«Афиша Daily» подводит итоги года и вспоминает, о чем говорили наши герои и героини.

О феминизме, сексуальности и гендерных ролях

«Думая про будущую роль, я задаюсь вопросом, повлияет ли она на присутствие в кино женщин, которых мы прежде не видели и не слышали. Мне кажется, если только говорить о ценности женщин, но не доказывать ее делом, мы никому не поможем. Нас отражает то, что мы делаем каждый день, а не только что говорим».

Подробности по теме
Джессика Честейн — о злодейке «Темного Феникса», женщинах в кино и благодати
Джессика Честейн — о злодейке «Темного Феникса», женщинах в кино и благодати

«Меня интересовало, что определяет сегодня маскулинность, что удерживает нас от того, чтобы сексуально раскрепоститься. И я не хочу обобщать. Но я говорю о том, что мое поколение гораздо менее свободно в вопросах собственной сексуальности и гендерной идентичности, чем более молодое. Когда я учился в школе, все было просто: двое парней целуются — они геи, парень целует девушку — он гетеро».

Подробности по теме
Ксавье Долан: «Я считал, что я гей, а теперь думаю — может, общество так за меня решило»
Ксавье Долан: «Я считал, что я гей, а теперь думаю — может, общество так за меня решило»

«Многие начинают воспринимать феминисток как просто грубых и злостных людей. Мне не нравятся женщины, которые ненавидят мужиков. Они не феминистки, они ******* [очень плохие люди]».

Подробности по теме
«Сейчас я реально боюсь называть себя феминисткой»: интервью с Машей Hima
«Сейчас я реально боюсь называть себя феминисткой»: интервью с Машей Hima

О городской культуре

«Где все бездомные? Последний раз, когда я был в Москве, люди на улицах выпивали, накуривались — куда они все подевались? И вот в Нью-Йорке то же самое: куда делись все бедные? О, у нас их нет. Если ты не можешь позволить себе «Убер» — проваливай. Понимаешь? В Нью-Йорке метро — это полная катастрофа. Потому что если ты не на «Убере», какого черта ты вообще здесь делаешь?»

Подробности по теме
Режиссер Абель Феррара — про вечный Рим, ужасный Нью-Йорк, дорогую Москву и буддизм
Режиссер Абель Феррара — про вечный Рим, ужасный Нью-Йорк, дорогую Москву и буддизм

«Все наши маленькие победы — это про то, если человек не страдает, если его перестали бить, если мы смогли закрыть уголовное дело. У нас не может быть больших побед».

Подробности по теме
«На такой работе быстро выгорают»: познакомьтесь с координатором «ОВД-Инфо» Аллой Фроловой
«На такой работе быстро выгорают»: познакомьтесь с координатором «ОВД-Инфо» Аллой Фроловой

«Мне интересно работать с местным контекстом, с какими‑то традициями, культурными кодами, потому что в современном мире все слишком сильно хотят размыть, стереть границы всего и превратить всех в одинаково оторванных друг от друга людей».

Подробности по теме
Художник Дима Аске — о проблемах образования и о том, как сегодня заработать на искусстве
Художник Дима Аске — о проблемах образования и о том, как сегодня заработать на искусстве

«Мне кажется, музей должен быть одной из независимых площадок, которые дают возможность высказаться всем. Хочет московское правительство сказать что‑то по поводу архитектуры — пожалуйста, есть государственный музей; хотят градозащитники устроить пресс-конференцию по поводу утраченных памятников — пожалуйста, есть государственный музей; хотят архитекторы высказаться по поводу того, как они смотрят в будущее и что они хотят сделать с этим городом, — пожалуйста, есть государственный музей».

Подробности по теме
Директор Музея архитектуры Елизавета Лихачева: «Репутация моя меня вполне устраивает»
Директор Музея архитектуры Елизавета Лихачева: «Репутация моя меня вполне устраивает»

«Тогда мы меняли в городе многое — это очень важно. Я многое обесцениваю и вообще считаю, что я ничего такого не сделала, но, на самом деле, на тот момент мы реально меняли гастрономический мир, создавали новые поведенческие привычки у горожан и сейчас продолжаем».

Подробности по теме
«Все, что мы делали, мы делали интуитивно»: Алена Ермакова, сооснователь Stay Hungry
«Все, что мы делали, мы делали интуитивно»: Алена Ермакова, сооснователь Stay Hungry

«Только через три года после переезда я перестал оборачиваться на улицах Москвы и Петербурга. Понял, что ночью можно спокойно ходить. А там ты можешь идти по району Заводскому и видишь, как пинают чувака просто так при его женщине. У моей бывшей девушки деда убили за 100 рублей в подъезде, сложили пуговички рядышком, это вообще треш какой‑то».

