В Новый год многие задумываются о переменах. Но не стоит ждать боя курантов, если хочется зажить по-новому. Вместе с Qiwi мы расскажем истории трех людей, которые смогли кардинально изменить свою жизнь и стать счастливыми: кому‑то для этого пришлось переехать, а кому‑то — лишь оглядеться по сторонам и увидеть возможности на своей же работе.

партнерский материал
партнерский материал

Софья Гайнуллина

Из маркетинга в видеопродакшен

Я жила в Москве всю жизнь до 27 лет, работала в маркетинге и в какой‑то момент поняла, что это не мое. Что работа для меня слишком легкая, мне хочется как‑то расширить свое образование, изменить среду, в том числе языковую, и я нашла институт в Париже. Примерно за два месяца я разрулила все вопросы по визе, поступила в универ, нашла квартиру. И, хотя все меня отговаривали, уехала в Париж. В России я работала в обычном маркетинге, а в Париже училась на диджитал-маркетинге, после учебы прошла полугодовую стажировку во французской компании и поняла, что это все еще не мое.

Для меня очень важна карьера, и если она не идет, то у меня ступор по всем жизненным вопросам. И в один вечер я поняла, что так дальше не может продолжаться, составила себе большую таблицу: в одной колонке написала, что я умею делать, а во второй — что я хочу делать. Там были странные пункты, типа «я люблю собак», я писала все, даже если это никаким образом не может привести к выбору профессии. В итоге я все сопоставила и поняла, что я хочу заниматься видеопродакшеном: быть оператором, монтажером и режиссером. Я открыла в Париже ИП, начала сама все изучать, до какого‑то уровня это все выучила и начала работать на французскую компанию своего молодого человека, ему как раз нужно было очень много видео для развития компании, для соцсетей и так далее. И тогда я поняла, что на данный момент — это мое.

Страшно не было. Вообще. Я человек, который принимает решения только интуитивно, я очень редко взвешиваю за и против, и вот эта таблица — это было от какой‑то безысходности, потому что я понимала, что нужно что‑то делать и нужно что‑то искать. Потому что я просто несчастлива в профессиональной сфере. И не буду счастлива, пока не приму какое‑то решение. Я думаю, что чаще всего люди мечутся, потому что они как раз слишком много взвешивают за и против и никаким образом не опираются на свои чувства и ощущения. Поэтому я могу посоветовать только прислушаться к себе. Естественно, рациональные моменты очень важны, но опираться стоит не только на них, но и на свои ощущения.

Я прожила в Париже два с половиной года и решила вернуться обратно, но при этом от профессиональной карьеры я не отклонилась и не думаю, что когда‑нибудь отклонюсь. Хотя у меня уже есть опыт кардинальных изменений в жизни, и, если я почувствую, что снова хочу перемен, не буду бояться. Сейчас в Москве я устроилась переводчиком, чтобы накопить денег и купить свою аппаратуру. Буду работать сначала как ИП, а в дальнейших планах открыть с моей сестрой-близнецом свой видеопродакшен. Она уже лет семь работает сценаристом на телевидении, мы очень близки и в принципе редко расстаемся, понимаем друг друга с полуслова и отлично сработаемся.

Алексей Любивец

Из службы поддержки в сферу образования

Я пришел в Qiwi в 2014 году, до этого никогда не работал в IT-компаниях, просто знакомые, которые там работали, позвали, потому что была вакансия в отделе поддержки. На тот момент у меня не было никаких глобальных жизненных планов. Это был какой‑то подростковый период, когда хотелось тусоваться и веселиться, но при этом получать стабильную зарплату. Месяца через три к нам пришли девчонки из SMM-отдела и попросили помочь с поддержкой в соцсетях. Мы отвечали на все вопросы и пожелания наших пользователей 24/7: что происходит с купюрой, когда она попадает в терминал, почему вы называетесь Qiwi и многое другое.

Работа в поддержке неплохо закаляет, со временем у тебя вырабатывается уровень спокойствия «бог», плюс ты черпаешь знания по всем направлениям компании, что очень круто развивает в профессиональном плане. Но примерно через три года я понял, что больше не могу. Все, сил моих больше нет. Тогда у меня была возможность стать старшим смены поддержки, но я понял, что нет. Что мне все надоело, я хочу чего‑то другого, пробовать себя в других вещах. Я пришел в отдел SMM и сказал: «Ребят, я хочу к вам, если вы меня не возьмете, наверное, буду искать другое место работы». На тот момент мне казалось, что SMM — это прекрасное место, где можно себя развивать в разных направлениях: генерить какие‑то идеи, креативить, научиться чему-то, маркетинг опять же.

В отделе SMM я проработал месяца два-три, а потом, в мой день рождения в 2017 году, меня позвали выступить для детей, у которых была экскурсия в офисе. Так как я очень долго занимался поддержкой, и одна из основных тем там — мошенничество, меня попросили про это рассказать. Это было разовой акцией, и я не знал, что меня ждет. А потом мой будущий руководитель позвала меня на еще одну программу, потом на другую, увидела во мне какие‑то наставнические качества, и я сам в какой‑то момент понял, что это мое. То есть не только работа с детьми, а в целом образовательная история.

