Запустился сайт проекта «Цех» — ме­диа о непре­рыв­ном об­ра­зо­ва­нии взрос­лых лю­дей. Егор Михайлов поговорил с создательницами «Цеха» о планах и о том, как осознанность помогает учиться и не перегорать.

Маргарита Журавлева
Продюсер «Цеха», ранее — шеф-продюсер телеканала «Дождь»
Сююмбике Давлет-Кильдеева
Шеф-редакторка «Цеха»

— Для начала в двух словах расскажите, что такое «Цех», о чем и зачем.

Журавлева: Это новое издание, которое мы сейчас запускаем, оно про образование для взрослых людей, про их саморазвитие, про непрерывное образование — и все, что с этим связано. Мы выросли из проекта «Мел», которое пишет для родителей детей от трех до семнадцати примерно лет, до их поступления в высшие учебные заведения. «Мел» существует уже четыре года, и в какой‑то момент ребята в команде поняли, что есть запрос еще на образование для взрослых людей, когда человек сам принимает решение относительно своих планов на будущее и ему требуются какие‑то знания. Собственно, вот поэтому мы его и делаем.

— То есть это «Мел» для взрослых — или что‑то другое? Что с точки зрения содержания?

Журавлева: Смотрите, в целом мы медиа, то есть мы действительно будем писать тексты разного формата, и это будет похоже на «Мел». Если говорить про отличия — мы, например, хотим, чтобы у нас была отдельно существующая рубрика «Знания», где мы публикуем непосредственно образовательный контент, который мы не сами делаем, а берем у наших партнеров. То есть на сайте нашего медиа можно будет почитать, посмотреть то, что нам кажется классным и полезным. Но в целом это по нашему плану довольно классическое медиа с контентом разного формата — как с новостями, так и с большими текстами, интервью, фичерами.

Давлет-Кильдеева: Может быть, в меньшей степени даже новостями, потому что у «Мела» больше какой‑то околошкольной истории, которая требует новостного освещения. У нас скорее больше будет форматов общечеловеческого характера. Грубо говоря — про жизнь, про то, как жить, как учиться. Наш основной посыл: образование — это не какая‑то отдельная часть жизни. Есть правильно надо учиться. Лечиться, знать, какая медицина доказательная, что работает, — этому тоже надо учиться. Мы к образованию подходим гораздо шире. У нас могут быть тексты, начиная от того, как правильно питаться, учитывая рекомендации Оксфорда, Стэнфорда и других институций, которые выпускают целые курсы на эту тему, заканчивая какими‑то MBA и более узкими штуками, которые, действительно, четко про образование.

Команда «Цеха». Слева направо: Сююмбике Давлет-Кильдеева, Роман Федосеев, Ольга Дерюгина, Екатерина Тамилина, Михаил Надь, Анастасия Котлякова, Ася Барзова, Алина Фукс
© Из личного архива

Плюс очень много личного опыта, истории людей, которые где‑то учились чему-то. Еще у нас большой фокус на людях, которые поменяли профессию. В целом у нас фокус на тридцатилетних, и очень много людей в этот период жизни пытаются сменить профессию или думают об этом, и здесь, конечно, мы хотим помочь этим людям понять, куда идти учиться, как идти учиться, как совмещаются эти вещи. Еще будет много психологии, осознанности. Именно потому, что довольно сложно психологически учиться в тридцать лет, особенно если это какое‑то большое образование.

— Почему «Цех»? Я, когда увидел это название, моментально представил комментарии вроде «Заводы стоят, одни образовательные проекты в стране».

Давлет-Кильдеева (смеется): Мы отталкивались от немного забытого значения слова «цех», потому что раньше это было нечто типа большой мастерской, в которой люди тоже учились, в которой передавались знания от одних мастеров другим. Поэтому «Цех».

Журавлева: Да, мы не то чтобы предлагаем людям искать какие‑то новые смыслы, а работать не предлагаем. Мы под цехом понимаем некое комьюнити, где люди учат друг друга. Сейчас, например, у нас вышел монолог Анны Гилёвой, которая делает PechaKucha и Creative Mornings. И она говорит про то, что настало такое время, когда ты преподаешь что‑то, к тебе приходят люди, ты им что‑то рассказываешь, читаешь какой‑то курс — а потом ты идешь к этим же людям учиться чему-то, что они знают лучше. И это очень в нашем духе: мы считаем, что люди больше не делятся на тех, кто учит, и тех, кто учится. Ты можешь в разных ситуациях быть преподавателем и студентом. Потому что у разных людей есть разные компетенции в каких‑то областях.