Подробности по теме
«Рэп — это офигенная психотерапия»: Джарахов — о «RockʼnʼRofl», гострайтинге и кризисе
«Рэп — это офигенная психотерапия»: Джарахов — о «RockʼnʼRofl», гострайтинге и кризисе

О психическом здоровье

«Мне кажется, в любом случае интересно пойти к психологу. Как только ты начинаешь говорить, то возникают какие‑то непроработанные вещи, которые ты вдруг открываешь в себе. Поэтому любому здоровому нормальному человеку любопытно было бы сходить к психологу. Но я ни разу не была, ничего не могу про это сказать».

Подробности по теме
Гром и молния: интервью с актрисой «Верности» Евгенией Громовой
Гром и молния: интервью с актрисой «Верности» Евгенией Громовой

«Страхи всегда со мной, от них никуда не деться. Никто не обещал, что жизнь будет безоблачной. В какой‑то момент человек вступает в пору смертности, и это неизбежная часть жизни. Я пишу о своей тревоге, и это проговаривание — один из способов с ней справляться. А потом, мне кажется, что одно из определений взросления — это умение держать себя в руках или пытаться держать себя в руках».

Подробности по теме
Писатель и врач Александр Стесин: «Литература не стоит того, чтобы пострадали люди»
Писатель и врач Александр Стесин: «Литература не стоит того, чтобы пострадали люди»

«Большинство людей знают меня как автора «Хорошо быть тихоней» — они либо читали книгу, либо смотрели фильм, иногда и то и то. Если вспомните фильм, то у главного героя Чарли были панические атаки — моменты, когда он не понимал, где находится, когда он расстраивался на дороге. В общем, у меня были панические атаки. И это самые тяжелые времена, когда ты чувствуешь, что все нереально. Это очень-очень страшно. После того как я закончил тот фильм, у меня не было ни одной панической атаки. В процессе съемок, пытаясь сымитировать их, показать, я понял, что я как‑то преодолел их необходимость в реальной жизни».

Подробности по теме
Стивен Чбоски: «Я не знаю ни одного художника, который бы не лажал»
Стивен Чбоски: «Я не знаю ни одного художника, который бы не лажал»

О политике и медиа

«Через полгода после выхода видео мы получили награду за лучший клип, а на следующее утро я проснулся от сообщения, что его заблокировали»

Подробности по теме
«Для меня Oxxxymiron круче, чем The Weeknd»: Ладо Кватания — о клипах, цензуре и Хаски
«Для меня Oxxxymiron круче, чем The Weeknd»: Ладо Кватания — о клипах, цензуре и Хаски

«У меня есть мысли: а что, если мы соберемся, пойдем протестовать. Но куда протестовать? Что? Кто мы такие? Не в том смысле, что мы никто, а в том — кто нас вообще будет слушать?»

Подробности по теме
«Я не знаю, что такое рейв. Я его не застала»: познакомьтесь с Ishome (она же — Shadowax)
«Я не знаю, что такое рейв. Я его не застала»: познакомьтесь с Ishome (она же — Shadowax)

«Дело в том, что, в отличие от Европы, литературная мысль в России всегда политизирована. Она всегда политическая. <…> В России принято всегда: либо ты за белых, либо ты за красных. И сейчас то же самое, и сейчас или ты за белых, или ты за красных. Или тебя нет».

Подробности по теме
Авторы спектакля «В.Е.Р.А.»: «В России или ты за белых, или ты за красных. Или тебя нет»
Авторы спектакля «В.Е.Р.А.»: «В России или ты за белых, или ты за красных. Или тебя нет»

«Политически нами манипулируют соцсети и интернет. И здесь нет никаких журналистских стандартов, на которые нужно равняться, никто за этим не следит, нет международного кодекса, под который попадали бы все эти технические компании. Все сводится к алгоритмам и прибыли. И из всего этого можно брать информацию, чтобы убедить кого угодно в чем угодно. Правда стала понятием гибким и гнущимся во все стороны, а это разрушает демократию у нас на глазах. Мы все оказались в одной дырявой лодке, и нам забыли выдать весло».

Подробности по теме
«Нам всем надо посмотреть в зеркало и ужаснуться»: актриса Эмили Уотсон о «Чернобыле»
«Нам всем надо посмотреть в зеркало и ужаснуться»: актриса Эмили Уотсон о «Чернобыле»

«Люди моего возраста считают, что Брекзит — полное дерьмо. Никто его не хочет. Когда тебя насильно загоняют в такую ситуацию, ты должен высказаться, протестовать. Контркультура тесно связана с музыкой, что замечательно. И гитарная музыка — в центре всего этого»

Подробности по теме
«Люди моего возраста считают, что Брекзит — полное дерьмо»: интервью с Mura Masa
«Люди моего возраста считают, что Брекзит — полное дерьмо»: интервью с Mura Masa

«Вы не понимаете, в Америке есть определенная культура вокруг Трампа. Это очень опасно. Кто‑то из его сторонников, наверное, хорошие люди. Но общий консенсус — поддержка Трампа построена на ненависти».

