Креативный продюсер шоу «Стендап Андеграунд» и ведущий подкаста Woodoomedia Хетаг Колиев выбрал специально для «Афиши Daily» и Porsche 5 самых перспективных комиков поколения Z. Мы попросили его коротко объяснить свой выбор, а также взяли блиц-интервью у каждого комика — об извинениях за шутки, о конкуренции и кайфе от провальных выступлений.

партнерский материал
партнерский материал

Илья Овечкин

Это баламут стендапа, прекрасный и блаженный идиот из романтичных книг. По-хорошему безумный и смешной. Илья — последний Дон Жуан в мире.
Хетаг Колиев
Креативный продюсер шоу «Стендап Андеграунд», один из создателей ютьюб-канала Woo Doo Media

— Зачем ты занимаешься стендапом?

— Мне нравится акт придумывания и акт вынесения это на сцену. Еще ты можешь показать свое творчество вживую и сразу же получить обратную реакцию или можешь это где‑то записать — на телевидении или в интернете, и это будто бы становится неотъемлемой частью тебя. Мне нравится, что можно существовать в нескольких плоскостях одновременно. И то, что стендап — это совмещение писательского мастерства и актерского одновременно.

— Считаешь ли ты, что есть что‑то, о чем шутить нельзя?

— Для меня запретных тем нет. Пару лет назад я думал, я ни за что не расскажу о том, как однажды в четвертом классе описался у доски. А сейчас я думаю: да нормальная история, в этом ничего такого. Если кто‑то поменяет обо мне мнение, то, может, и не стоит общаться с этим человеком. В общем, это от страха и неуверенности в себе ты ставишь сам себе какие‑то рамки и границы.

— Как ты думаешь, что объединяет наше поколение, в чем его главная сила, а в чем слабость?

— Раньше разница между поколениями была более четко выражена и сформулирована. Сейчас из‑за перемен благодаря интернету эти границы более размыты. Мне нравится молодежь тем, что благодаря современным технологиям у них более уважительное отношение к информации. Они (мы) лучше умеют ее искать, понимать, анализировать, отличать истинную от ложной. Как бы не скатиться в идеализацию…

Взять поколение до нас: сложнее было в то время выживать. А когда ты занят вопросами выживания, ты не задаешься вопросами своего внутреннего мира. Сейчас большинство из нас живет в относительно сытое время, и люди чаще начинают задаваться вопросами о внутреннем состоянии. И то, что ты задумываешься о внутреннем, неизбежно ведет к тому, что ты будешь сталкиваться с какими‑то переживаниями, страхами. Из‑за этого кажется, что нынешнее поколение нытики. Но по большому счету они нытики не потому, что они нытики, а прошлое поколение такое сильное и уверенное в себе. Просто мое поколение это показывает, а раньше принято было держать это в себе.

— Каково быть тобой?

— Мне очень нравится. Ставлю этой жизни четыре из пяти. Я сейчас делаю такие вещи и такие поступки, на которые я никогда не думал, что я способен буду пойти. Я думал, что у меня никогда не хватит на подобное смелости и нужно быть особенным человеком, чтобы делать что‑то подобное.

Сейчас я понимаю, что мне это все по плечу. Это моя обычная жизнь, и по большому счету многие на это способны. Это не для особенных, это для каждого, кто по-настоящему захочет это сделать. В основном я имею в виду то, что я могу просыпаться в двенадцать часов дня во вторник, не ездить в метро в час пик. Ну или когда ты летишь на выступление в другой город днем в будний день. Думаешь: о боже мой, как здорово! В универ я просыпался в шесть утра каждый раз, в восемь тридцать ты в метро в давке. Стоишь и думаешь: зачем я вообще живу эту жизнь. Сейчас я чувствую, что я владею своей жизнью и своим временем.

При этом заниматься стендапом — это все равно что открыть свой бизнес. Быть врачом и работать с восьми до шести пять на два — доступнее и понятнее. Ты четко знаешь, когда ты занят, что ты должен делать, ты в любом случае не у дел не останешься. Да, ты можешь жить дерьмово, но ты будешь стабильно дерьмово жить. А когда ты стендап-комик, ты можешь жить и как Господь Бог, и как самый недостойный неудачник в мире. Здесь все зависит от тебя. Нет никаких гарантий, нет никаких рецептов. Тут очень много неизвестностей.

— Какое выступление ты считаешь своим лучшим из тех, что есть в записи в интернете?

