Писательницу Гузель Яхину, автора романов «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои», обвинили в плагиате. Рассказываем о том, в чем состоит обвинение, что на это отвечает Яхина и как реагируют критики и писатели.

10 марта самарский краевед Григорий Циденков рассказал, что, посмотрев презентацию романа Гузели Яхиной «Эшелон на Самарканд», пришел к выводу, «что весь роман состоит из компиляции и пересказа с минимальными изменениями публикаций» блога Циденкова в «ЖЖ». По мнению историка, чтобы «уйти от обвинений в плагиате, Яхина меняет некоторые детали и добавляет воды в виде собственных вымыслов».

Гузель Яхина отвергает обвинения в плагиате и уже пообещала подготовить комментарий об исторических источниках своего романа. Большинство писателей и критиков, высказавшихся по теме, выступает в защиту писательницы, отмечая, что архивные исторические документы не являются объектом авторского права, а также обращая внимание на то, что Циденков выдвинул обвинения, не ознакомившись с текстом романа.

Гузель Яхина

Писательница

«Я — добросовестный исследователь. Приглашаю всех заинтересованных ознакомиться с „Комментариями автора“ в конце книги (с. 499–501). Там перечислены основные источники, которые тем или иным образом помогли мне создать романный текст: 10 мемуарных книг, 4 сборника архивных документов, 1 докторская диссертация по истории, 1 книга по психологии аутизма и годовые подшивки „Красной Татарии“ за 1920-е годы. Многие другие мои консультанты (а их было немало за 2,5 года создания романа) с благодарностью упомянуты в разделе „Благодарности“ (с. 507–508).

В ближайшее время я препарирую текст „Эшелона на Самарканд“ — подготовлю развернутые комментарии по тем моментам, которые брала из источников. То есть покажу, „из какого сора“ растет исторический роман.

А от Григория Циденкова ожидаю конкретных фактов — по литературным моментам, то есть обвинению в плагиате:

1) Какие именно заимствования из созданного им наброска сценария он увидел в романе „Эшелон“? Какие именно эпизоды, сцены, диалоги, фразы были „украдены“?

2) В чем именно выражается „кража героя“? Какие именно характеристики, поступки, фразы, мысли героя были „украдены“?

3) В чем именно выражается „кража детских имен“? В романе „Эшелон на Самарканд“ имеется более пяти сотен детских кличек-прозвищ (две клички я взяла из мемуарных книг, остальные выдумала сама). Какие именно из этих пяти сотен были „украдены“ и из каких публикаций Григория Циденкова?

До тех пор, пока ответы на данные вопросы не будут получены и не появится предмета обсуждения, считаю обвинения в плагиате огульными и бессодержательными».

(Источник)

Подробности по теме
«Мне не хотелось делать «Зулейху 2.0»: Гузель Яхина о «Тотальном диктанте» и новом романе
«Мне не хотелось делать «Зулейху 2.0»: Гузель Яхина о «Тотальном диктанте» и новом романе
Анна Наринская

Литературный критик, куратор

«Я внимательно прочла посты историка, с которых — говорят — ее роман „Эшелон на Самарканд“ „списан“. Я еще не читала этот роман Яхиной (кроме опубликованного в „Новой“ отрывка). Но по моему уверенному мнению, с этих постов „списать“ никакой роман нельзя. Если два человека ищут в архивах материалы на одну и ту же тему — очевидно, что они напарываются на одни и те же сюжеты. Как вообще можно объявлять авторское право на историю?»
(Источник)

Константин Мильчин

Литературный критик

«Самый важный (на мой взгляд) момент — Яхину упорно подозревают в том, что она пишет исторические романы, реалистичную прозу. Меж тем все ее книги, и „Эшелон на Самарканд“ особенно, — это нашпигованные метафорами притчи. Она и Циденков играют в разные виды спорта».
(Источник)

Галина Юзефович

Литературный критик

«Я очень сочувствую Григорию Циденкову по-человечески, но если ты историк-архивист, если тебе важно застолбить за собой какую‑то тему (а особенно если помимо чисто научных ты имеешь еще и какие‑то литературные амбиции), не стоит выкладывать в открытый доступ свои находки до публикации твоей собственной книги. С другой стороны, сейчас благодаря выходу романа Гузель Яхиной (а я уверена, что несмотря ни на что его ждут успех и народная любовь) маргинальная, в общем, на сегодня тема голода в Поволжье окажется на какое‑то время в фокусе общественного внимания. А это значит, что собственная книга Григория Циденкова, когда он ее все же допишет и выпустит, выйдет в свет на волне интереса к этой проблематике и прозвучит куда громче, чем если бы „Эшелона на Самарканд“ вовсе не было. Я, по крайней мере, куплю и прочту ее с интересом — в том числе и для того, чтобы понять, в чем же была неточна Яхина».
(Источник)

Майя Кучерская

Писательница

«В истории с „Эшелоном на Самарканд“ Гузель Яхиной меня, пожалуй, особенно изумляют два обстоятельства. Григорий Циденков — историк, ученый! — обвинил роман в плагиате, романа НЕ ПРОЧИТАВ. Второе: писательский цех затаился и молчит. Никто, ни один не поднимает (пока?) голос в защиту не столько романа (его, вероятно, не успели еще прочитать, он только явился в свет), сколько искусства, свободного творчества. И литературного труда».
(Источник)

Дмитрий Захаров

Писатель

«Я, может, живу в несколько другой системе координат, но мне по-прежнему кажется, что обвинения так вызывающе вздорны, что на них реагировать не следует. Я увидел упомянутые обвинения, мы с Шамилем Идиатуллиным коротко обсудили, что стыдно людям, считающим себя литераторами, это всерьез комментировать, и пошел дальше».
(Источник)

Арсений Гончуков

Писатель, режиссер

«Я вот иногда даже радуюсь, что у меня нет такой степени популярности. Как это вот, заходить в интернет, а тут бурлящий резервуар каждый раз опрокинулся. Как это видеть и терпеть? Я бы мгновенно спился».
(Источник)