Подробности по теме
«Иногда тебе надо расстраивать людей»: интервью с Натаном Уилльямсом из Wavves
«Иногда тебе надо расстраивать людей»: интервью с Натаном Уилльямсом из Wavves

«80% людей покупают аромат из‑за рекламы и всей остальной мишуры, а не из‑за самого запаха. Меня как парфюмера это невероятно бесит».

Подробности по теме
Панк-парфюмер Андреас Вильгельм — о том, почему парфюмерная индустрия отстой
Панк-парфюмер Андреас Вильгельм — о том, почему парфюмерная индустрия отстой

«Эпоха постправды не началась вместе с ним, как многие думают: он — лишь ее катализатор. Я говорю студентам: «Ребята, очень легко обвинять Трампа или Путина в том, что происходит. Лучше посмотрите на себя в зеркало. Америка — это страна, которая понимает только энтертейнмент, именно поэтому здесь выбрали Трампа. Потому что с одной стороны вам показывали реалити-шоу с золотыми унитазами, а с другой была нудная Хилари. Надо сначала поменять что‑то в ваших собственных головах».

Подробности по теме
Внучка Никиты Хрущева — про Набокова, хоббитов и Меланию Трамп
Внучка Никиты Хрущева — про Набокова, хоббитов и Меланию Трамп

«Наша постинтеллигенция не понимает, насколько она убого выглядит на фоне их коллег из США, когда для леволиберально настроенных молодых людей в России в порядке вещей называть людей «хачами» или говорить, что от африканцев как‑то плохо пахнет».

Подробности по теме
«Меня вечно тянет в мрачный подвал»: Александр Ионов — о Гречке, гомофобии и бедности
«Меня вечно тянет в мрачный подвал»: Александр Ионов — о Гречке, гомофобии и бедности

«В Израиле комики — не все, но большинство — очень боятся касаться сложных тем, говорить об оккупации [Израилем территории Палестины], о том, что происходит с нашей демократией, если мы оккупируем чужую землю на протяжении 52 лет, говорить о месте войны в нашей жизни. Люди, которые пишут эссе и статьи, смелее наших комиков, и это ненормально».

Подробности по теме
Писатель Давид Гроссман — о хорошем стендапе, смелости, языке тела и диалоге с Палестиной
Писатель Давид Гроссман — о хорошем стендапе, смелости, языке тела и диалоге с Палестиной

«Про это есть фраза в романе, что, если бы наша оппозиция понимала, что происходит, она бы просто пришла и потребовала освободить кабинеты — и их бы освободили. И я, правда, думаю, что приди кто‑то, лидер оппозиции, которого не было, как мы понимаем, и стукни кулаком в нужный момент — «Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время», — то история пошла бы как‑то иначе. Но в том-то и дело, что такого лидера не было и не могло быть».

Подробности по теме
Писатель Дмитрий Захаров — про судьбу, протесты на Болотной и Рагнарек
Писатель Дмитрий Захаров — про судьбу, протесты на Болотной и Рагнарек

«Я, кстати, недавно была в Монреале, вышла из кафе на улицу и попала в гущу людей на шествии сторонников этой девушки Греты [Тунберг]. И вся эта ситуация толпы напомнила мне о сцене из «Властелина Колец», когда войско идет на битву, трубит в рог, апокалипсис какой‑то. Я поняла, что мне одновременно нравится это, завораживает и пугает. Уверена, что многие люди ходят на митинги и шествия, потому что их там вот так штырит. Ну а другие выходят осознанно».

Подробности по теме
«У меня своя повестка»: интервью с Яной Кедриной о девяностых, политике и Фейсе
«У меня своя повестка»: интервью с Яной Кедриной о девяностых, политике и Фейсе

О будущем

«Мы все принадлежим к одной расе — и эта раса человечество. Нам всем необходимо понять одно: не важно, сколько вам лет, мы все работаем вместе! Мне повезло, что у меня есть опыт, что я нахожусь и в этом проекте, и в «Очень странных делах», где ко мне так хорошо относятся, ведь все могло бы быть иначе. И я очень рада, что все меняется. Сегодня прекрасно быть не только молодой девушкой, но, в принципе, очень юным человеком, к голосу которого прислушиваются».

Подробности по теме
Милли Бобби Браун — о Годзилле, алгебре и других очень странных делах
Милли Бобби Браун — о Годзилле, алгебре и других очень странных делах

«К 2022 году я хочу три звезды Michelin: это одна из ступеней к моей настоящей цели — сделать весь мир таким же счастливым, как и я. Без звезд ее возможно достигнуть, но, представьте, нравится вам бегать, а все равно хочется преодолеть марафон. Люди любят побеждать, и им нравится вешать медали себе на грудь. Что я делаю сейчас для осуществления мечты? Шагаю по планете».