— О родителях, бомже, медицине и друзьях.

Даниил Слободенюк

Даниил Слободенюк — бунтарь и смутьян, хаос во плоти. Нолановский Джокер. За Данилой очень интересно следить, парень будет звездой, точно вам говорю.
Хетаг Колиев

— Зачем ты занимаешься стендапом?

— Каких‑то целей у моего стендапа сейчас нет. Кроме как моя личная радость, мое личное наслаждение. Я бесконечно кайфую. Практически каждый раз. Даже когда ты выгораешь, все равно это происходит ненадолго, очень быстро вспоминаешь, как ты любишь стендап.

— Расскажи про выгорание: как часто это вообще происходит и почему? Я написал шутку и понял, что уже есть сто мемов про это, — или как это устроено?

— Нет, когда ты находишь у себя какую‑то ошибку или материал у тебя не заходит, чаще всего это тебя мотивирует. Но бывают ситуации, когда у тебя вроде все хорошо, но ты сам чувствуешь, что неправильной дорогой движешься. Может, это даже неправда, но появляется такое ощущение у многих периодически. И вот в эти моменты ты можешь просто загнаться, остановиться и ничего не делать какое‑то время. Иногда это действительно небезосновательно и бывает полезно — остановиться и подумать вообще, в какую сторону ты движешься.

— Расскажи, как ты пришел к стендапу и понял, что это то, чем ты хочешь заниматься?

— Я увидел какие‑то переведенные выпуски шоу и смотрел их. Практически сразу мне это понравилось, и я понял, что я хочу это делать. Но тогда я, наверное, не осознавал, что прям могу. Со временем желание росло. И в какой‑то момент я понял, что я могу как минимум попробовать. Я должен попробовать. И я попробовал. Мне сразу же очень понравилось, я сразу же понял, что я плох был в этом на тот момент, но я также сразу понял, что у меня точно получится. Я в себе всегда видел силы.

Но за четыре-пять лет стендапа я не могу до сих пор сказать, что у меня получилось. Я все еще начинающий комик в своих глазах. Несмотря на то, что у меня уже получается обеспечивать себя: уже год, как я переехал в Москву — я обеспечиваю себя только стендапом и чем‑то смежным с этим. Но все равно я пока самое низшее звено из тех, кто может себя обеспечивать стендапом. То есть вполне в какой‑то месяц в году могу себя не обеспечить, могу залезть в долги.

Ну вот коронавирус интересным образом влетел — в тот момент, когда я почувствовал, что я обустроился в Москве, и вроде дела идут в гору, и денег становилось больше, и долги я отдавал быстрее, чем планировал. Но появился коронавирус и немного откинул всех назад. Но это плюс: коронавирус откинул всех назад, то есть никто из комиков не развивался, а не только я один дома сидел.

— Немного злорадно получилось про то, что никто не развивался. Как вообще у вас устроена конкуренция, она есть или ее нет?

— Конкуренция, наверное, у нас больше с самим собой. Но при этом она отталкивается от других комиков. Ты видишь, что другой комик стал лучше: ты видел его до этого, потом спустя какое‑то время увидел, и ты прям чувствуешь, что он стал лучше, что он написал крутых шуток. И ты спрашиваешь себя: а почему я не стал лучше за это время.

Постоянно такое происходит — ты слышишь чью-то шутку и думаешь,: вот бы мне это придумать. Но при этом очень смешанные чувства: ты и веселишься, потому что это крутая шутка, и одновременно радуешься за комика, потому что это с большой вероятностью твой друг хороший. Ты искренне радуешься, что у него появилась такая шутка, и ты завидуешь ему белой завистью, что у тебя такой нет. Как мне кажется, достаточно профессиональная и достаточно здоровая конкуренция.

Но я уверен, хватает и тех, кто завидует. Часто в нашем деле комики в России могут зарабатывать много, но они при этом могут считаться не очень хорошими комиками среди комиков. И поэтому есть разные причины для зависти. Кто‑то завидует материалу, кто‑то завидует тому, что человек просто может себе позволить на комедию жить, хотя он не такой клевый по мнению комика.

— Твое лучшее выступление, которое есть в интернете?

Ариана Лолаева

Именно та женщина комик, которую ты искал. Смешные шутки, провокация без пошлости, интеллект и молодость, все в одном красивом лице Лолаевой.
Хетаг Колиев

— Зачем ты занимаешься стендапом и что он для тебя значит?

