В Corpus вышла книга политтехнолога Виталия Шклярова и журналиста Анджея Беловранина «Мир, поставленный на паузу. Страхи, надежды и реальность эпохи коронавируса». «Афиша Daily» публикует фрагмент о том, как главы государств используют пандемию как еще один повод закрутить гайки и укрепить свою власть.

Пандемия — подарок авторитарным лидерам. Многие не преминули использовать эту возможность для того, чтобы расширить пределы своей личной власти.

Премьер‑министр Израиля Биньямин Нетаньяху, сославшись на пандемию, закрыл национальные суды. В результате он получил отсрочку перед рассмотрением в суде обвинений в коррупции, которые выдвинуты против самого Нетаньяху.

Президент Филиппин Родриго Дутерте получил чрезвычайные полномочия от тамошнего парламента. Противники Дутерте считают, что это равносильно разрешению установить в стране автократию.

Однажды президент Дутерте назвал конституцию Филиппин «куском туалетной бумаги» — причем это было еще до пандемии, то есть до того, как туалетная бумага приобрела в глазах обывателя особую ценность.

Поползновения против демократии замечены и в ее оплоте — среди стран Европейского союза.

Больше всех шуму наделал премьер‑министр Венгрии Виктор Орбан. Он добился того, чтобы парламент ввел режим чрезвычайной ситуации, который дает премьеру соответствующие чрезвычайные полномочия: он может издавать указы без оглядки на этот самый парламент. А кроме того, венграм грозит до трех лет тюрьмы за нарушение карантина и аж до пяти лет за распространение ложной информации о коронавирусе и действиях правительства!

Руководство многих стран сейчас получило расширенные полномочия, но они ограничены некоторым сроком, чаще всего 2–3 месяцами. Для Орбана же таких ограничений не ввели. И аналитики опасаются, что добровольно он свои полномочия не отдаст. Когда в 2016 году, во время миграционного кризиса, ему предоставили чрезвычайные полномочия в миграционной сфере, назад он их так и не вернул.

«Глубокую озабоченность» действиями Виктора Орбана выразили тринадцать стран — членов ЕС: Бельгия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Испания и Швеция. Их представители считают, что новые полномочия в условиях пандемии должны быть пропорциональны угрозе и носить временный характер. Виктор Орбан не обратил на эту озабоченность большого внимания.

А премьер Сербии Ана Брнабич заявила, что сообщения о коронавирусе имеет право делать только государство: если кто‑то будет публиковать свои сведения, государством еще не подтвержденные, это может иметь «правовые последствия». Журналисты возмутились, что это вообще‑то цензура — им угрожают тюрьмой за независимые репортажи. После чего Ана Брнабич пообещала отозвать распоряжение и извинилась.

О закручивании гаек в той или иной степени сообщают также из Иордании, Таиланда, Чили, Боливии (хотя там вроде уже дальше некуда) и США.

Война, эпидемия, природная катастрофа, теракт — прекрасные поводы для политических лидеров, чтобы показать себя во всей красе и одновременно захапать побольше власти.

У кого‑то хватит совести, чтобы эту власть, когда все закончится, положить туда, откуда взял. Но многие только о такой возможности и мечтали и ни за что добровольно с ней не расстанутся.

Чтобы предотвратить подобное развитие событий, необходимо заранее написать хорошо продуманные правила поведения в чрезвычайных ситуациях, которые крайне сложно было бы нарушить даже самому властолюбивому правителю. Например, если в стране введена чрезвычайная ситуация, дающая премьеру или президенту особые полномочия, можно запретить принятие новых законов. Пусть исполнительная власть справляется с помощью указов, постановлений и распоряжений временного характера. Законы же надо принимать в спокойных условиях, когда на парламенты никто не давит, а граждане имеют возможность внимательно изучать, что именно там принимается.

Издательство Corpus