Подробности по теме
Как повар из Омска устроился на работу в лучший ресторан мира Osteria Francescana
Как повар из Омска устроился на работу в лучший ресторан мира Osteria Francescana

«Меня всегда бесило, что говорили: «Вот ты выйдешь замуж, родишь детей и перестанешь быть такой [чокнутой]». Мне сейчас 32, я замужем 11 лет — и что? В 82 я буду такой же и планирую баллотироваться в президенты — тогда‑то мне уже будет по фигу, пустят ли мне пулю в лоб или нет. Я выросла в аду, всего добилась сама, у меня не было никого влиятельных — мне кажется, я могу подавать пример угнетенным слоям населения».

Подробности по теме
Залина Маршенкулова: «Это феминизм для начинающих — пересядь, попробуй»
Залина Маршенкулова: «Это феминизм для начинающих — пересядь, попробуй»

О работе

«Пока я работаю над книгой, я ее ненавижу, потому что вижу все проблемы. Но как только она отправляется в печать, издается и появляется в магазинах, у меня появляется какое‑то родительское отношение к ней. Я лучше вижу положительные стороны и красоту работы, когда отделяю ее от себя. Когда я пишу и рисую, это вроде как продолжение меня самого — и в этом процессе много сомнений в себе и самоуничтожения. Но как только книга опубликована, я могу полюбить ее, как родители любят детей».

Подробности по теме
Комиксист Крейг Томпсон — о религии, родителях и о том, почему комиксы — не убожество
Комиксист Крейг Томпсон — о религии, родителях и о том, почему комиксы — не убожество

«Сколько будем существовать — пять лет, десять лет, — человек должен прийти и всегда получить один и тот же хороший уровень, который мы установили. Мы хотим делать что‑то хорошее, места, куда бы с удовольствием ходили мы и наши друзья, при этом чтобы они окупались и зарабатывали какие‑то деньги».

Подробности по теме
«Мы хотим делать места, куда бы ходили мы и наши друзья»: совладельцы «Воды» и Veladora
«Мы хотим делать места, куда бы ходили мы и наши друзья»: совладельцы «Воды» и Veladora

«Я снимался в фильмах, в которые искренне верил, и они оказывались дерьмом. И я снимался в фильмах, которые выглядели как дерьмо, а потом номинировались на «Оскар». Никогда не знаешь. Потому что дело не только в сценарии, но и в освещении, костюмах, монтаже, музыке. Столько элементов, направляющих наши мозги в нужном направлении. Я никогда сам не бегаю за режиссерами, но есть, конечно, неосуществленные мечты».

Подробности по теме
Большое интервью с Удо Киром — героем кошмарных фильмов и нашим любимым актером эпохи
Большое интервью с Удо Киром — героем кошмарных фильмов и нашим любимым актером эпохи

«Вот просыпается композитор — чем это может отличаться от того, что просыпается сталевар? День композитора ничем от дня обычного человека не отличается — обычно быстро разминаюсь, сажусь за компьютер либо инструмент, потом по делам»

Подробности по теме
Кирилл Рихтер — новый топовый пианист из России. Он собирает «Зарядье» и пишет музыку к ЧМ
Кирилл Рихтер — новый топовый пианист из России. Он собирает «Зарядье» и пишет музыку к ЧМ

«Несмотря на успех в соцсетях, я на данный момент еще в огромных страшных долгах. Как это ни странно, на этой неделе я продаю свою машину, чтобы сделать мерч. У меня совсем не респектабельное авто, но сама фраза достаточно красочно звучит — таковы реалии современного российского музыканта»

Подробности по теме
«Продаю свою машину, чтобы сделать мерч»: интервью с лидером «Увулы» об инди и бедности
«Продаю свою машину, чтобы сделать мерч»: интервью с лидером «Увулы» об инди и бедности

«Для меня неприемлемо насилие как часть творческого процесса. Гениальность режиссера не является оправданием для унижений, домогательств, «не переспишь — не получишь роль» и прочего. Насилие не может быть методом достижения художественного результата».

Подробности по теме
«Для менструации слишком много эвфемизмов»: Ольга Шиляева — о своей феминистской оратории
«Для менструации слишком много эвфемизмов»: Ольга Шиляева — о своей феминистской оратории

«Я стал все делать по-другому — не так, как все ресторанные пиарщики. Перед открытием я не писал пресс-релиз — у меня были заготовлены только фотографии. Я говорил журналистам, что они должны прийти, попробовать и написать все сами. Я понимал, что это настолько знаковое открытие для города, что журналист обязан прийти и сделать все сам».

Подробности по теме
«Я стал все делать по-другому»: фуди и телеведущий канала «Голос Америки» Артем Байбуз
«Я стал все делать по-другому»: фуди и телеведущий канала «Голос Америки» Артем Байбуз

«032c смог стать тем, чем он стал, только благодаря уникальным условиям жизни в Берлине без денег. Мы были вне модной индустрии и модной тусовки, я видел люксовые вещи только на показах в Париже и Милане. Так что 032c изначально был проекций того, чего у нас не было».

