«Афиша Daily» поговорила с тремя людьми, которые уходили из соцсетей на сутки и на полгода, чтобы узнать, каково живется без ежедневной проверки ленты новостей и что они почувствовали, когда вернулись в мир информации.

Злата Николаева

Специалист по коммуникациям. На три месяца ушла из всех соцсетей

Транслировать свою жизнь онлайн я начала полжизни назад, в 16 лет, — тогда, правда, еще не изобрели социальные сети, и я вела ЖЖ, в котором писала о быте, страданиях и радостях школьницы старших классов. Потом, понятно, бытописание перетекло в социальные сети, фейсбук, «ВКонтакте», твиттер, инстаграм. В свое время мне то ли высокомерие не позволило, то ли усердия не хватило стать по-настоящему известным блогером и зарабатывать этим на жизнь, но мой огромный круг общения и знакомств сформировался прежде всего в интернете.

Я сидела в социальных сетях часами: это даже не три часа в день, а просто любая свободная минута, в которую можно запостить селфи, что‑то написать, прокомментировать или просто лайкнуть. Меня это не беспокоило — я так жила всю жизнь и не пробовала иначе.

Каким был детокс

Прошлой осенью я спонтанно решила разобраться с накопившимися в голове и душе проблемами и уехала в изоляцию — не только от социальных сетей, а примерно от всего, из чего состояла моя повседневная жизнь. Это такой терапевтический курс, в моем случае на три месяца, с определенными правилами, и одно из них — ты сдаешь смартфон на входе и получаешь на выходе. Это обусловлено самой терапией: нужно было сосредоточиться на себе, своей внутренней жизни, на тех, с кем общаешься сейчас, и не отвлекаться на жизнь вовне.

Честно говоря, отказ от социальных сетей и связи во всем этом предприятии пугал меня больше всего. Как это, не быть в курсе того, что происходит, каждый день и час? Как это, никак по этому поводу не высказываться? Было до ужаса тревожно, но ровно до того момента, пока этот самый телефон я не сдала.

Дня три мне было физически некомфортно, казалось, что гаджет прирос к ладони и стал продолжением тела, поэтому я вертела в правой руке резинки для волос, часы, еще какие‑то предметы. А потом отпустило, и тревога ушла совсем.

Оказалось, что если выходить на связь с родными пару раз в неделю, то этого достаточно, а разговоры радуют. Что мир не рушится от того, что я пристально не слежу за происходящим. Если вдруг я закапывалась в какие‑то такие мысли, то спрашивала себя: «Ну, хорошо, допустим, прямо сейчас у тебя взломали все пароли и спамят твою книгу контактов. Ты можешь на это повлиять? Тебе стало хуже, ты пошла сыпью, поднялась температура, сложно дышать? Нет, ты все та же, и жизнь все та же, все хорошо, и никто не умер». Я пропустила новости о том, что в США сменился президент, чем закончились протесты в Беларуси и Казахстане, и вторую волну коронавируса в Москве. И это ровным счетом ничего не изменило в моей жизни.

Конечно, пришлось придумывать себе новые развлечения, например, о ужас, говорить с людьми голосом; писать ручкой на бумаге, когда хочется что‑то зафиксировать. За три месяца без интернета я прочитала тонну книжек, за которые не взялась бы раньше. Стала хорошо засыпать впервые примерно за десять лет, причем буквально с первого дня — светящийся в темноте экран больше не сжигал мелатонин. И еще вернулась концентрация. Оказалось, многое в моей неспособности сосредоточиться на чем‑то, доделать дело или додумать мысль до конца было из‑за тонны нависающих незакрытых вкладок и возможности в любую секунду отвлечься на соцсети и чаты.

Что стало после детокса

Помню, когда мне вернули телефон и я вышла в социальные сети — испытала то самое забытое чувство тревоги, как в момент, когда его сдавала. Надо бы что‑то написать, а что? Надо ответить на ту пару десятков сообщений, что мне написали за три месяца самозабана. Надо, надо… В общем, я быстро втянулась обратно, но некоторые банальные, но новые для меня правила общения в социальных сетях в жизнь ввела.

Если хочешь что‑то написать, особенно на актуальную тему, представь комментарии и трижды подумай — хочешь ли ты потратить несколько часов на дискуссии? Нет особого желания — лучше не пиши.

Никто не умрет, если ты не ответишь на комментарии.

Никто не умрет, если ты не ответишь на сообщение. Или ответишь через три часа, или завтра.

Нельзя засыпать носом в светящийся экран. Хочешь выспаться — отложи телефон.

И вообще, хорошо хотя бы раз в сутки на полчаса или час откладывать телефон, чтобы, например, принять ванну или почитать книжку.

Любое живое общение лучше чатиков. А если нет, то лучше вообще не общайся.

Знаю, что это банальные истины, но мне как зависимому от социальных сетей человеку пришлось дойти до них радикальным способом полного отказа. Кстати, всем, кто устал, рекомендую — и точно сама буду практиковать — дни и недели без ежедневного вещания. Хотя бы в отпуске — мир выстоит без моего селфи на фоне заката.

Василий Зоркий

Музыкант, сценарист, продюсер. Полгода не заходил в фейсбук

До отказа от соцсетей я сидел в них постоянно. Особенно в фейсбуке — в течение многих лет писал по одному посту в день. Мне казалось, что любая мировая новость требует моего комментария, оценки, глубокого анализа или хотя бы маленькой шутки. Плюс ко всему я много переписываюсь с людьми и раньше недооценивал насколько — казалось, все так живут.