— Я занимаюсь стендапом, чтобы изменить мир к лучшему и заработать деньги. И вообще для меня стендап — это способ общения с другими мирами.

— Как ты вообще пришла в стендап и поняла, что это то, чем ты хочешь заниматься?

— В стендап пришла случайно, просто один раз выступила, не получилось, и я подумала: о, наверное, это то, чем я хотела бы заниматься бóльшую часть жизни.

— Ты говоришь, что не получилось первое выступление и ты поняла, что это то, чем ты хочешь заниматься. Тебя в целом проигрыши мотивируют и подстегивают?

— Когда как. Поначалу бывало такое, что вот провальное выступление, и ты чувствуешь себя полным чмом, тебе стыдно дня два потом. А бывает, что выступление идет плохо, но ты как‑то начинаешь ловить от этого своеобразный кайф. Мне бывает смешно, что вот я уже минут десять выступаю в тишину, прикалываю людям какую‑то чушь, а они почему‑то сидят и слушают меня, абсурдность этой ситуации забавляет, иногда это и зрителю передается, и он вместе с тобой начинает смеяться над тем, как все плохо.

— Какое лучшее, на твой взгляд, выступление, которое есть в интернете?

— Как ты думаешь, что объединяет твое поколение, в чем его главная сила, а в чем слабость?

— Мое поколение объединяет бунтарский дух и мультики с «Джетикса». Сила, как по мне, в свободе от штампов, слабость — в инфантильности и алкоголе.

— Считаешь ли ты, что есть что‑то, о чем шутить нельзя?

— Шутить можно обо всем, если смешно шутишь. Есть темы, которые иногда людям кажутся провокационными, табуированными и все такое. Но в этом же и суть стендапа, он должен резонировать, а люди зачастую хотят просто посмеяться и не париться над тем, имеют ли они моральное право смеяться. А они имеют, так как комик имеет право шутить обо всем. Если не нравится, тогда не слушай, а лучше становись другим человеком и воспринимай такое тоже.

— Расскажи, вообще каково быть тобой?

— Я не знаю как ответить! Мной быть вроде терпимо. Отвечу цитатой классика: «Зачем вам все вот эти наркотики, если можно кайфовать от одной мысли, что ты осетин».

Молодым и перспективным — инновационный транспорт, который готов к требованиям будущего. Porsche Taycan — первый полностью электрический спортивный автомобиль бренда, в создании которого применены гоночные технологии. Ознакомиться с Taycan детальнее можно тут.

Чермен Качмазов

Представим, что в стендапе, как в боевых искусствах, есть несколько школ разных стилей. И вот Чера принадлежит к школе «Таинственный клинок». Его комедия размеренная, но смертельно опасная. Вы мало у кого найдете Черыну атмосферу.
Хетаг Колиев

— Зачем ты занимаешься стендапом и что он для тебя значит?

— Было бы странно ответить однозначно и четко, если ты не занимаешься этим уже очень долгое время. Наверное, чтобы тебя хоть кто‑нибудь любил. Меня вот никто не любил никогда с детства. И я хотел стать кем‑нибудь, чтобы меня полюбили.

А что он для меня значит? Ну, наверное, сперва это просто то, что тебе нравится делать. Потом это становится тем, что ты умеешь делать. А потом это становится единственным, что ты умеешь делать.

— Сейчас ты чувствуешь, что тебя любят?

— Нет.

— Тогда, может быть, бросить стендап?

— Ну нет, так нельзя. Я же люблю стендап. А из‑за того, что меня не любят, я не могу бросить того, кого люблю. Такая вот формулировка.

— Как ты вообще пришел в стендап?

— Стендапом я начал заниматься из‑за моей однокурсницы, которая рассказала мне, что во Владикавказе будет турнир стендапа и что я мог бы тоже попробовать выступить. Она меня воодушевила. Я пришел, получил там первый опыт и как‑то потихоньку вкатился.

Я учился на юриста во Владикавказе, но не доучился. Я хотел учиться стендапу, а там хотели, чтобы я играл в КВН. Я стал комиком-отступником, уехал в Москву заниматься стендапом, и сейчас это моя основная работа.

— Твое лучшее выступление, которое есть в интернете?

— Считаешь ли что есть что‑то о чем шутить нельзя?

— Неа.