Подробности по теме
Создатели журнала и марки 032с Йорг и Мария Кох — о Москве, подделках и обедневшем глянце
Создатели журнала и марки 032с Йорг и Мария Кох — о Москве, подделках и обедневшем глянце

«На мировых звезд работают специальные агенты, которые скаутят хороших мастеров по всему миру. Как минимум у Бейонсе и Ким Кардашьян есть в арсенале парики, купленные у украинских мастеров».

Подробности по теме
История киевского парикмахера Юлии Стець, которая делает прически зарубежным артистам
История киевского парикмахера Юлии Стець, которая делает прически зарубежным артистам

«Я не дизайнер по найму. И когда кто‑то этого не понимает и пытается указывать, что мне делать, это становится проблемой».

Подробности по теме
«Я рос с мыслью, что Россия — старый враг»: интервью с нью-йоркским художником Krink
«Я рос с мыслью, что Россия — старый враг»: интервью с нью-йоркским художником Krink

«У моего альбома почти два миллиона прослушиваний за сутки, но никто даже не написал о нем. Медиа зачастую не понимают, как все работает, и поступают очень странно»

Подробности по теме
Большое интервью с Pyrokinesis — об онлайн-баттлах, видеоиграх и постструктурализме
Большое интервью с Pyrokinesis — об онлайн-баттлах, видеоиграх и постструктурализме

«На момент, когда мы начали выступать, я был за границей пару раз — ездил в Испанию на выходные. Мы все были выходцами из рабочего класса, и никто из нас толком никогда не путешествовал. И вот мы внезапно обнаружили себя путешествующими по всему миру с деньгами и с вечеринками каждый вечер. Это была бесконечная вечеринка. Концерт каждые два дня. Но это не может продолжаться долго»

Подробности по теме
Басист Suede Мэтью Осман — об ошибках молодости, распаде группы и литературе
Басист Suede Мэтью Осман — об ошибках молодости, распаде группы и литературе

«Для меня музыкальная деятельность всегда была связана с неким покаянием, радостью, духовными американскими горками, потому что без них вообще ничего невозможно сделать».

Подробности по теме
«Я просто пришел в храм на Пасху и зазвонил»: Филипп Горбачев — о новом альбоме «Kolokol»
«Я просто пришел в храм на Пасху и зазвонил»: Филипп Горбачев — о новом альбоме «Kolokol»

«Идите ***** [к черту]. Я байтил и сделал на этом бабки»

Подробности по теме
«Один успешный хит может обеспечить тебе год нормальной жизни»: интервью с Flesh
«Один успешный хит может обеспечить тебе год нормальной жизни»: интервью с Flesh

«У меня узкий кругозор, я почти не читаю и слушаю мало музыки. Мой культурный багаж — одна поясная сумочка. Но в этом и суть — большинство людей такие же, и нам есть о чем друг с другом поговорить на понятном языке. Я обычный»

Подробности по теме
«Я обычный»: лидер «Дайте танк (!)» о Коломне, русском роке и фестивале «Боль»
«Я обычный»: лидер «Дайте танк (!)» о Коломне, русском роке и фестивале «Боль»

«Мы бы попробовали 30 микрофонов, 50 предусилителей, и если бы звучание нас не устраивало, мы бы попробовали записать ночью, если все еще не устраивало, мы бы выпили пять шотов водки. Все ради результата»

Подробности по теме
Президент Beats слушает Тимати, «Кино», Big Baby Tape, Face и рассуждает о развитии музыки
Президент Beats слушает Тимати, «Кино», Big Baby Tape, Face и рассуждает о развитии музыки

«Когда мы начинаем провокацию, мы принимаем этот сценарий. Когда я начинаю конфликт с охранником, я понимаю, что он может дать мне по  [лицу]. Я это приемлю. Когда я хватаю за волосы звукорежиссера, потому что звук ** [плохой], я понимаю, что он может нам вырубить звук, и у нас со скандалом сорвется концерт. А может состоятся продуктивный диалог. Наша задача — просчитать провокацию».

Подробности по теме
«Страшно» — это саундтрек жизни в России 2019 года»: интервью с группой Shortparis
«Страшно» — это саундтрек жизни в России 2019 года»: интервью с группой Shortparis

«Если вокруг не будет пацанов, как я буду вдохновляться? Ну напишу три-четыре песни, как было раньше, а потом как?»

