Сотрудник самого веселого экскурсионного бюро Museum Hack рассказывает о сплетнях, окутывающих экспонаты Метрополитен-музея, в какие игры можно поиграть с экспонатами и чем привлечь туда миллениалов, геев и феминисток.
© museumhack.com

Вы когда-нибудь задумывались, стоя посреди музейного зала, какую скульптуру вы бы хотели украсть? Какую картину вы ненавидите так сильно, что готовы ее сжечь? Какой музейный объект вы хотели бы взять с собой на вечеринку? Проект Museum Hack занимается именно этим — задает простые вопросы посетителям и помогаем им сформировать собственное мнение о музейных объектах. Экскурсоводы рассказывают гостям все самое невероятное, необычное и удивительное про музей и историю искусства и показывают те музейные экспонаты, мимо которых проходят обычные посетители. Проще говоря, в группах из 10–12 человек гиды Museum Hack пытаются «хакнуть» один из самых известных музеев мира — Метрополитен в Нью-Йорке.

Кейт Доуни
Кейт Доуни
Менеджер, музейный гид в Museum Hack

Мы хотим, чтобы люди приходили в музеи и чтобы им было весело. С нами вы не будете медленно ходить по залам, изнемогая от усталости, и слушать скучные истории об удивительном таланте художника и трещинках на картинах. Мы считаем, что музеи — это в первую очередь социальное пространство, где людям должно быть весело. Мы хотим, чтобы люди вместо молчаливого разглядывания артефактов потребляли искусство активно, играли в игры и обсуждали то, что видят. Обычно в музее рассказывают, что о картине думал сам художник, что о ней думали другие художники, что о ней думают кураторы и искусствоведы, но никто не спрашивает: «А что вы думаете об этой картине? Вы бы ее у себя в гостиной повесили?» Иногда мы приносим с собой вино и пьем его посреди экскурссии, иногда прямо в музее выступают наши друзья-музыканты с секретными перформансами. Три главные составляющие их экскурсионных туров — это гиды, игры и сплетни.

© museumhack.com

Гиды

Почти у всех наших экскурсоводов нет искусствоведческого образования, они — не эксперты в искусстве, а просто люди, которым что-то очень нравится и они хотят этим поделиться. Мы общаемся с посетителями на очень личном уровне: «Я выбрал этот объект, потому что рос в Миннесоте и он напоминает мне о детстве…», «Я обратила на это внимание, потому что очень люблю Шекспира…» Наши гиды просто хотят делиться с вами тем, что их изумляет, и рассказывать невероятные, сумасшедшие и удивительные истории. Гиды формируют ваш опыт посещения музея. Ведь если экскурсоводу самому скучно на экскурсии, то и вам будет скучно.

Игры

Все наши туры интерактивны. Каждый пришедший человек влияет на то, какой в итоге будет экскурсия. Мы играем в разные игры. Одна из моих любимых — «Найди пару»: мы просим выбрать один портрет в зале и сфотографировать его на телефон. Потом мы распределяем всех по парам и говорим: «Представьте, что два человека, которых вы сфотографировали, встретились и влюбились друг в друга. Придумайте историю их любви!» Каждая группа рассказывает свои истории, и это очень нелепо и смешно. Люди начинают обращать внимание на мелкие детали, которые никогда бы не заметили: «Смотри-ка, на этой голой даме ожерелье, наверняка чувак с этого портрета подарил ей его, когда они в первый раз переспали!»

В зале с портретами американских президентов вас могут попросить спросить:«Как думаете, кто из них и почему только что убил экскурсовода? Подарили бы вы эту картину другу? Какую вещь вы с удовольствием бы украли из этого зала? Какая скульптура отражает ваш внутренний мир?»

© museumhack.com

Сплетни

Мы занимаемся эдьютейнментом: сначала мы развлекаем наших гостей, а потом даем реальную информацию. Мы привлекаем внимание так, как это делают таблоиды: скандалы! Сплетни! Я могу сначала рассказать о безумном секс-скандале, в котором был замешан художник, а потом погрузить зрителей в контекст эпохи и рассказать, почему все происходило именно так.

Мы подходим к музейным объектам и «взламываем» их, ведем себя как настоящие хакеры. В Метрополитен-музее более 2 миллионов экспонатов, так что выбрать, о чем именно рассказать, непросто.

Например, мы показываем небольшую золотую скульптуру Дианы и оленя. Это оказывается забавной застольной игрой XVII века. В полость оленя заливался алкоголь и запускался «мотор», спрятанный внутри оленя. Конструкция ездила по всему столу, и тот, напротив кого останавливался олень, выпивал все его содержимое.

В одном из самых знаменитых залов музея — египетском —мы рассказываем историю о том, что за египетский дворец боролись два музея — в Нью- Йорке и в Вашингтоне. Метрополитену удалось победить только потому, что он предложил построить стеклянный зал так, чтобы Джеки Кеннеди, жена президента, могла видеть египетскую арку из окон квартиры.

