Прочитав третий детектив именитой британской писательницы, написанный под псевдонимом, Игорь Кириенков пытается определить значение цикла в библиографии автора.

Помощница Корморана Страйка Робин Эллакотт, только-только распутавшая на пару с боссом два шумных дела, получает посылку — женскую ногу с запиской, намекающей на тесное знакомство отправителя с прошлым сыщика. Кое-как отшутившись от полиции (Страйк — инвалид, потерявший конечность в Афганистане), пара берется за расследование: под подозрением оказываются четыре садиста, пересекавшиеся со Страйком в разные годы — и в равной степени его ненавидящие. Поиски убийцы проходят при пасмурных личных обстоятельствах: Робин узнает о давней измене своего жениха Мэттью, а Корморан откровенно скучает, встречаясь с роскошной богачкой Элин. Ни та ни другой не могут признаться себе в том, что увлечены друг другом.

Джоан Роулинг продолжает резвиться: от злодейств и перверсий в новом романе рябит в глазах. «На службе зла», пожалуй, самая жестокая книга серии — в том числе и потому, что слово здесь дается самому маньяку-женофобу, кромсающему молоденьких девушек в лондонских подворотнях. Ужасы, однако, не впечатляют: дело не только в их почти смехотворной кучности, но и в блеклости антагониста — Шеклуэллскому Потрошителю далеко до Волан-де-Морта.

Столь же невыразительна и общая детективная интрига: сюжетный мотор тут работает на сниженных скоростях, пока автор любуется акцентами, по-диккенсовски сорит подробностями, играет с текстовой графикой или использует песни группы Blue Öyster Cult в качестве бесконечного цитатного фонда. Правда, существенно пополнились профайлы главных героев: обнаружилось, что на характере и профессиональных интересах Робин сказалось пережитое в колледже изнасилование, а Корморан во время службы в военной полиции изобличал педофилов и домашних тиранов.

«На службе зла» вообще оказывается наиболее интроспективным произведением франшизы — к этому располагают многочисленные внутренние монологи центральных персонажей, которые начинают осознавать, что их партнерство отягощается другими — интимными — переживаниями. В этом, вероятно, и заключается главный парадокс романа: сочинитель нескольких дюжин удивительных биографий и носитель редкого психологического чутья, Роулинг, который год выступающая во взрослой, без всяких скидок, лиге, здесь отчего-то пасует перед истинным потенциалом проекта «Роберт Гэлбрейт» — пересозданием детективного текста как такового.

Об истинном характере амбиций писательницы сообщала «Случайная вакансия»; мастерское владение необходимыми для ревизии инвентарем и техникой засвидетельствовали «Зов кукушки» и «Шелкопряд»; на третьем романе уже можно было бы приступить к деконструкции самого жанра и его сборке по новым чертежам. В итоге «На службе зла» остался не слишком старательно исполненным стилистическим упражнением — или, по авторскому определению, «отдушиной», позволившей перевести дыхание между менее вдохновляющими занятиями; вес — заявленный или подразумеваемый — так и не был взят.

Впрочем, едва ли стоит сокрушаться по этому поводу: даже притворяясь менее мастеровитым автором, чем она есть на самом деле, Роулинг способна выдать сцену, напоминающую о ее настоящих способностях, — взять хотя бы параллельный монтаж королевской свадьбы, СМС-переписки, воспоминаний и вялой домашней перепалки. В конце концов, как говорил Альбус Дамблдор, «шрамы могут сослужить хорошую службу» — и уж кому, как не Страйку и его создателю, этого не знать.

Издательство «Иностранка», Москва, 2016, перевод Е.Петровой
Читать Bookmate
Купить Литрес