10 апреля на PS4 вышел ремейк Final Fantasy VII — переосмысление, возможно, главной японской RPG в истории игр. Обозреватель «Афиши Daily» Эдуард Голубев прошел ее и рассказывает, как за два десятилетия она повзрослела вместе с геймерами, которые играли в нее в детстве, а старая школа ностальгирует о том, как впервые запустила ее 20 лет назад.

Final Fantasy VII вышла в 1997 году и стала тогда настоящим культурным явлением. Игре удалось сделать две вещи: во-первых, популяризировать жанр японской RPG во всем мире, во-вторых, колоссально повлиять на индустрию развлечений. Например, именно седьмая «Финалка» помогла сформировать у тогда еще братьев Вачовски образ «Матрицы», а создателя серии BioShock Кена Левина сподвигла стать сценаристом и геймдизайнером.

Но уже к началу нулевых простенькая трехмерная графика, полная технических ограничений, выглядела архаично. Игре нужно было новое исполнение.

Впервые о ремейке Final Fantasy VII заговорили еще на выставке Е3 2005 года. Тогда компания Square Enix продемонстрировала мощь консоли PS3, отрендерив в реальном времени вступительный ролик из оригинальной игры. Но после этого работа надолго остановилась, а официальный анонс случился только спустя десять лет. Он стал сенсацией — просто посмотрите на реакции фанатов. Началось томительное ожидание, которое только утяжеляли тревожные новости: разработка оказалась очень сложной, ее даже пришлось начинать с нуля.

Каждая игра серии Final Fantasy происходит в новом мире, с новыми правилами и героями. «Семерке» достался антураж киберпанковской сказки. Здесь магия, монстры и призраки живут бок о бок с механическими протезами, боевыми роботами и корпорацией, которая проникла во все сферы жизни и ведет политику Большого брата. Место действия — город Мидгар — рукотворный памятник техническому прогрессу. Он построен из стали и разделен на два уровня: сверху, на платформе в сотнях метров от земли, расположились богачи, внизу, у опор, все остальные.

В центр этого промышленного мегаполиса прибывает команда экологических террористов. Их цель — уничтожить один из энергетических реакторов могущественной корпорации Shinra, которая выкачивает из планеты все соки. К банде социально активных налетчиков присоединяется юноша с лицом лидера кей-поп-группы, огромным двуручным мечом и темным прошлым. Его зовут Клауд Страйф, и вскоре он изменит этот город навсегда.

© Square Enix

Экологическая тематика в игре до сих пор рифмуется с реальностью. Когда оригинальная Final Fantasy VII создавалась в середине 1990-х, Гринпис активно боролся с загрязнением воздуха, генно-модифицированными продуктами и чрезмерной добычей нефти. Прошло двадцать три года, и к этим проблемам прибавились загрязнение Мирового океана и рост потребления по всему миру. Ремейк красиво обыгрывает новый экологический кризис: «Что поделать, такова суть цивилизации», — бросает один из центральных персонажей. В это время из‑за непрекращающейся добычи планета постепенно превращается в безжизненную пустыню — еще одна параллель с реальностью.

Выясняется, что теракт на реакторе привел к масштабным разрушениям и жертвам. В оригинальной игре герои узнавали об этом во время короткой пробежки по горящим развалинам. А теперь это час геймплея и многократно усложненная драматургия. Люди спасаются от пожара, дети плачут, кто‑то помогает раненым. Глядя на это, террористы рефлексируют: добродушная Джесси сомневается, что «освобождение планеты» стоит того, а лидер ячейки Баррет спокойно рассуждает, что жертвы неизбежны. Из придурковатого идеалиста, каким он был в 1997 году, он моментально превращается в хладнокровного боевика.

Final Fantasy VII стала чаще говорить серьезно. Знаменитейший эпизод с переодеванием Клауда в девушку (не спрашивайте, это японская игра) теперь обставлен не только ради шутки, а имеет драматическую подоплеку. Нам прямо говорят, что за вывеской «Массажный салон» скрывается бордель, а местный криминальный авторитет, отбирающий девушек на ночь, потом раздает не подошедших кандидаток своим «быкам». В мире киберпанковской сказки появилось больше реализма.

© Square Enix

Больше всего новых взрослых черт приобрел главный герой. Клауд и раньше был хорошо прописанными персонажем, а теперь к его образу добавили выпуклого цинизма. В начале игры его интересует не спасение мира, а деньги и неожиданное появление старого — и вроде как давно мертвого — врага. Несмотря на андрогинную внешность, он опытный военный, в прошлом боец элитного подразделения Soldier, в настоящем — наемник. Но его попытки выдать себя за сильного, смелого и вообще другого человека оборачиваются попыткой скрыть свои слабости и психологические травмы. Такой Клауд может стать для видеоигр образцом новой маскулинности.

У ремейка достаточно времени, чтобы углубиться в усложненное повествование. Из стартовой локации город Мидгард превратился в полноценную игру на 40 часов. Например, первая глава раньше помещалась в короткую заставку и 10 минут геймплея, ремейк же расширил историю в десять раз, но оставил события узнаваемыми. И это лишь пролог к огромной истории Final Fantasy VII, если судить по оригиналу — примерно пятая ее часть.