— Как ты, как человек с Кавказа и с пониманием ментальности соседних республик, относишься к извинениям за шутки? Как ты думаешь, эта ситуация вообще изменится в ближайшей перспективе?

— Думаю, что в какой‑то момент практика с извинениями сойдет на нет. В этом же одна из главных сил комедии: когда ты что‑то долго высмеиваешь, это становится предметом стеба, это начинает все более нелепо выглядеть со временем. Плюс в местах, где это происходит, культура смотрения стендапа и других юмористических жанров также повышается.

Вообще, извинения за шутки уже не так часты в последнее время. А если просят, то, как правило, там всегда утаивается какой‑то контекст. Иногда, бывает, читаешь новости и думаешь: ну блин, как будто бы по делу. Но в целом извиняться за шутки это странно, если изначально не было посыла кого‑то задевать, обижать. Комик на сцене должен понимать, что за все, что ты говоришь, ты должен быть готов нести ответственность.

— Что объединяет твое поколение, в чем его главная сила, а в чем слабость?

— Вообще, получается, я запрыгнул еще в состав этих людей 1995 года рождения, но я никогда себя не ощущал частью этих людей. Внутренне я чуть ближе к предыдущему поколению.

Плюсы нового поколения в том, что они (мы) намного более открыты. Пытаются решать собственные проблемы, задавать вопросы, пытаются выходить за рамки. А минусы — иногда смотришь на то, куда они свои силы и свой потенциал направляют, и думаешь: черт, срочно нужно найти другое место обитания. Тупость — это самый главный минус у них иногда. Это больше касается того контента, творчества, которое они генерируют, и какой культурный след оставляют.

Иногда мне хочется, чтобы какие‑то вещи в принципе не существовали. Например, большая часть инставайнов, Моргенштерн, Моргенштерн (дважды!). Ну если серьезно, то это крайности, конечно. Во всем есть какой‑то позитивный контекст или опыт, просто подход, который изначально направлен на какую‑то бездумность, вызывает у меня неприязнь.

Никита Некрасов

Ну этот чувак уже спокойно может рекламировать шампунь. Идеальный парень и заводила вечеринки. Свойская комедия и харизма.
Хетаг Колиев

— Зачем ты занимаешься стендапом?

— Нет ответа, зачем я это делаю. Мне просто нравится. Он стал неотъемлемой частью моей жизни, мне нравится, что он в ней есть, и пусть остается. Не слишком ванильно?

— Как ты думаешь, есть ли что‑то, о чем шутить нельзя?

— О таких вещах, которые могут оскорбить людей. Именно не шуточно подколоть, а оскорбить. Это, наверное, религия, мне кажется, это, наверное, только она. Ну снова же вопрос, как ты это делаешь. В принципе, на все темы можно шутить, но аккуратно и деликатно.

— А тебе не кажется, что оскорбить можно любого? Если человек хочет оскорбиться, то он оскорбится.

— Если говорить конкретно о моем стендапе, я не преследую цели кого‑то оскорбить. И если эта шутка кого‑то оскорбила, то это проблема человека, который оскорбился, потому что я такой цели не преследовал. При всем этом стендап должен быть более зубастый и оскаленный, нежели какой‑нибудь КВН. Поэтому темы должны задевать, но не оскорблять.

— Какое лучшее твое выступление, из тех, что есть в интернете?

— Каким ты видишь свое поколение? Как думаешь, в чем его слабость?

— Я слабо представляю свое поколение в будущем. Для меня это интрига. Это как минимум прикольно. Старики с татухами, тунелями. Чей‑то дед будет бывшей звездой тиктока.

Главная слабость? Не хочу прозвучать старо. У нас есть доступ к любой информации, а мы смотрим десять способов, как войти в хату. Осанку не держим. Самокат на моторе и с сидушкой. Мы очень ленивы, я считаю.

— Расскажи, каково быть тобой?

— Прикольно. Есть вышка, военный билет, классное хобби. Правда, ипотеку платишь (смеется). Симпатяга с квартирой в Москве, которого показали пару раз по телику. Прикольно быть мной. Но если бы был еще выбор, я бы еще повыбирал.

— Кого бы навыбирал?

— Много кем быть прикольно! Я бы никого не выбрал, но посмотрел бы всех. Взял бы на тест-драйв. Побыл бы разными людьми, но в конце бы снова вернулся к себе. Я бы выбрал побыть Абрамовичем, заплатил бы ипотеку за Некрасова и снова бы стал Никитой.