© museumhack.com

В одном из туров мы подходим к статуе «Лилит», сделанной Кики Смит, художницей-феминисткой. Это очень странная скульптура, висящая на стене вниз головой. Она полностью отлита из бронзы, но у нее вставлены белые стеклянные глаза. Очень страшная вещь. Все обращают на нее внимание, но никто не знает, кто такая Лилит. Я рассказываю посетителям, что на самом деле Лилит в каббалистической теории — это первая жена Адама, еще до Евы.

В одной из ранних версий Библии сказано, что Бог сотворил женщину и мужчину из пыли в одно и то же время. Первыми людьми по этой версии были Адам и Лилит — они были созданы абсолютно равноправными и посланы Богом в райский сад Эдем. Но у Адама возникли проблемы с Лилит — он не хотел быть равным женщине (и хотел быть сверху во время секса!). Адам пошел к Богу и попросил поговорить с Лилит. Бог приказал Лилит подчиняться Адаму, но ей это не понравилось: «Иди к черту! Ты создал нас равноправными!» Лилит вырастила крылья, улетела и стала рожать маленьких демонов от ангела смерти. Бог пытался вернуть ее, но ничего не вышло, поэтому Богу пришлось убить ее детей. Тогда Лилит превратилась в настоящего демона (все женщины становятся ими, когда пытаются быть равными мужчинам, верно?). С тех пор Лилит — ночной дух, который всячески вредит младенцам. Еврейские женщины даже клали в кроватки младенцев амулеты, которые могли бы защитить их детей от Лилит, или пели колыбельные (по-английски колыбельная lullabay — произошло от «Lilith, obey!», что значит «Лилит, подчинись!»).

В Нью-Йорке мы работаем не только с Метрополитен-музеем, но и с Музеем естественной истории. Многие думают, что этот музей для детей, но мы рассказываем взрослые истории: как динозавры занимались сексом, как таксидермисты работают с животными, как археологи искали все эти косточки.

© museumhack.com

Феминистки, геи, евреи и предложение руки и сердца

У нас есть совершенно разные туры для разных аудиторий. Например, мы проводим экскурсии для феминисток — Badass Bitches, исследуя то, как женщины-художники представлены в музее. У нас есть гей-тур Big Gay Met и еврейский тур Jews of the Met. Еще мы проводим корпоративные экскурсии, составляя специальные программы для конкретных компаний. На феминистические туры приходят не только феминистки, а все, кто хочет узнать, как женщины представлены в крупнейшем в мире музее. На самом деле в современном крыле Метрополитен всего 6% художников-женщин.

Некоторые люди решают сделать предложение своей второй половинке в Метрополитен, и мы с удовольствием помогаем им в этом. Сначала проводим индивидуальный тур, а потом в заранее запланированном месте парень делает предложение девушке, или девушка парню (такое тоже случается!). Чаще всего предложение в музее делают те, кто познакомился в музее или если у пары есть какой-то музейный объект, который многое значит для обоих. Иногда в соседнем зале прячутся родственники и друзья пары и в самый торжественный момент неожиданно появляются.

© museumhack.com

Миллениалы и бизнес

Мы занимаемся консалтингом музеев. Они нанимают нас, чтобы мы научили их привлекать миллениалов. Мы умеем общаться с аудиторией, до которой музей просто не может достучаться. Музеи хорошо умеют общаться с маленькими детьми, со взрослыми и с теми, кто уже любит музеи. Но музеи не знают, как привлечь миллениалов и тех, кто еще не успел полюбить музеи. Иногда музеи, особенно такие старые, как Метрополитен, могут быть очень старомодными и скучными. Мы же можем сделать так, чтобы музей общался с тобой не как бабушка, а как твой друг, постоянно подкалывая тебя. Мы хотим показать, что можно веселиться даже в таком серьезном месте. Мы не говорим, что это единственный способ исследовать музеи, но это один из них: ты можешь внимательно осмотреть каждый объект, можешь ходить в музей каждый день, а можешь просто прийти и здорово повеселиться.

То же самое мы делаем с бизнесом — мы понимаем, как непросто он устроен, и говорим нем очень просто и увлекательно. Большие компании приглашают нас выступать на конференциях и устраивать тимбилдинги. Это лишний раз доказывает, что музеи могут сотрудничать с корпорациями на разных уровнях и быть полезными друг другу.

Для того чтобы музеи выжили в ближайшие 50 лет, им нужно перефоматироваться. Меняются модель потребления и запросы аудитории. Музеям надо перестать обвинять своих посетитей: «Эти дурацкие посетители так изменились! Они не могут удерживать внимание! Они не могут два часа стоять и слушать. С ними что-то не так!» Проблема не в аудитории. Это вы как музей, должны соответствовать ожиданиям посетителей, а не они вашим! Что-то идет не так? Значит, надо приспосабливаться и меняться, в этом нет ничего страшного.