Подробности по теме
Как игра нашего детства Final Fantasy VII изменилась спустя 23 года
Как игра нашего детства Final Fantasy VII изменилась спустя 23 года
Игровой мир

Раньше детали сюжета приходилось додумывать, теперь сценарий прописан максимально подробно. Ремейк вообще кажется самой живой игрой со времен третьего «Ведьмака». Персонажи постоянно общаются, шутят и жалуются на жизнь, это раскрывает историю мира и очеловечивает героев. Улицы Мидгара забиты людьми, которые комментируют все происходящее в игре, от тухлой воды и «пятой колонны» — так корпорация выставляет борцов за экологию — до результатов второстепенных квестов. Достаточно помочь маленькой девочке и найти ее сбежавших котов — и о вас судачит весь район.

© Square Enix
Графика

У картинки есть огрехи: порой она откровенно «мыльная», иногда сцены подгружаются на ходу. Но теперь мир не надо раскрашивать в голове. Трущобы перестали быть серо-коричневая кашей из пикселей и превратились в городок с упаднической архитектурой и азиатским гламуром. По проработке, количеству ручных анимаций, уникальных геймплейных механик ремейк может посоревноваться с играми Naughty Dog — например, с The Last of Us.

Final Fantasy VII в 1997 году

1 из 2

Та же сцена в 2020 году

2 из 2
Геймплей

Классическая боевая система попала под нож. Герои дерутся в реальном времени, как в слешерах, и особой нужды ставить тактическую паузу нет. Во время стычек игрок переключается между персонажами, а они постоянно комментируют происходящее. Например, если у Клауда закончится здоровье, его подруга Тифа начнет переживать, а ехидная Айрис, наоборот, подкалывать его: такой великий воин и так быстро сдался.

Любителям JRPG также стоит знать, что в ремейке нет сложной ролевой системы, отыгрыша, открытого мира и сюжетных развилок.

© Square Enix

Игру рекламируют слоганом «Новое начало легенды», и только время покажет, насколько удачным было решение поменять устоявшийся канон. В первую очередь речь идет о финале, который переворачивает происходящее с ног на голову и может смутить старых фанатов. Одно можно сказать точно: ремейк сохранил магию оригинала и при этом вырос из него множеством деталей. Следить за приключениями героев интересно вне зависимости от того, помните ли вы их или играете впервые. Не до конца ясно, когда ждать следующих эпизодов, — очевидно лишь то, что выйдут они уже на PS5. Ведь даже после финальных титров выдергивать себя из мира фантазии совсем не хочется.

Двадцать лет назад Final Fantasy VII была игрой мечты. Мы попросили бывалых игроков поделиться ностальгией

Илья Овчаренко

Продюсер каналов Леонида Парфенова и Wylsacom, CEO продюсерского центра Angry Electric Sheep

«1997 год, осень, холод, Москва, Кузнецкий Мост. Мы с бабушкой уже привычно выходим из метро, чтобы тут же оказаться в раю: тогда на этом длинном пятачке продавались, наверное, все возможные игры, созданные человечеством. Это была эра самого жгучего расцвета пиратства, а чипованные PSX разлетались как горячие пирожки.

Мы приехали не просто так, а за одной-единственной игрой, о которой я прочитал в журнале «Великий Dракон», — Final Fantasy VII.

Совершенно для меня непонятной, непривычной и оттого такой притягательной. Три диска — пришлось потратить не один час, чтобы уговорить бабулю купить их, — на которых развернулась, пожалуй, главная моя игровая история в жизни. Долгие месяцы прохождения, затуп с багги и бродами, потом снова месяцы. В итоге счет пошел на годы. Я прошел «Финалку» раз пять или шесть, а то и больше. И я всегда знал, что дальше она будет со мной».

Наталья Одинцова

Заместитель главного редактора «Игры Mail.Ru»

«Самый главный спойлер Final Fantasy VII я знала задолго до того, как сама ее прошла. Так часто случалось в конце 1990-х — спойлеров особо не боялись, потому что кто знает, получишь ли ты эту игру вообще когда‑нибудь.

Рассказы как раз и сыграли со мной злую шутку: какая в Final Fantasy VII графика, я заранее не знала, а комплект дисков с версией для компьютера, который мне в итоге достался, подпитывал иллюзии о роскошных визуалах. Само собой, комплект был неофициальным, и на обложке красовался чей‑то фанарт (по тем временам тоже обычное дело). Но как только я запустила игру, вскрылась страшная правда: герои выглядели как супердеформированные человечки, не пиксельные и милые, как в старых двухмерных RPG, а наспех собранные из грубо обточенных 3D-кубиков. Шок был настолько сильным, что Final Fantasy VII я прошла только с третьей попытки».

Константин Говорун

Бывший главный редактор журнала «Страна игр»

«Как и многие сверстники, с Final Fantasy VII я познакомился благодаря прохождению игры в журнале «Великий Dракон», которое написал Lord Hanta. Это был эдакий текстовый аналог современных прохождений игр на ютьюбе. Потом, конечно, купил диски и повторил те же приключения самостоятельно. Сейчас я уже понимаю, что примерно половину тонкостей сюжета я пропустил мимо ушей — вроде того, кто на самом деле убил Айрис и что вообще произошло в конце. Но мне вполне хватало кайфа и от вещей попроще — вроде боевой механики, дизайна персонажей, бэкграундов и и базовой фабулы об отряде героев, которые спасают мир.

В те годы было много разговоров о нелинейных и линейных RPG — дескать, что лучше, Fallout или Final Fantasy. И тогда, и сейчас мне нравятся оба варианта. Свобода действий — это прекрасно, но по-настоящему крутая, линейная, жестко заданная история, которая захватывает с первых же кадров и не отпускает до конца, — это прекрасно тоже».