В издательстве Ad Marginem начала выходить серия книг The Big Idea, каждый том посвящен одному из главных вопросов современности. Главный редактор серии Мэттью Тейлор представит книгу на ярмарке non/fiction. Накануне своего визита он рассказал «Афише Daily» о своей любимой книге серии и самоцензуре.

Мэттью Тейлор

Глава Королевского общества искусств Великобритании

— Для кого предназначена серия The Big Idea — для людей, которые вообще не знают вопроса, вынесенного в название книги, или для тех, кто хочет углубить свое понимание предмета?

— Скорее для умного неспециалиста, человека, который интересуется миром и хочет понять проблему и поговорить о ней, но которому некогда подробно в ней разбираться.

— Бумажная книга — это довольно статический объект, а вот наше понимание некоторых проблем меняется почти каждый месяц. Вас не беспокоит, что в какой‑то момент содержание книг может устареть?

— Ну, наши книги актуальны, и мы стараемся делать их очень актуальными. Но в них еще и есть широкий взгляд на проблему — так что мне не кажется, что они скоро устареют.

— Как вы находите авторов для этой серии?

— Как правило, это молодые ученые, люди с опытом и четкими взглядами, но при этом еще и способные к активному общению с широкой аудиторией.

— Возможно, вы слышали о недавнем случае, когда Юваль Харари разрешил в переводе изменить текст своей книги, исключив из нее критику российской политики. Считаете ли вы это приемлемой стратегией? Хотели бы вы гипотетически немного изменить содержание своих книг, если бы это помогло донести идеи до более широкой аудитории?

— Да, если речь идет о том, чтобы помочь людям понять какую‑либо тему. Нет, если речь идет о том, чтобы цензурировать что‑то важное и правдивое.

— Было ли так, что одна из книг этой серии смогла удивить вас, когда вы узнали что‑то совершенно новое для себя?

— Да, книга про космос (на русском она еще не вышла. — Прим. ред.) просто сорвала мне крышу (хотя мне пришлось обратиться к приятелю-ученому, чтобы он мне кое‑что объяснил). А после книги про веганство я сильно сократил количество потребляемого мяса и молока.


О чем книги The Big Idea

Есть ли будущее у капитализма?

Джейкоб Филд, специалист по экономической истории Лондона, рассказывает о кризисе капитализма и пытается разобраться, есть ли этой системе достойная альтернатива.

«Индекс человеческого развития (ИЧР) лучше отражает качество жизни. Он рассчитывается на основе показателей продолжительности жизни, грамотности и уровня доходов. По данным ООН, в 2015 году самый высокий ИЧР был в Норвегии (0,949), самый низкий — в Центральноафриканской республике (0,352). В зажиточных странах население более здоровое, лучше образовано, пользуется демократическими правами и большей личной свободой.

Чтобы понять, есть ли у капитализма будущее, нужно выяснить, обеспечивает ли он более высокое качество жизни большому числу людей или приносит выгоду лишь некоторым».

Может ли гендер меняться?

Доцент кафедры социологии и гендерных исследований Лидского университета Салли Хайнс рассказывает, почему биологический пол человека не всегда совпадает с внутренней идентичностью и что нам делать с традиционной бинарной системой гендерных ролей.

«В 2012 году Аргентину признали самой дружелюбной по отношению к трансгендерам страной благодаря принятому там закону об официальной смене гендера, основанной на самоопределении человека, а не на медицинских или юридических заключениях. В ноябре 2017 года в Германии был узаконен третий пол как категория лиц, не относящих себя ни к мужчинам, ни к женщинам (включая интерсекс).

В этих дискуссиях возникает важный вопрос о будущем гендера. Не движемся ли мы к миру без гендера?»

Подробности по теме
Краткая история гендерного активизма: как на Западе появился феминизм и к чему он пришел
Краткая история гендерного активизма: как на Западе появился феминизм и к чему он пришел

Заменит ли нас искусственный интеллект?

Нейробиолог из Калифорнийского университета Шелли Фэн рассказывает, как ИИ проник в нашу повседневную жизнь и стоит ли нам об этом переживать.

«Что первым делом приходит вам на ум, когда вы слышите термин «искусственный интеллект» (ИИ)? Роботы-­убийцы, готовые поработить мир и положить конец всему человечеству? Или аморфная — но все­-таки благосклонная — сила, которая незаметно двигает вперед наше общество?

ИИ — это наиболее человечная из технологий. Она начиналась с идеи создания машин, которые подражали бы людям и развивались путем копирования мыслительного процесса человека, изучения и воспроизведения его мозга».

Помогает ли нам медицина?

Советник «Врачей без границ» по этике и правам человека Джулиан Шизер препарирует экономику и этику современной медицины и рассказывает, как ее развитие влияет на всю нашу жизнь — не всегда положительно.

«Жаркие споры в медицине из‑за назначения статинов для снижения уровня холестерина ЛПНП в бессимптомном состоянии подняли важные вопросы: могут ли ожидаемые преимущества лечения оправдать предсказуемые побочные эффекты? Назначая лекарства здоровым людям, мы увеличиваем продолжительность жизни или количество больных? И не должны ли мы уделять приоритетное внимание немедицинской профилактике: физическим упражнениям, правильному питанию, отказу от курения? Помогает ли нам западная медицина? Хотя ее достижения не имеют аналогов, непохоже, чтобы мы достигли гармонии. Десятилетиями мы пользовались выдающимися успехами медицины, а теперь рискуем стать ее жертвами. Все еще уверены, что мы приносим больше пользы, чем вреда?»