Думаю, это началось, когда я работал в «Большом городе». У меня было ощущение, что крутых взрослых окружает огромный поток информации, — они знали все, что происходит, и, казалось, что это какая‑то неотъемлемая часть жизни. А потом, как и у многих других, со временем возникает ощущение, что что‑то пропустишь, не узнаешь, где‑то будет что‑то классное — и постепенно залипаешь.

Каким был детокс

Я всегда любил резкие решения, поэтому лет пять назад почти полгода не пользовался фейсбуком и другими соцсетями. Понял, что не справляюсь с объемом информации, растворяюсь в нем и физически, голова не успевает обрабатывать все происходящее. Никаких лайфхаков — просто все удалил и решил посмотреть, что из этого выйдет. Потом было еще несколько таких периодов, когда совсем не хотелось знать, что происходит. Очень интересный эффект — когда уезжаешь из России в любое путешествие, сразу перестает хотеться быть в курсе всего.

Сначала было страшно, казалось, что я исчез. Потом супер — появилось о чем разговаривать с друзьями при встрече, ведь никто теперь не узнавал, что с тобой происходит, из твоего инстаграма.

Появилась личная жизнь, которую можно было делить только с по-настоящему близкими людьми. Свой маленький мир, намного более спокойный и адекватный. Просто составляешь себе расписание, что нужно делать, с кем реально хочешь встретиться, сам пишешь, сам звонишь. Оказывается, что ты никуда не делся, а в каком‑то смысле, наоборот, нашелся.

Есть довольно объективные проблемы — в работе, которой я занимался, были мероприятия, праздники и музыка, а когда тебя нет в соцсетях, ты как будто умираешь. Тебя перестают звать, перестают звонить и предлагать проекты. Стало намного меньше заказов. Сначала показалось, что это классно, потом, что не очень. Стало понятно, что соцсети сегодня, к сожалению, в определенных сферах необходимы.

Что стало после детокса

Когда я возвращался обратно, было ощущение лавины. Первое чувство — тревожность, она быстро и незаметно появляется. Фейсбук — токсичная среда. Это как посмотреть программу Соловьева: три минуты, и ты уже кого‑то ненавидишь. Кто‑то неправ. Кто‑то сказал глупость. Случилась какая‑то дичь, и вот ты уже следишь за тысячью событий по всему миру, тебя это задевает, заставляет думать, участвовать, обсуждать, ругаться. Стало понятно, что нужно это обуздать и немедленно.

Я придумал систему: фейсбук использовать исключительно как точку входа — ничего не читать, а только чем‑то делиться. Например, я люблю писать смешные тексты с похмелья про жизнь. Или, как бабушка, часто использую фейсбук как гугл — это очень удобно: где найти пять красных носков, как выйти на Брэда Питта, как научиться пилотировать космолет — и сразу кто‑то может посоветовать, связать с нужным человеком.

Инстаграм стал моей игровой площадкой, местом веселья. Сняли дурацкое видео, как танцуем в гостинице, — выложили, записали песню — выложили. Использую его скорее как маленькое медиа, которое рассказывает о том, что мы придумали, делаем и планируем. В остальном я ограничил свое взаимодействие — не ввязываюсь в споры, не участвую в конфликтах. Сделал себе специальную ленту из маленького количества людей, которые действительно интересны.

Я думаю, что запретить себе что‑либо не сработает. Мне нравится идея смотреть соцсети 15 минут утром и вечером. Точно надо отписаться от 99% каналов в телеграме, которые вы на самом деле не читаете. В идеале — написать список людей, с которыми вам хочется общаться, потому что общение это вещь системная, оно формируется на дистанции, а соцсети создают гигантский круг, который на самом деле невозможно вытянуть. Ты не можешь регулярно поддерживать отношения с пятью тысячами людей. Это съест 800% твоего времени.

Ева Краузе

Музыкант, создательница проекта Mirèle. Уходит из соцсетей на иудейский пост

Раз в неделю-две — зависит от состояния — делаю себе выходные от всех соцсетей. Пользуюсь только телеграмом для связи с близкими. Таким образом хотя бы немножко разгружаю мозг от информации, работы и социальных связей. Это маленький Шаббат.

Социальные сети — лучшее, что придумал человек для человечества.

Это полноценная альтернативная реальность, которую ты можешь спроектировать под себя в зависимости от запроса. В свое время нетворкинг помог мне стать услышанной и набрать аудиторию. Да и сейчас это один из главных информационных каналов, от которого зависит моя реальная жизнь.

Из минусов — разве что неконтролируемый объем информации, который забивает энергетическое поле. До психотерапии у меня минимум раз-два в месяц было выгорание. В этот момент я обычно отпрашивалась со школы, закрывалась в комнате, если были силы, откладывала телефон и занималась музыкой. Это успокаивало.

Каким был детокс

Если брать сознательный отрезок времени, то мой максимальный период отказа от соцсетей — это 25–26 часов на время иудейского поста Йом-кипур раз в год. В этот день ты не можешь делать ничего, примерно как Шаббат, только намного строже.

Конечно, без соцсетей чувствуется дискомфорт — это необычно для нашего мозга, привыкшего к ежеминутному поглощению медиапотока. Но я не терплю насилия над собой, поэтому все происходит по согласию. По окончанию периода чувствую перезагрузку, упорядочение мыслей. Улучшается работоспособность, мозг лучше настроен на креатив, уходит тревожность.

В любой работе, в любом деле обязательно должен присутствовать отдых. Советую хотя бы раз в неделю уделять свое драгоценное время на что‑то, возможно, более полезное. Например, сходите на массаж, позвоните маме или просто прогуляйтесь по набережной.

Подробности по теме
Этот текст — часть нашего большого спецпроекта о влиянии соцсетей на нашу жизнь. Изучите его полностью!
Этот текст — часть нашего большого спецпроекта о влиянии соцсетей на нашу жизнь. Изучите его полностью!