Несколько недель назад в социальных сетях стали вирусными необычные наборы лего с Бабой-ягой, Емелей и автозаком. Их собирает художник Артем Бизяев под псевдонимом Олег Легов. Создатель телеграм-канала Land of Lego Александр Каныгин поговорил с ним о любви к русским народным сказкам, комиксах и городских протестах.

— Я как‑то увидел, что о твоих лего-работах тепло отзывается в инстаграме продюсер Александр Роднянский. Было неожиданно.

— Мы познакомились во время работы над фильмом «Девятая». Им в какой‑то момент понадобился аниматор: чтобы объяснить какие‑то сюжетные ходы, создатели решили использовали комиксные вставки. И я примерно месяц в очень напряженном режиме рисовал эти кусочки для фильма.

— Ну то есть лего это хобби, а основная твоя занятость — художник?

— Сейчас я занимаюсь комиксами с моим другом Виталием Терлецким. Вообще, началось все с учебы на режиссера анимации в питерском институте кино и телевидения. После него я какое‑то время работал в анимационной сфере: и аниматором, и фоновщиком, и какую‑то рекламу делал. Всего по чуть-чуть. Каких‑то больших авторских лент у меня, правда, нет, но, возможно, ты видел наш с товарищем Антоном Королюком небольшой мультфильм о пиратах, которые попадают на остров динозавров. Он был оформлен как заставка к несуществующей видеоигре, и, что забавно, люди в комментариях начали обсуждать именно игру.

— Такой Тарантино: несуществующая реклама несуществующих фильмов.

— Да! Тут же высказались критики видеоигр. Потом была работа над детским мультсериалом «Котики, вперед!» — довольно долго рисовал раскадровку для них. Или, может быть, видел сериал «Om Nom Stories» — я тоже немного приложил к нему руку, делал фоны. А «Атомный лес» на 2×2? В самом начале тоже рисовал для него.

— Ты сказал раскадровку? Звучит как что‑то из эпохи старой анимации, когда абсолютно все делалось вручную.

— Нет, раскадровка делается и сейчас. Это планирование монтажа и планов, условно комикс, по которому можно понять общий хронометраж и длительность каждой сцены. Для анимации это очень важно: если в кино ты можешь сделать 20 дублей, то здесь каждая секунда стоит слишком дорого. И аниматоры заранее выверяют каждый кадр. Грубо говоря, раскадровка это тот же комикс.

Так совпало, что во время учебы ребята из студии Bubble пригласили меня поработать над небольшим журнальчиком с юмористическими комиксами. Это потом уже начали выходить серии, и я стал рисовать первые выпуски «Инока». Я тогда еще учился, и мне не всегда ловко вспоминать результаты работы.

Ну а совсем новым этапом в жизни и работе стал момент, когда мне доверили писать сценарии и я стал делать авторские комиксы. Вот не так давно была серия из четырех выпусков «Нечистая сила» про мифических персонажей вроде лешего, великана и домового, которые одновременно еще и музыканты.

Комиксы, над которыми работал Бизяев

1 из 5
2 из 5
5 из 5

— А как себя чувствуют авторские комиксы сегодня?

— Они выходят. И в том числе у Bubble есть не только серия про [майора] Грома, они иногда небольшими тиражами выпускают совершенно новые серии, чтобы понять отклик аудитории.

Есть комиксы, которые выходят за пределы узкой тусовки, недавно вот графический роман Оли Лаврентьевой «Сурвило» наделал довольно много шума. А Виталий Терлецкий с комиксом «Собакистан» попал на [литературную] премию «НОС».

Подробности по теме
«Персик и Герцог»: как прошел 2020-й в Собакистане
«Персик и Герцог»: как прошел 2020-й в Собакистане

— В России есть какое‑то издательство, которое переводит лучшие работы и публикует в других странах? Чтобы там тебя или других авторов могли узнать?

— Насколько я знаю, нет. Большинство русских художников мечтают, что они набьют руку и их заметят в «большой двойке»: Marvel и DC. Где‑то в социальных сетях, например через твиттер. По крайней мере, такие примеры есть. Если ты активный и говоришь по-английски, вполне можно достучаться до нужных людей. Особенно если рисуешь в популярном стиле.

Для меня рисование — это мучение, через которое нужно пройти, чтобы сделать проект.

Но опять-таки это мечта для художников, которые любят рисовать. Мне бы не хотелось ограничивать себя только этим. Мне интереснее придумывать истории. А авторские истории для западных изданий — у них и своих хватает.

— Давай перейдем к лего. Откуда такая любовь к конструктору?

— Думаю, как и у многих людей, чье знакомство с конструктором пришлось на 90-е, она из детства. Вспомни: у тебя из игрушек есть условно кусок железа с дырками и деревянные кубики, а где‑то в магазине ты видишь лего, инструмент для бесконечного творчества. Хотя бесконечного это громко сказано, так как родители обычно покупали крошечные наборчики из десятка деталей. И «Волшебный сундучок Milky Way» (в 90-х в продаже был набор из шоколадного батончика и небольшого набора лего в одной коробке. — Прим. ред.), если такой помнишь.

