Политическая сатира — один из самых популярных комедийных жанров в США; избрание Дональда Трампа только подстегнуло волну критики, которая выражается в том числе в желчных иллюстрациях. Анастасия Барбаш поговорила с одним из самых востребованных карикатуристов США, получившим за свою работу Пулитцеровскую премию, о пользе юмора и самоцензуре.

О кризисе журналистики

«К сожалению, карикатуристам в Америке сейчас нелегко, но это лишь часть более крупного кризиса, который переживает журналистика в целом. Поскольку доходы газет сильно снижаются, многие сокращают карикатуристов. Это глупо и является большой ошибкой. Средства массовой информации все больше ориентируются на визуальный ряд. Яркие рисунки идеально подходят для смартфонов. А сегодняшняя аудитория одержима социальными медиа. Новостные агентства должны нанимать больше карикатуристов, а не меньше!

Бумажная журналистика быстро заменяется онлайн-журналистикой. Я думаю, что к концу 2020 года новости не будут привязаны к бумаге. И это нормально. Журналистику ждет сказочно-визуальное будущее, золотой век карикатуры и анимации.

Я работал во многих техниках, но сейчас в основном использую только традиционные карандаш, тушь и акварель. Я люблю текучесть акварели. У меня есть компьютер, которым я пользуюсь во время путешествий для создания графики. Но все же работа с красками на бумаге кажется мне гораздо приятнее. Оставлять на листе красочные кляксы — это чистое удовольствие!»

© Из личного архива Мэта Веркера

О пересечении искусства и политики

«Я не уверен, что для читателей важно видеть мои карикатуры в каждом номере газеты, но стараюсь внести свой вклад в полемику. Я думаю, что качественный визуальный контент в сочетании с хорошей шуткой − часть политических дебатов. Карикатура должна освещать текущую ситуацию. Принося больше света, чем тепла, как гласит избитая фраза.

Я всегда был очарован пересечением искусства и политики. Думаю, что художники могут внести большой вклад в политическую борьбу и у них есть особый способ достучаться до людей. Расставить акценты и обозначить углы политических взглядов художнику помогают проницательность, точные метафоры, хорошее настроение. Желательно относиться ко всему происходящему с толикой легкомыслия.

Думаю, что сатира − одна из важных вещей, которую гражданское общество может использовать, чтобы контролировать политиков. Мы много говорим о системе сдержек и противовесов в политике. Один из способов держать политиков в узде − сатира и насмешки. Политики − простые смертные, хотя некоторые из них раздуваются и действительно получают большую власть и вес в обществе. Но даже таких можно уменьшить в размере с помощью резкой шутки или умной карикатуры».

Об отношении политиков к критике

«Я никогда не ощущал угрозы со стороны политиков. Карикатура — традиция, проверенная временем. В Соединенных Штатах ее уважают. Саркастичные рисунки существуют со времен революции (конца XVIII века. —Прим. ред.) и составляют часть фундамента нашей политической системы. Свобода слова лежит в основе Билля о правах — это первая поправка. Вот почему у политиков действительно нет иного выбора, кроме как смириться с тем, что СМИ пускают в ход карикатуры.

В эти дни в социальных сетях я получаю ответы и комментарии сразу, но, к сожалению, немногие из них я бы мог назвать яркими. Признаться честно, я был бы не против, чтобы Трамп возразил в твиттере одному из моих рисунков».

«Добыча данных»

1 из 4

Билл Клинтон на митинге в поддержку #MeToo

2 из 4

«Ну да, ну да, но я по-прежнему не вижу заговора». Слон — традиционный символ Республиканской партии США, к которой принадлежит Трамп

4 из 4

О цензуре и самоцензуре

«У меня в издании Politico отличная позиция. Мои редакторы доверяют мне и никогда не цензурируют. На самом деле, я что‑то вроде дикой собаки без поводка: я действительно могу делать все что захочу и высказываться на любую тему, которую я выберу.

Нам в США очень повезло, свобода слова здесь почти абсолютна. А наша самоцензура — чувство вкуса и меры. Этот выбор я делаю каждый раз, когда берусь за новую карикатуру. Нужно решить для себя, насколько сильно ты готов разжечь огонь, доводить ли желчь до кипения, насколько резко стоит выражать собственные политические взгляды.

Я считаю, что ценности гражданского общества и реальность плюралистической демократии требуют некоторой сдержанности. Мне нравится оставаться самим собой, обращаться к большой аудитории, выражать мнение и вносить свой вклад. Это мой выбор. А кто‑то хочет действовать жестче: выражать самые радикальные мнения, возможно даже перебирать чужое грязное белье и смаковать неприятные подробности. Ну что же? Они вправе и свободны делать это. Такова обратная сторона свободы слова. Мы должны терпеть такие вещи.

Я предпочитаю работать тоньше, мой голос звучит тише. Сегодня вокруг полно ненависти и огульных оскорблений. Люди буквально теряют разум. Но, например, рисовать своих политических противников в образе крыс и нацистов — не очень полезно, особенно когда ситуация настолько поляризована.

Я верю в слова Мартина Лютера Кинга: «Дуга истории длинная, но она изгибается в сторону правосудия и свободы» (Кинг использовал эту фразу в своей статье 1958 года. Подлинный источник цитаты неизвестен, считается, что одним из первых эту метафору — хотя и в слегка отличающемся виде — более чем за сто лет до этого использовал политик и проповедник Теодор Паркер. — Прим. ред.). Но нам предстоит долгий путь. Как ни печально».

Подробности по теме
Писатель Давид Гроссман — о хорошем стендапе, смелости, языке тела и диалоге с Палестиной
Писатель Давид Гроссман — о хорошем стендапе, смелости, языке тела и диалоге с Палестиной