Ежедневно инстаграмом, фейсбуком и тиктоком пользуется практически каждый второй житель Земли. Они проникают во все сферы жизни и меняют ее привычный уклад. Для спецпроекта «Синий Монстр» «Афиша Daily» изучила последние исследования и рассказывает, как социальные сети повлияли на общение и нас самих.

У нас появилась «фейсбук-личность»

Древнее видео, в котором студенты сравнивают, насколько их фейсбук-личность отражает их настоящих. Средняя оценка — шесть из десяти

Еще в 2016 году исследователи заявили, что устройство социальных сетей привело к возникновению социальной межреальности, — нового, более гибкого и динамичного пространства для общения. В этой новой реальности пользователи ведут себя по-другому: они скрывают настоящие личности за виртуальными и формируют альтернативную социальную идентичность. То есть контролируют то, как их увидят другие.

Явление также называют «фейсбук-личностью»: в социальных сетях человек ведет себя не так, как в жизни, — показывает себя более образованным, состоятельным и счастливым. Часто к созданию фейковой личности в интернете склонны люди с низкой самооценкой. «Они используют фейсбук, чтобы развивать и поддерживать социальные связи, которых может недоставать в реальности, — пишут исследователи-психологи из Израиля. — Такое использование социальных сетей помогает им улучшить самочувствие, ослабить чувство одиночества, повысить самооценку и добиться социальной поддержки».

Мы живем в пузыре идентичности

На самовосприятие личности влияет и широкое распространение группового общения. «Даже простых отношений между людьми, возникающих по независящим от них причинам (например, назначение в пару по проекту), достаточно, чтобы увеличить мотивацию во время работы», — замечает доктор психологии Арт Маркман. Социальные сети же дают возможность постоянно объединяться в группы как по общим, так и по нишевым интересам, что помогает повысить продуктивность в целом.

С другой стороны, отмечает он, слишком тесная близость к группе может изменить образ мышления и поведение пользователя. После долгого присутствия в одной и той же группе ее участники начинают подражать поведению друг друга. Это приводит к образованию пузыря идентичности: наше самовосприятие немного стирается и подстраивается под общие характеристики группы.

Больше всего это заметно на примере тиктока. Наверняка за время карантина вы хоть раз делали что‑то, что увидели в своих рекомендациях: пекли хлебную жабу, готовили кофе дальгона или стригли челку. Многочисленный повтор одного тренда в разных вариациях пробуждает желание сделать то же.

Мы стали подстраиваться под чужое мнение

Спираль молчания: чем меньше о чем‑то говорят, тем меньше об этом хотят говорить в будущем

Пользователи стали подвержены влиянию своих подписчиков, утверждает исследование 2011 года, и начали действовать в их интересах даже на личных страницах в соцсетях. Чтобы добиться одобрения, они склонны публиковать только тот контент, который понравится аудитории и, соответственно, соберет много лайков и комментариев, а «неудобные» и «непопулярные» темы — замалчивать.

Страх оказаться изгоями заставляет и не высказываться вовсе, если пользователи понимают, что их мнение не совпадает с точкой зрения большинства. «Носитель непопулярного суждения может даже присоединиться к противоположной стороне, ориентируясь на представителей господствующего мнения, — отмечает российский исследователь в своей статье о феномене спирали молчания в соцмедиа, — тем самым минимизируя свои социальные риски». Так он запускает спираль молчания в интернете: теперь кажется, что сторонников популярного мнения еще больше, а все следующие за первым участником спирали носители непопулярного мнения присоединятся к этой группе, думая, что они в меньшинстве.

Мы стали даже поступать иначе

Боязнь стать изгоем влияет даже на то, как мы лайкаем посты в фейсбуке: «Пользователей заботит собственный статус на платформе, который можно рассматривать как выражение популярности и уважения в глазах других людей. Опасаясь понизить его, они часто не хотят быть первыми, кто лайкнет пост с противоречивым мнением. При этом наличие трех лайков на нем служит надежной подушкой и доказательством потенциального социального одобрения».

Из‑за алгоритмов социальных сетей, которые в основном подбирают посты с точкой зрения, похожую на ту, что пользователь уже лайкнул лента чаще всего сводится к монополярной картине мира: например, приверженцы консервативной политики будут все чаще видеть посты, подтверждающие их точку зрения. Так социальное давление на пользователей лишь увеличивается и заставляет их подчиняться господствующему мнению.

Аналог такого поведения можно найти и в реальном мире. Эксперимент, проведенный в день выборов в США в 2010 году, показал: пользователи, получившие сообщения о количестве проголосовавших друзей, шли на выборы чаще, чем те, кто получил простое напоминание о голосовании.

Возникли новые формы общения

Наш способ общения изменился — оно потеряло временные рамки и ограничения. Раньше сложно было представить, как во время телефонного разговора вы резко бросаете трубку и отключаетесь. Сейчас же совершенно нормально выйти из диалога прямо во время переписки и ответить спустя пару часов или даже на следующий день.