Подробности по теме
«Если вокруг не будет пацанов, как я буду вдохновляться?»: интервью с Альбертом Нурминским
«Если вокруг не будет пацанов, как я буду вдохновляться?»: интервью с Альбертом Нурминским

О русской словесности

«С одной стороны, есть Фейс, который на предпоследнем альбоме развернулся в сторону социальных комментариев, с другой стороны, есть Pharaoh — я вообще не могу понять, о чем он поет, это недоступный мне сленг. Я не понимаю, в чем месседж, по-моему, его нет вообще»

Подробности по теме
Артемий Троицкий — о книге «Субкультура» и идейном потенциале российской молодежи
Артемий Троицкий — о книге «Субкультура» и идейном потенциале российской молодежи

«В России… нам в принципе больше нужны слова. Слова — это базис. Ты не будешь есть конфету, которая пахнет говном. Обертка, звук, музыкальность, читка — это важно. Но если конфета невкусная, ты вряд ли будешь есть ее дальше»

Подробности по теме
«У меня нет зашкваров»: Saluki — о русском мраке, Скриптоните и комментаторах The Flow
«У меня нет зашкваров»: Saluki — о русском мраке, Скриптоните и комментаторах The Flow

«Я не верю людям, которые говорят, что поэзия когда‑то умрет, я не верю и в то, что люди когда‑то перестанут читать. Почему‑то никто не говорит о смерти искусства, оно очень умело приспосабливается к эпохам и технологиям; что уж говорить о музыке или, например, об архитектуре».

Подробности по теме
От телепатии до победы феминизма: современные поэты рассказывают, чего ждут от будущего
От телепатии до победы феминизма: современные поэты рассказывают, чего ждут от будущего

«Ну а у греков [литература] заканчивается на Гомере и Эсхиле, которые вообще две тысячи лет назад писали, — и ничего, греки не переживают. А у итальянцев она такая великая-великая, что на Данте заканчивается. У французов, может быть, на Флобере. Поэтому три писателя — это немало. Надо успокоиться, и хватит спрашивать, когда у нас появится новый Толстой и Достоевский. Никогда. И ничего!»

Подробности по теме
Павел Басинский: «После Толстого трудно о ком-либо писать»
Павел Басинский: «После Толстого трудно о ком-либо писать»

«Есть мнение, что огромный ежедневный поток информации, который мы обрабатываем, предполагает потребность в развлечении без собственных интеллектуальных усилий. Но в реальности дело в другом. Русская литература плохо развлекает и много грузит личными обидами авторов. А надо хорошо развлекать, любить это дело».

Подробности по теме
Писательница Анна Козлова: «Я берегу людей от того, что на самом деле думаю»
Писательница Анна Козлова: «Я берегу людей от того, что на самом деле думаю»

«Ксения Собчак сфотографировалась голой в инстаграме с книгой Себастьяна Хафнера «Некто Гитлер: Политика преступления», которую издательство Ивана Лимбаха выпустило объемом в 1500 экземпляров. Тираж кончился в тот же день. То, что у нас нечасто рекомендуют книги, связано с тем, что у нас это не является элементом социального престижа. Каждый американский президент должен иметь любимого писателя, только Трамп плюнул буквально в душу американскому обществу и не фоткается с любимыми книжками. Даже у Джорджа Буша-младшего был любимый писатель, он всегда ходил с книгой Марка Курлански. А мы когда Путина спросили пару лет назад, что он читает, он сказал: «Это мое личное дело, вам зачем?»

Подробности по теме
«Пряников, кстати, всегда не хватает на всех»: издатели нон-фикшена о проблемах индустрии
«Пряников, кстати, всегда не хватает на всех»: издатели нон-фикшена о проблемах индустрии

«Я знаю, что большинство советских писателей — посредственности, увы. Феноменологически они могут вызывать интерес, но не более того. Это вполне естественная вещь: если ты согласился кувыркаться в отведенном цензурой коридоре, ты уже посредственность. Большие писатели и поэты на такое не идут. Это дикие животные, их объездить нельзя».

Подробности по теме
«Если не пишется, не надо литературно мастурбировать»: интервью с Владимиром Сорокиным
«Если не пишется, не надо литературно мастурбировать»: интервью с Владимиром Сорокиным

О смерти

Когда мы говорим «коммерческие похороны», мы подразумеваем, что там продаются гробы, украшения, еда. Но на самом деле коммерческие они, потому что цель семьи — на похоронах навариться. То есть хорошие похороны — те, на которых семья заработала. Такая мечта российских молодоженов, когда ты взял кредит и потом деньгами, которые тебе подарили, ты свадьбу окупил и заработал. Так вот, там реально люди занимают деньги, чтобы поддержать свою репутацию и потом навариться. Потому что пожертвования на похоронах — это обязательная история. Есть ритуальный момент, когда все гости выстраиваются в линию и скидывают деньги.

