффектом и часто помогает нам справляться с происходящим, поддерживает нас.

— Как отразились события последних месяцев на продажах?

— Здесь в первую очередь релевантен опыт галеристов, которые ежедневно занимаются продажами. По результатам проведения нашего благотворительного аукциона, куда мы ежегодно приглашаем знаковых российских коллекционеров, могу сказать, что интерес к искусству и готовность покупать сохранились.

— Есть ли планы обратить особое внимание на страны Азии и Африки или присмотреться к регионам России?

— Мы всегда развивали разные направления и общались с профессионалами из разных регионов. В свое время ситуация с пандемией внесла свои коррективы и за счет онлайн-участия разнообразила нашу географию. В Cosmoscow Online принимали участие галереи не только из Европы, но даже, к примеру, из Мексики. В прошлом году на ярмарке в Манеже была представлена легендарная Pearl Lam Galleries из Гонконга, а также галереи из Аргентины, Грузии и США. Сейчас мы продолжаем прицельное общение с галеристами из разных стран. Объявить участников мы планируем в начале августа.

Анна Гвасалия

Партнер Группы компаний Владимира Овчаренко

— Как повлияла на вашу работу культурная изоляция России?

— Интерес к покупке современного искусства сохранился во всех ценовых сегментах. Культурная изоляция России в искусстве уже тянется с 2014 года, с того момента, как российские галереи перестали принимать в крупнейшие мировые ярмарки, а западный мир потерял интерес к покупке российского искусства.

В любой ситуации мы стараемся адаптироваться и действовать максимально гибко в этом быстроизменяющемся мире.

— Повлияли ли события последних месяцев на продажи?

— 26 марта были запущены еженедельные торги, в ответ на турбулентный курс мы предлагали свой, удобный для клиентов и для художников. Формат аукциона «Все по 100» вновь показал свою эффективность: даже в такое непростое время продажи составляли 100%, а расширение диапазона аукционов тематическими и кураторскими программами также повышали интерес коллекционеров и помогали открывать новые имена будущих звезд современного искусства.

Весенние торги показали большой интерес к покупке искусства высокого ценового диапазона. Картина Валерия Кошлякова «Город на болоте» 2007 года ушла за 90 тысяч евро, а работа дуэта Александра Виноградова и Владимира Дубосарского из серии «Русская литература» за 60 тысяч евро — и это не единственные крупные продажи.

Ольга Свиблова

Искусствовед, директор Мультимедиа-арт-музея (в прошлом — Московский дом фотографии)

У нас есть логистические сложности, связанные с вопросами транспортировки и перелетами.

Мы продолжаем работать и открывать новые прекрасные выставки российских и зарубежных художников. Посещаемость у нас растет. Даже сейчас, в летнее время, в МАММ очень много зрителей.

Среди семи выставок, которые сейчас открыты в МАММ, на выставке Леонида Тишкова «Ближе луны только звезды» есть инсталляция: звезда, которая то поднимается на небеса, то падает. Глядя на падающую звезду, зрители могут загадать желание. Людям важно мечтать, загадывать желания. Выставка Тишкова — диалог с моей любимой книгой Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц», и в музее можно купить эту замечательную книгу, которую надо читать всем детям и перечитывать взрослым.

Практически одновременно с нашей выставкой у Леонида Тишкова открылись выставки в Японии и Южной Корее. А мы показываем сейчас выставку итальянского фотографа Габриэле Галимберти, который в прошлом году выиграл премию World Press Photo. 20 августа Галимберти приедете в Москву, даст в МАММ мастер-класс и проведет личную экскурсию по своей выставке. Осенью его выставка отправится в Санкт-Петербург и будет показана в музее «Эрарта». Так что международное сотрудничество продолжается. Культурное эмбарго — это нонсенс. Общечеловеческие ценности транслируются через культуру.

Говорить о выставочных планах сейчас сложно. В конце августа закрываемся на ремонт. По плану это два месяца. Но когда речь идет о капитальном ремонте, все может затянуться. Как только ремонт закончится, мы анонсируем новые выставки. Сейчас музей работает над проектом «История русской фотографии». Это большая научная работа на основе собранной за двадцать пять лет коллекции, включающей более 180 тысяч единиц хранения. Мы сделаем выставку, которая займет все музейное пространство, и издадим одноименную книгу, которой в России до сих пор нет.

Важные составляющие деятельности музея — это образовательные курсы и выставочные проекты в регионах. Эта работа будет продолжаться в МАММ и во время ремонта.