1 декабря в Санкт-Петербурге проходил необычный фестиваль науки — Science Bar Hopping. Ученые читали лекции в барах, а публика не только внимательно слушала, но и активно выпивала горячительные напитки. Корреспондент «Афиши Daily» посетил это мероприятие и оценил, насколько хорошо наука заходит под алкоголь.

Первое, что слышу, зайдя в St Martin, — «В гардероб одежду не принимаем!». Несмотря на необходимую для входа регистрацию, желающих послушать лекцию о креативности в науке явно больше, чем вмещает бар средних размеров. В элегантном заведении с карибским уклоном все места заняты, многие стоят. Центр общего внимания — пустое пространство у окна, которое через несколько минут должно стать сценой для спикера. Несмотря на то что бармен активно шутит наработанные шутки и профессионально заигрывает с посетителями, перетянуть внимание на себя у него получается не очень — все ждут начала. Я жду его еще и как сигнал для старта своего забега по барам Санкт-Петербурга, в которых сегодня будут читать научные лекции. В моих планах посетить как минимум шесть.

Сбоку от сцены стоят осветительные приборы и большая камера. St Martin — одна из трех площадок, откуда организаторы мероприятия — Фонд образовательных и инфраструктурных проектов «Роснано» и питерское издание «Бумага» — будут вести видеотрансляции шести сегодняшних лекций. Всего в двадцати барах их пройдет сорок — в каждом по две. Разброс тем широкий: от гуманитарных — про народовольцев, например, или фейк-ньюс в разрезе социальной психологии — до редактирования генома и нанороботов в медицине. Названия в анонсе сформулированы в лучших традициях развеселого копирайтинга — «Что общего у нанотехнологий с усиками кошки» или «Как продолжать веселиться, если варвары захватывают твою цивилизацию?».

© Александр Палаев

В St Martin у многих в руках тяжелые стаканы, стилизованные под гавайские тотемы, из которых торчат зонтики и разнообразные пальмочки. От бара отходит молодой человек с десятком шотов на подносе и направляется к компании своих друзей за столиком. Напитками перед лекцией обзавелись далеко не все. В целом намерения как следует загудеть под научное выступлением в зале не чувствуется. Ровно в 19.00 мужчина с микрофоном поднимается из‑за одного из столов и выходит под свет софитов.

Основная задача фестиваля — популяризация науки и построение комьюнити из поклонников научных знаний. Упор в мероприятии делается на горизонтальные связи. Это значит, что общение между спикером и аудиторией должно проходить если не на равных, то максимально приближенно к этому, чтобы каждая сторона могла представить свои идеи, обозначить позицию, познакомиться. Организаторы рассчитывают, что на лекциях посетители будут находить людей со схожими интересами. Если обязательных сессий вопросов и ответов для этого окажется недостаточно, то можно продолжить нетворкинг тут же, в баре.

© Владимир Троян

В St Martin к заявленной теме «Как препарировать идею: шляпы мышления и теория решения изобретательских задач» спикер — директор по науке «Газпром нефти» Марс Хасанов — начинает подбираться через особенности разработки нефтяных месторождений и освоение шельфов. Это кажется некоторой спекуляцией на зрительском внимании, но, пожалуй, чтобы оценить лекцию, нужно досидеть до конца. Я не рассчитываю послушать полностью ни одно из выступлений и, не дожидаясь, пока лектор логически свяжет теорию решения изобретательских задач (ТРИЗ) и трудноизвлекаемые запасы нефти (ТИЗН), я начинаю выбираться из плотной толпы возле барной стойки и выхожу на морозную улицу.

Бары для Sience Bar Hopping выбраны так, что большинство находятся очень близко друг к другу — в Питере это организовать несложно. В The Red Corner, идти до которого меньше пяти минут, лекция проходит совсем иначе: лекторка, старший преподаватель университета ИТМО Елена Быковская, сидит за круглой барной стойкой вместе со всеми, и отличает ее от слушателей только микрофон в руке. Здесь идет лекция «Биоразлагаемые пакеты и искусственное мясо: экологично или опасно?». Быковская рассказывает о том, что собой представляет мясо, созданное в лаборатории, об экологичности бумажных стаканчиков и вредных веществах, накапливающихся в канализационной воде. Атмосфера в баре очень доверительная — можно даже сказать, интимная: кажется, что заглянул на кружок групповой психологической поддержки, а не на научную лекцию.

В этом зале большинство — девушки. Перед многими присутствующими — алкогольные напитки, но, кажется, бокалы в основном простаивают: пить и слушать довольно быстро развивающееся повествование лекторки сложно.

© Ксения Сытина

Не задерживаясь надолго на лекции про экологию, отправляюсь в бар Do Immigration — там об истории алхимии рассказывает Сергей Зотов, один из авторов проекта и книги «Страдающее Средневековье». По словам организаторов, он специально приехал из Германии, чтобы выступить на Science Bar Hopping. Лекция явно подходит к концу, но интересно становится сразу: рассказывают о том, как в древности лечились с помощью поедания кусочков мумий, и о недостатках такого лечения. Зал на 50–70 человек полон, сложно найти место, где встать. Аудитория, кажется, сильно увлечена. Как только лектор переходит к сессии вопросов и ответов, его засыпают уточнениями о доказательной части концепции философского камня и побочном действии средневековых мистических практик.