Подробности по теме
Познакомьтесь с девушкой, которая отправилась в Гану снимать документалку про смерть
Познакомьтесь с девушкой, которая отправилась в Гану снимать документалку про смерть

«Необходимо больше предлагающей рефлексии. Не просто «Все очень плохо, давайте мы неожиданно полюбим смерть». Я ведь совсем не уверен, что всем надо полюбить смерть. Наверное, это не совсем нормально, если бы все хотели говорить о смерти нон-стоп. Важно, чтобы, осмысляя вопросы смерти и умирания, люди стремились не смерть сделать клевой, а саму жизнь. Это игра вдолгую».

Подробности по теме
«Все мы умрем»: антрополог Сергей Мохов — о правильном отношении к смерти
«Все мы умрем»: антрополог Сергей Мохов — о правильном отношении к смерти

«В общем-то, жизнь — это постоянная попытка побега, пытаешься вернуться к паритету, а если к паритету вернуться невозможно, то начнется бесславное падение и деградация».

Подробности по теме
Лидер «Петли пристрастия» — об альбоме «Гул», который делает русский рок снова великим
Лидер «Петли пристрастия» — об альбоме «Гул», который делает русский рок снова великим

О духе времени

«Мы выросли в 1980-х без интернета, цифровых девайсов и всяких таких штук. Так что мы знаем, какова она — аналоговая жизнь. А потом мы подхватили и другую жизнь. В каком‑то смысле мы сидим на двух стульях».

Подробности по теме
Братья-художники Low Bros — о стрит-арте, теннисе и проблемах с российской таможней
Братья-художники Low Bros — о стрит-арте, теннисе и проблемах с российской таможней

«За пять лет очень изменился мир: и в нашей стране, и во всем мире чувствуются какие‑то кардинальные изменения. Сводки новостные таковы, что не осталось ни одного места на земном шаре, где, как мы раньше считали, есть рай. И что если туда беда придет, то наступит новый ледниковый период. Не осталось просто таких мест, безопасных. Как нам жить дальше — никто не знает».

Подробности по теме
Евгений Миронов — о Вырыпаеве, Джексоне и «Иранской конференции»
Евгений Миронов — о Вырыпаеве, Джексоне и «Иранской конференции»

«У русского народа есть ожидание некой идеологии, которой можно увлечься: более интересной, чем коммунизм или капитализм в нынешнем виде или в таком, в каком где‑либо он существует. Люди хотят чего‑то нового, чтобы опять чем‑то очароваться, перемолотить всю страну и перестрелять друг друга. И когда‑нибудь это произойдет, скорее всего, — у нас очень увлекающиеся люди. На самом деле [россияне] не хотят менять капитализм Путина на капитализм, допустим, Навального — это будет то же самое. И не хотят строить социализм. А вот какой‑то новый сериал запустить — это да. И в этом ожидании пока все и находится».

Подробности по теме
Алексей Сальников: «Я упрямый человек и буду писать, пока не сдохну»
Алексей Сальников: «Я упрямый человек и буду писать, пока не сдохну»

«Все построено на вранье. Мы превращаем день памяти жертв войны в милитаристский шабаш какой‑то. В принципе, антиамериканская и антизападная риторика, которая ведется по всем федеральным каналам, пропагандирует ненависть и нетерпимость к другим. Это как будто шутки и цирк, а завтра все будет другое, но за этим происходит отвлечение народа от реальных экономических проблем. И эта упрощенная картина мира, которая делит все на черное и белое, на своих и чужих, может повернуться против кого угодно и привести к чему угодно».

Подробности по теме
Дмитрий Глуховский: «Мне хотелось бы вообще все ярлыки посрывать»
Дмитрий Глуховский: «Мне хотелось бы вообще все ярлыки посрывать»

«Нас учат опасаться незнакомцев в интернете, а мы одновременно открываемся незнакомцам в реальном мире. Раньше было правило: нельзя разговаривать с незнакомцами, нельзя садиться в машину с незнакомцем. Теперь мы прыгаем в Uber и общаемся в интернете с людьми, которых мы никогда не встречали».

Подробности по теме
Писательница Кэролайн Кепнес: «Я все время себя пугаю»
Писательница Кэролайн Кепнес: «Я все время себя пугаю»

«Меня не питает Европа: ни культурно, ни творчески, ни внутренне. Там я чувствую себя пусто, и у меня есть свое внутреннее, опять-таки не очень позитивное видение их культурного развития».

Подробности по теме
«Техно превратилось в конвейерную вещь для фестивалей»: интервью с Никитой Забелиным
«Техно превратилось в конвейерную вещь для фестивалей»: интервью с Никитой Забелиным

«До Гоши [Рубчинского] и остальных большинство японцев мало знали о Советском Союзе и не слышали таких слов, как «гопник», но сегодня это предмет интереса множества людей».