Общение также стало групповым. До появления социальных сетей в большинстве случаев коммуникация была либо частной (телефоны и разговоры один на один), либо массовой — через СМИ. Социальные сети же ввели новый тип коммуникации — в группах и беседах по интересам. «ВКонтакте», твиттер, фейсбук позволяют легко находить людей с общими увлечениями и начинать групповое общение в пабликах и беседах. «Это то, что мы сегодня считаем само собой разумеющимся, но в значительной степени является заслугой социальных сетей, — говорит специалист по маркетингу в социальных сетях Марк Шефер. — Если подумать, легкое групповое общение и сотрудничество, возможно, одно из самых важных последствий эпохи социальных сетей».

Увеличился риск депрессии

Одна из причин популярности соцсетей — желание получить от других участников лайки, комментарии и подписки. Такое одобрение активирует области мозга, отвечающие за вознаграждение. В то же время количество лайков напрямую связано с уровнем самооценки: чем больше лайков вы получаете, тем она выше. Но по тысяче лайков на свои посты получают далеко не все пользователи, поэтому зависимость от такого одобрения ведет к росту риска депрессии.

В социальных сетях мы невольно сравниваем себя с другими пользователями. А учитывая то, что картинка в интернете чаще всего далека от реальности и показывает жизнь с лучшей стороны, это сравнение, как правило, оказывается не в нашу пользу, что тоже приводит к риску развития депрессии. 14-дневное исследование показало, что психическое здоровье испытуемых ухудшалось, когда они проводили в фейсбуке больше двух-трех часов в день. Из‑за постоянного сравнения своих профилей с чужими они начинали хуже относиться к своему социальному положению и жизни.

Однако само по себе использование соцсетей к депрессии привести не может. Ученые подчеркивают, что они лишь усугубляют уже имеющиеся психологические проблемы.

«Опасность заключается в том, что Facebook и другие соцсети позволяют следить за людьми, с которыми мы мало знакомы и практически не пересекаемся в повседневной жизни, — отмечает одна из авторов исследования Май-Ли Стирс. — Из‑за этого мы судим о них лишь по их публикациям. Большинство пользователей, как правило, делятся лишь хорошими новостями, игнорируя плохие, поэтому, сравнивая себя с друзьями по постам, мы можем решить, что их жизнь лучше, чем она есть на самом деле, и будем думать хуже о собственной».

Врач и киберпсихолог Игорь Пантич подтвердил это открытие. По его словам, длительное использование социальных сетей может вести к появлению депрессии, а регулярное использование нескольких соцсетей увеличивает этот риск в разы. Так, исследование, опубликованное в журнале Computers in Human Behavior, показало, что у людей, которые пользуются семью и более приложениями, уровень тревожности в три раза выше, чем у пользователей одной-двух социальных сетей.

Мы стали по-новому потреблять новости

Визуализация информационных пузырей: слева — социальные связи людей с либеральными взглядами, справа — связи людей с консервативными взглядами

Социальные сети кардинально изменили медиа за последнее десятилетие — о происходящем чаще узнают из ленты «ВКонтакте» или твиттера, чем из традиционных источников информации. Так, статистика за 2020 год показывают, что больше половины американцев получают последние новости из фейсбука, твиттера, ютьюба и инстаграма вместо традиционных СМИ. В России социальные сети предпочитают меньше — 42% населения. Но всего за три года этот показатель вырос в два раза.

Несмотря на то что люди проводят в соцсетях по 2,5 часа каждый день — что за неделю составит целый день без учета времени на сон, они не доверяют тому, что читают в соцсетях. 59% пользователей соцсетей считают, что прочитанная в них информация окажется или неверной или неточной. При этом такому же числу людей никак не мешает делиться в соцсетях новостями, в которых они прочитали только заголовок.

Бизнес стал пользователем

Сейчас ведение бизнеса невозможно представить без соцсетей: 96% компаний по всему миру ведут страницы в фейсбуке, 82% — в инстаграме, а 53% — в твиттере и на ютьюбе. Профили в социальных сетях позволяют предпринимателям продвигать свои товары и постоянно поддерживать контакт с клиентами. Особенно это помогает малому бизнесу, для которого страница в инстаграме или фейсбуке порой становится главным ключом к аудитории.

«Социальные сети — это не только место для продажи продуктов и услуг, но в первую очередь платформа для общения с клиентами, — подчеркивает Симеон Эдосомван из Государственного университета Северной Дакоты. Влияние соцсетей на бизнес сейчас настолько высоко, что от качества их ведения зависит имидж компании. Если бренд не отвечает пользователю в течение долгого времени или просто игнорирует его сообщение, клиент может счесть компанию ненадежной, а его лояльность и доверие к магазину могут упасть».

Подробности по теме
Синий монстр: как соцсети изменили нас
Синий монстр: как соцсети изменили нас