На фестиваль «Политех» в Москву в рамках цикла лекций «Возвращение этики» просветительского проекта InLiberty приехал британский философ Дэвид Эдмондс, исследующий вопросы морали. «Афиша» выяснила у него, как философия связана с реальностью, влияет ли наука на мораль и где искать объективность.
Дэвид Эдмондс
Дэвид Эдмондс
британский философ, писатель и радиоведущий

Философ Дэвид Эдмондс известен прежде всего благодаря интересу к философским экспериментам, изучающим вопросы морали. Самому известному из них — убили бы вы толстяка? — он посвятил целую книгу. Суть эксперимента в следующем: представьте, что вы стоите на железнодорожном мосту и видите пять человек, привязанных к рельсам. Прямо на них несется вагонетка, а рядом с вами стоит толстяк. Вы точно знаете, что толкнув его на рельсы, вы спасете жизни пятерых людей. Но толстяк при этом, конечно, погибнет. Смогли бы вы убить одного человека, чтобы спасти пятерых? Должны ли вы его убить? Эту задачку можно спроецировать на самые разные ситуации. Подобные вопросы Эдмондс обсуждает своем подкасте Philosophy Bites, который он ведет совместно с другим британским философом, Найджелом Уорбертоном. У подкаста уже более 25 миллионов загрузок, он побывал в списке 30 лучших подкастов iTunes для США, а количество выпусков давно перевалило за две сотни.

Насколько философы далеки от реального мира

В основном философия не связана с реальными человеческими проблемами. Большинство философов интересуются языком, отношениями человека с миром, сознанием. Меня гораздо больше интересуют практические вопросы морали: аборты, войны, смертная казнь и другие виды наказаний, этика и технологии. Есть и другие философы, которые занимаются этими проблемами, но мы в меньшинстве.

Философы мало интересуются практическими вопросами из-за нежелании пачкать руки в этом самом «реальном мире», но, думаю, они ошибаются. Особенно такое отношение характерно для философов из Великобритании и Америки. А вот во Франции ситуация другая. Там философ — все равно что бог. Ну или полубог. Они постоянно выступают публично, рассуждают о политике, вторжениях своей страны в другие государства. Я считаю, что философы не должны избегать публичных дискуссий.

Как мораль влияет на науку: проблемы клонирования и ЭКО

У науки множество достижений, и она развивается быстрее, чем человеческое сознание может справляться с новой информацией. Из-за этого мы часто просто не знаем, как нам быть с некоторыми научными прорывами. Тут можно привести тысячи примеров. Клонирование. Более десяти лет назад была клонирована овца, ее назвали Долли. Клонировать человека теперь тоже вполне возможно, и возникает вопрос, должны ли мы клонировать человека и что с этим может быть не так. Множество вопросов вызывает искусственное оплодотворение. Берут яйцеклетку одного человека, сперматозоиды от другого и помещают все это в чрево третьего. Кто считается родителями? Кто не считается родителями? Что тут приемлемо, а что нет? Можно ли ставить эксперименты на эмбрионах? Еще хороший вопрос: какие медикаменты могут употреблять спортсмены?

Как видите, таких вопросов очень много, и задача философа рассмотреть их со всех сторон, отсечь все лишнее. Философ должен опережать общественное сознание. Например, в Великобритании в 1967-м гомосексуализм был декриминализирован, хотя в то время еще очень многие считали, что он отвратителен и противоестественен. Люди привыкли к гомосексуализму и изменили свое мнение о нем только спустя 20–30 лет.

Еще один пример — экстракорпоральное оплодотворение. Людей, зачатых таким способом, сейчас в Британии очень много. Кажется, половина моих друзей заводила детей именно так, потому что сейчас мы живем дольше и становимся родителями позже, а в 35–40 лет женщинам уже сложнее забеременеть. Когда же ЭКО только появилось, многие люди считали, что оно тоже отвратительно.

Но иногда философы могут и сказать, что что-то действительно аморально и надо это срочно остановить. Для себя я обычно определяю, приемлемо что-то или нет, так: я размышляю, может ли это изменить мир к лучшему и насколько, может ли это уменьшить или увеличить неравенство между людьми.

Может ли мораль быть неправильной

В глубине души все верят в то, что есть правильное и неправильное, есть добро и зло. Думать о морали как о всего лишь одной из точек зрения очень соблазнительно. И все же люди очень серьезно обсуждают вопросы морали, а ведь обсуждать серьезно «всего лишь точку зрения» не имеет смысла. Если бы все было только вопросом точки зрения, то все, что ни предлагали бы политики, было бы правильно, но мы часто с ними не согласны.

Проверить мораль на правильность — вот хороший вопрос. Как это сделать? Сложно сказать. Вот зонт (берет черный зонт). Мы можем объективно сказать, что это зонт, можем рассмотреть его под микроскопом. Это материальная вещь. Мораль — совсем другое дело. Она не имеет смысла без человека, сама по себе. Но возвращаясь к зонту: он определенно черный. Это качество сложно измерить под микроскопом. Вы можете сказать, что он зеленый, потому что свет падает не так или по еще какой-то причине, но все же я могу объективно сказать, что вы не правы. Нужно, чтобы люди видели, что черный — это черный.

Поведение человека в основном зависит от обычаев, люди ведут себя так, как их научили. Философы от Аристотеля до Руссо понимали, что единственный путь воспитать людей определенных качеств — прививать им эти качества с самого детства. С моралью все точно так же. Для этого и существует образование. Да, есть разница между странами, но практически везде люди согласятся, что врать, не держать слово и мучить других — плохо. Даже если говорить о психопатах, которые вроде как не имеют никакой морали, — большинство из них были на самом деле ужасно воспитаны или росли в скверных условиях. Люди, выросшие в любящих семьях, всегда ощущают эмпатию и сострадание.

Может ли наука научить нас, как себя вести

Это очень сложный и важный вопрос. Философам стоит задуматься про это, потому что еще недавно было много открытий на тему того, как работает наш мозг и как мы принимаем решения. Как мы понимаем, что правильно, а что нет? Как на нас влияют биохимические процессы в нашем мозгу, заставляющие нас принимать решения? Мы не можем сказать, что какие-то из этих химических процессов правильные, а какие-то нет. Наш мозг — продукт эволюции, и тут ничего не поделать. Иногда кажется, что мы можем сказать: «О, эволюция тут допустила ошибку, так не должно быть, это неправильно», — но это объяснение не сработает.

Вероятно, нам стоит задумываться, как бы мы себя повели, если бы та часть головного мозга, которая повлияла на наше решение, не влияла не него никак. Наука поможет нам отделять рациональные решения от нерациональных.

Может ли правительство решать, какая мораль правильная

Есть люди, которые считают, что пока у тебя нет Бога, у тебя нет морали, потому что только с помощью Бога мы можем осознать мораль. Но это не имеет смысла. Выходит парадокс: Бог сказал, что что-то правильно, а что-то неправильно, и если он сказал, что, например, пытать невинных детей правильно, то это будет правильно, но никто не согласится с этим. Как только кто-то говорит, что Бог никогда бы не сказал так поступать, то происходит понимание, что есть еще какой-то источник власти, который не зависит от Бога.

Люди не могут считать, что все, что политический лидер страны назовет правильным, и есть правильное, а все, что назовет неправильным, и есть неправильное. Если лидер скажет, что пытать детей — правильно, это всего лишь будет обозначать, что лидер неправ.