Изначально образовательный отдел создавался под одного человека — мою начальницу. Я пришел в отдел как специалист по работе с социальными сетями, а потом получил роль младшего менеджера образовательных программ. И полгода назад моя начальница ушла на другую позицию внутри компании, а я занял ее место. Вместе с командой мы создаем образовательные программы и игры в области финтеха, работаем с детскими лагерями и федеральными центрами образования, проводим мероприятия для университетов, хакатоны и стажировки, исследуем финансовый мир подрастающего поколения и стараемся сделать его удобнее с помощью наших продуктов.

Как и в любой работе, здесь есть свои минусы и плюсы. Конечно, классно, когда ты получаешь моральное удовлетворение от того, что делаешь. Ты видишь ребят, которым реально нравится, что они слушают. Что они не сидят, как иногда на парах или уроках, «лишь бы досидеть». Но здесь нужно самому много чего знать, и такой огромный «гранит науки» пришлось грызть, чтобы понимать, как все это работает. Во-первых, это программы, которые уже были, мне приходилось очень быстро включаться в рабочие процессы, плюс начинать придумывать что‑то новое, изучать, читать исследования про детей и их поведение.

Дети тоже меня учат. Многие дети понимают намного больше, чем взрослые, и работа с ними не дает об этом забыть. Они как раз не боятся пробовать, сейчас растет поколение, которое готово сворачивать горы. Сидя дома за компьютером, они могут придумать вертолет, который действительно полетит. Это реально какое‑то новое поколение. Там очень много юных гениев, которые и рисуют, и собирают роботов, и в 15 лет уже были волонтерами на Олимпиаде. Глядя на них, думаешь: «Блин, да я еще сам молодой и крутой, и могу делать все что угодно». Мне кажется, что бояться глупо, надо пробовать, совершать ошибки и учиться на них, открывать себя новому. Если что‑то не получается, ничего страшного: не получилось сегодня — получится завтра.

Дмитрий Винокуров

Из инженеров в актеры

Лет до двадцати все просто: детский сад, школа, институт, ну а после встает вопрос, что делать дальше. Я отучился в Московском энергетическом институте, и основным вариантом было остаться работать в Москве. Но я решил посмотреть, как люди живут в других странах. Самый простой способ — поехать учиться. И я поступил в годовую магистратуру Лаппеэнрантского технологического университета в Финляндии. Тогда у меня даже и мыслей не было, что я могу задержаться в Суоми на больший срок, но после сдачи диплома для компании АВВ мне предложили там интересную работу, и я остался.

В Финляндии я прожил около семи лет. Я начал много путешествовать по работе и не только: купался в новозеландских озерах, ел плов в Узбекистане, разглядывал древние гроты в Китае, объездил значительный кусок Штатов. Карьера развивалась: были сложные проекты, новые страны и ответственность. Казалось бы, все отлично — бери ипотеку и вперед. Но в какой‑то момент я понял, что мне чего‑то не хватает, я полноценно не самореализовываюсь. Несмотря на все, я несчастлив.

Тогда я стал задавать себе вопросы, чтобы понять, чем же мне следует заниматься. И один из вопросов для меня стал ключевым: что бы я хотел и мог делать даже бесплатно. Первой в этом списке была актерская деятельность. Если бы у меня не получилось попасть в театральную школу, то я бы уехал в Таиланд, или куда‑нибудь еще в Азию, учиться смешанным единоборствам для бойцовской карьеры, такая была альтернатива.

Меня приняли в Gaiety School of Acting, одну из лучших театральных школ Ирландии. Я стал планировать переезд, мне было 28 лет. Через два года обучение было завершено. Сейчас я четвертый год живу в Ирландии, регулярно появляются новые интересные проекты в кино и театре. Мне нравится, что в моей новой профессии я каждый день могу совмещать вещи, которые люблю, — это искусство, атлетизм и природа. Вполне возможно, что это дело моей жизни, увидим, люди ведь меняются. Иногда у меня бывает ностальгия по стабильной жизни с предсказуемыми доходами, но это очень быстро проходит, так как по самой работе я совсем не скучаю.

Мне кажется, что практически в любом возрасте можно заниматься чем угодно. Главное — мотивация. Мне было страшно ничего не делать, ничего не менять и остаться в том самом несчастливом моменте. Меня это больше всего подталкивало.

Надо честно себя спрашивать про счастье, что хочется делать, и не ждать, что кто‑то выдаст готовое решение. И порой рисковать. А еще брать на себя ответственность. Потому что можно рискнуть, и ничего из этого не выйдет, но нужно четко понимать, что это было мое решение, и я доволен собой по крайней мере потому, что я попробовал. В моем случае я поставил все на кон (но я ни за кого не отвечал, на шее никто не сидел), что для других может быть сильным ограничением, и тогда нужно действовать параллельно основной работе, по крайней мере на первых порах. Но это не мой случай.