Когда из имеющихся кубиков я построил все что мог, в ход пошли каталоги конструктора. Тогда моя игра в лего была скорее виртуальная: я мечтал, что если бы у меня был пиратский корабль, то переместил бы пушку сюда, а тут повесил топор, а тут придумал что‑то еще. Ну а когда наконец начал зарабатывать и покупать наборы самостоятельно, все детали ссыпал в одну коробку и потом часами в ней копался, собирая что‑то «из головы». В последний раз пришлось спать на диване, потому что вся кровать была завалена конструктором, — на ней удобно проектировать модель.

Наборы с концептами конструктора по мотивам русских сказок

1 из 7
2 из 7
7 из 7

— В какой момент ты решил выставить свои работы в Lego Ideas (сервис, где каждый желающий может разместить модель из реально существующих кубиков лего. При определенном везении она будет выпущена в виде официального набора. — Прим. ред.)?

— Если честно, сначала я довольно скептически относился к Ideas: мне казалось, что там размещают поделки только те, у кого какое‑то неприличное количество конструктора. Знаешь, как в роликах с профессиональными сборщиками, у которых за спиной целые стеллажи с разными деталями. У меня, понятно, таких никогда не было. Зато я узнал, что есть программа [BrickLink Studio] для виртуального творчества. В ней бесконечный запас лего — как раз то, о чем я мечтал в детстве.

— А как пришел к теме русских народных сказок?

— Я, кажется, листал инстаграм и увидел очень крутую иллюстрацию избушки на курьих ножках. И понял — это именно то, что нужно делать в Ideas. Потому что для мирового сообщества это одновременно близкая тема, ведь Баба-яга, по сути, просто лесная ведьма, и одновременно она персонаж из комиксов: полистайте «Хеллбоя» или «Скуби-Ду».

Я совершенно не думал в тот момент про какую‑то ностальгию по детским сказкам.

Кроме того, лично мне бы хотелось собирать немного другие серии лего, чем те, что продаются сейчас. Больше чего‑то оригинального, вроде линейки Hidden Side, а не лицензированных наборов (вроде лего по «Гарри Поттеру». — Прим. ред.).

Это как с комиксами. Ты, конечно, можешь заниматься творчеством на какую‑то известную тему, вроде ковбоев или самураев, и это, скорее всего, многим понравится. Но я задаю себе вопрос: почему я буду рассказывать о ковбоях, если я не живу в подобной культуре? Лучше и честнее будет сделать про то, с чем я рос.

— Ты же не по памяти делал ту же Бабу-ягу? Где‑то искал референсы?

— Не только искал, но и пересмотрел кучу вариантов, кто как ее рисует. У Бабы-яги сотня разных образов: она может быть страшной лохматой старухой или веселой бабулькой. Я выбрал нечто усредненное, ближе к фильму «Морозко» и советским киносказкам.

— Несколько раз видел, как люди под твоими работами спрашивали, где такой конструктор можно купить. Может быть, стоит выпустить их собственной линейкой?

— Мне писали какие‑то бизнес-люди, что они готовы помочь организовать печать такого конструктора. Но я идеологически не люблю китайские аналоги, они не того качества, не тех цветов. Да и это просто интеллектуальное воровство.

А потом у моих моделей проработана визуальная часть, но не инженерная. Я не уверен, что они будут устойчивыми или просто не рассыпятся. Чтобы выпустить их как наборы, их нужно доработать.

Набор с версией Lego City с российскими городами

1 из 2
2 из 2

— Еще у тебя был набор с автозаком. И тут вроде идея понятная, но как будто слишком очевидная: есть протест, давайте соберем его из лего.

— Я не планировал останавливаться на одном автозаке — целью было сделать серию наборов. Официальные наборы Lego City очень веселые и мультяшные, там даже злодеи выглядят как братья Гавс — в костюмах в полоску. Но мне нравилась идея City в российских реалиях: панельки, не самые радостные автомобили, лавочки с пустыми бутылками. Первым в серии был каток, который укладывает асфальт зимой, а вторым как раз автозак, потому что в тот момент опять начались митинги.

Я скорее хотел показать понятные нам будничные явления, часть современной России. Конечно, когда я запостил эти фотографии, их восприняли как политическое высказывание. И мне написали кучу негативных комментариев, хотя, честно говоря, я не хотел такого эффекта.

— Будешь ее продолжать? Или сейчас занят чем‑то другим?

— Сейчас я развиваю серию Oleg в довольно свободном стиле «Что было бы, если бы лего изобрели в России», то есть делаю наборы на мотив отечественной культуры, не привязываясь к определенной теме. Буду делать и фан-арты фильмов, и продолжать тему сказок. То есть я заранее не просчитываю никаких стратегий, все зависит от настроения.

Подробности по теме
«Каждая панелька — это памятник»: кто превращает русскую тоску в сувениры
«Каждая панелька — это памятник»: кто превращает русскую тоску в сувениры