Подробности по теме
Познакомьтесь с японцем Кадзумой Мори, который одел Токио в российский стритвир
Познакомьтесь с японцем Кадзумой Мори, который одел Токио в российский стритвир

«Запах — это нечто очень интимное, что ты разделяешь только с теми, кто по-настоящему близок к тебе, и вряд ли будешь охотно обсуждать с посторонними. Люди, которые в сегодняшнем обществе находятся на разных уровнях, редко пересекаются чисто физически. Они ездят на разных машинах, едят в разных ресторанах, даже в самолете есть бизнес-класс, а есть экономический».

Подробности по теме
Триумфатор Канн: Пон Чжун Хо — о запахе, пропаганде и чисто корейских шутках в «Паразитах»
Триумфатор Канн: Пон Чжун Хо — о запахе, пропаганде и чисто корейских шутках в «Паразитах»

«[Мои студенты —] зеленые, темные, талантливые, совершенно не слезшие с дерева обезьяны. <…> Это новое поколение жертв кратких содержаний, они жертвы айфона. Я думаю, что это цунами, которое накроет вообще все человечество. Это люди, которые… Вот никуда они не стремятся. Они чувствуют какие‑то позывы внутренние, неосознанные мотивы. Так проявляется их актерский талант. И наше дело — эти позывы куда‑то направить».

Подробности по теме
Константин Райкин — про отравление прекрасным, любовь к Макдонаху и усталость от постдрамы
Константин Райкин — про отравление прекрасным, любовь к Макдонаху и усталость от постдрамы

«Вообще я считаю, что в наше время книжки должны быть потоньше. Мало времени. Вот написала роман — и кто прочитает его? Надо бы, чтобы он был поменьше, а у меня получаются толстые книги, ничего не могу поделать».

Подробности по теме
Людмила Улицкая — о смерти, стихах и Советском Союзе
Людмила Улицкая — о смерти, стихах и Советском Союзе

«Как ни относись к тому, что произошло в последние годы вокруг вопросов человеческого поведения и его соотношения с искусством, все это происходит совсем не тихо и не бесшумно — все это происходит очень громко и публично. Но, может быть, это та стадия, через которую нам нужно пройти, прежде чем мы сможем решить, что делать, когда автор книг, которые ты любишь, оказывается человеком, которого ты ненавидишь».

Подробности по теме
Познакомьтесь с Кристен Рупеньян, которая написала самый обсуждаемый рассказ последних лет
Познакомьтесь с Кристен Рупеньян, которая написала самый обсуждаемый рассказ последних лет

«Я вбиваю в поиске, скажем, «топ бест видео 2018», вижу двадцать клипов на западных сайтах — и все ****** [фигня]»

Подробности по теме
«Моя совесть, мать ее, чиста»: большое интервью с Ильей Найшуллером
«Моя совесть, мать ее, чиста»: большое интервью с Ильей Найшуллером

О доброте

«Мне нравится, когда люди говорят хорошее. Они же могли бы и не говорить, а они говорят. Я вообще очень люблю, когда кто‑то подходит и говорит, что был на спектакле. Ты же стараешься и даже страдаешь в какие‑то моменты. Если тебя оценили, похвалили, то это дает столько силы, энергии и вдохновения! В общем, хвалите артистов, им это очень нужно! Не ругайте, но хвалите обязательно!»

Подробности по теме
Софья Эрнст — о работе с Богомоловым, «Содержанках» и актерском желании всем нравиться
Софья Эрнст — о работе с Богомоловым, «Содержанках» и актерском желании всем нравиться

«Когда нет любви, тогда и появляются вопросы: морально/не морально, можно/нельзя, кому‑то это причиняет боль или нет. Мне кажется, если ты глубоко чувствуешь, что это из любви, то тогда все ок. Только ты должен для себя очень хорошо понимать, любовь ли это или тебе просто хочется чего‑то от кого‑то. А вот на вопрос, действительно ли это любовь или я что‑то сейчас хочу для себя, сложно себе ответить. Мы как раз и разбираемся, где эта грань».

Подробности по теме
Каролина Грушка — о любви, Линче и новом спектакле Вырыпаева и Рыжакова
Каролина Грушка — о любви, Линче и новом спектакле Вырыпаева и Рыжакова

«Я только что проходил лечение за границей. Там красивые, XIX века фаэтоны, омнибусы разъезжают по городу. Уши лошадей в тепле — как в перчатках. Сейчас я вспомнил морозы в России и лошадей в глубинке. Может, стоит подумать об их ушах, и кто‑то заинтересуется этой проблемой. Без знания иностранного языка мне удалось узнать, что утепление для ушей шьют в Румынии или в Болгарии. И чтобы была хоть маленькая польза от моих разговоров, может быть, кто‑то заинтересуется этим вопросом. Очень мне будет приятно. Думаю, как и вам, дорогой читатель. Может быть, и коровам поможем».

Подробности по теме
«Муравьи — народ чудесный»: Резо Габриадзе — о марионетках, морковке и ядерной войне
«Муравьи — народ чудесный»: Резо Габриадзе — о марионетках, морковке и ядерной войне