Подробности по теме
Авторы «Страдающего Средневековья» о святой собаке и фаллическом дереве
Авторы «Страдающего Средневековья» о святой собаке и фаллическом дереве

По словам организаторов, на Science Bar Hopping они используют три типа научных коммуникаций. Во-первых, это классическая лекция, когда спикер рассказывает о какой‑то научной концепции, ориентируясь на то, что публика достаточно подготовлена для восприятия специальной информации. Можно сказать, что лектор в таком формате находится в позиции над аудиторией. Во-вторых, это диалог, когда спикер общается со слушателями плюс-минус на равных. Значительная часть такой лекции — коммуникации, в которых публика высказывает свое мнение по поводу изложенной темы. И третий — инфотейнмент, формат, близкий к развлекательному. За него на этом фестивале отвечают выступления на общедоступные темы. Лекция по истории алхимии как раз одна из последних.

В Do Immigration — как, впрочем, и во всех шести заведениях, куда я успел зайти, — во время выступления лектора очень тихо. Девушка рядом со мной у бара опускает бокал вина на стойку так аккуратно, что кажется, от этого зависит будущее всех присутствующих. Заказывать алкоголь во время лекции тоже неудобно — это заметно, шумно, всех отвлекает и вообще как будто бы невежливо по отношению к науке. В этом есть некоторое противоречие заявленному формату бархоппинга — в таких забегах по барам все-таки принято крепко выпивать.

© Пресс-служба Фонда инфраструктурных и образовательных программ

Особенно хорошо замечаю это на следующей лекции, куда добираюсь за время перерыва. Она проходит в аристократичном помещении бара «Поместье 39» — с красными стенами и старинной мебелью. Это одно из многочисленных заведений «Голицын-лофта» на Фонтанке, 20, там фестиваль науки проходит на площадках сразу шести баров. Лекцию «Кто погубил народную волю?» читает известный питерский историк и журналист Лев Лурье. В зале не протолкнуться. Решаю, что пора еще раз поддержать формат мероприятия, пробраться к бару и выпить глинтвейн. Пока заказываю, теряю нить, которая в лекции связывала декабристов и кружок петрашевцев. Когда получаю горячее вино и начинаю его пить, снова отвлекаюсь и снова упускаю связь — на этот раз между народовольцами и убийством Александра II.

Из «Поместья 39» отправляюсь на лекцию о редактировании генома в бар Room 13. Там оказывается не просто тесно — внутрь не зайти, и я остаюсь в дверях. Здесь в разгаре формат того самого диалога: очевидно, что многие слушатели профессионально ориентируются в теме, спрашивают о разрывах цепочки ДНК и каким образом отбирается удачное редактирование генома и неудачное. Не пытаясь что‑то понять, выдвигаюсь в последнее из запланированных на сегодня мест.

© Ксения Сытина

В баре «Раклет» на пальцах объясняют общую теорию относительности Эйнштейна. Я мало что понимаю в искривлении пространства под действием массы многочисленных объектов вселенной, но слушать все равно интересно. Выступление аспиранта и старшего инженера Samsung Владимира Борисова явно подходит к концу. Кажется, формат лекции уже больше похож на дружеские посиделки, на которых речь неожиданно зашла об устройстве мира с точки зрения физики. Девушка с бокалом шампанского в руке, слегка флиртуя со спикером, уточняет что‑то про пылающий лазерный меч НьютонаПылающий лазерный меч НьютонаМетодологический принцип, заключающийся в том, что вещи, которые нельзя подтвердить экспериментом, не стоит обсуждать.. Молодой человек, судя по всему, знакомый лектора, извиняется за простоту своего вопроса и спрашивает что‑то очень, на мой взгляд, непростое про гравитационные поля. Сидящий на полу между столами молодой человек продолжительно объясняет собственную гипотезу, связанную с теорией относительности. Когда вопросы все-таки заканчиваются, лектор подытоживает мероприятие словами «А теперь пойдемте пить!» и звонко хлопает в ладоши.

Организаторы уверяют, что формат научных лекций в барах — выигрышный для всех: горожане получают бесплатную возможность поговорить на интересующие их темы и найти единомышленников, общество — популяризацию науки, бары — новую аудиторию, ученые — нестандартный и довольно прогрессивный формат для самореализации. Антрополог Сергей Зотов так оценивает свое участие в Science Bar Hopping: «Слабое место [выступлений] в том, что в баре публика настроена на развлечение. Но это не так уж и плохо в эпоху эдьютеймента. Задача просветителей и популяризаторов науки сегодня состоит в том, чтобы привлечь к ней внимание как можно большего количества людей. Поэтому, конечно, для лектора особенно хорошо, что его выступление проходит в неочевидном месте: можно порвать шаблон, что наука — это скучно и занудно. Дистанция исчезает, люди видят, что ученый — тоже человек, а не машина для публикаций. А для слушателя — это уникальный шанс поближе познакомиться с харизматичными учеными. Выпить с ними после пива, спросить о том, как наука влияет на их жизнь (а влияет она фундаментально), просто поговорить».