Давлет-Кильдеева: Это очень важно, потому что многие из нас часто становятся преподавателями — те, кто более или менее успешен в своей профессии. Да и те, кто нет, на самом деле тоже, все пытаются преподавать. И это тоже один из фокусов: мы говорим не только о том, как учиться, но и как передавать свои знания другим людям.

Журавлева: Да, это тоже для нас важный момент: мы хотим, чтобы у нас было много информации про какие‑то методологические вещи. На эту тему тоже сейчас появилось много курсов — о том, как учить взрослых людей, как упаковать свои знания так, чтобы это было твоим слушателям полезно и понятно. Тут тоже огромное поле, потому что это может быть что‑то совершенно практическое, это может быть что‑то, связанное со здоровым образом жизни.

Давлет-Кильдеева: Или с творчеством — с керамикой, например.

Журавлева: Да, то есть то, что как будто бы напрямую не влияет на твой доход и социальный статус — но на самом деле влияет, потому что качественный досуг и способность переключаться позволяют человеку быть потом более… ну вот слово «продуктивный» несколько измучено последними годами.

Давлет-Кильдеева: У нас даже в манифесте есть [тезис о том], что мы не гонимся за этой продуктивностью. Типа [мы рассказываем о том,] как учиться все время, но не перегореть и не умереть по дороге.

Журавлева: Возвращаясь к тому, что нам важно людям рассказывать, как свои знания упаковывать. Это может, как я уже сказала, касаться вещей как совершенно на первый взгляд досуговых, так и связанных с знаниями нужными для развития — условно говоря, с маркетингом или программированием. Это может быть и образование внутри компании: мы бы очень хотели в какой‑то момент стать полезными для людей, которые занимаются образованием внутри своих больших компаний.

Давлет-Кильдеева: Есть еще побочная, но важная цель: помочь людям выбрать образовательный продукт, понять, что вот они пришли на курс — а этот курс ерунда. Понять это на стадии покупки. Очень многие корпорации тратят бессмысленное количество денег на бессмысленные курсы и тренинги, которые бесят сотрудников, и мы хотим объяснять, как это можно делать по-другому, объяснять, как не идти на обучение к людям, которые, на самом деле, не могут ничему научить.

Главный редактор «Цеха» — Роман Федосеев, бывший заместитель главного редактора Republic
© Андрей Золотов

— Когда речь заходит об образовании в сети, есть две основных проблемы. Во-первых, когда люди бездумно поглощают всю информацию, которая попадает под руку, при этом ее не усваивая. Во-вторых, когда люди хватаются за разные курсы, но бросают. В Coursera, например, успешный курс — это если 10% записавшихся студентов прошли курс до конца. Вы как‑то учитываете эти феномены в своей работе над темой?

Давлет-Кильдеева: Конечно, и на оба эти вопроса на самом деле отвечает одна большая тема, которую мы планируем освещать и, в принципе, уже освещаем — это разговор об осознанности. Потому что в первом случае, чтобы не переугореть по продуктивности, тебе нужно хорошо осознавать, зачем тебе это нужно, что ты от этого получаешь, чего ты себя лишаешь. А во втором случае мы настаиваем на том, чтобы люди спрашивали себя, зачем они идут на этот курс, потому что, если у них нет ответа на вопрос «Зачем ты пошел учиться?», то мотивации тоже нет. И это какое‑то импульсивное эмоциональное действие, и ты бросишь этот курс через одну-две лекции максимум.

Мы хотим много писать и много говорить про осознанность — потому что, во-первых, развитие осознанности помогает понимать, что ты делаешь в этой жизни, а во-вторых, это область покрытая тайной, эзотерикой, и мы хотим быть проводником, объясняя людям, что может быть осознанность без религиозных и эзотерических практик, что это очень полезный практический инструмент для жизни — и в том числе для образования.

Подробности по теме
Как интернет меняет образование? Отвечает CEO сервиса Coursera
Как интернет меняет образование? Отвечает CEO сервиса Coursera

— У вас наконец запускается сайт — расскажите, что вас лично воодушевляет из того, что сделано, и из того, что будет сделано, скажем, в ближайший месяц?

Журавлева: Мы запустились в социальных сетях в мае, и у нас уже вышло больше трехсот текстов, мы сделали два мероприятия — по моим продюсерским ощущениям мы уже работаем, и не то чтобы мы заготовили все самое классное на ближайший месяц. Уже есть устоявшиеся рубрики — например, каждую среду мы выпускаем афишу образовательных мероприятий, куда можно сходить в Москве или что можно послушать онлайн. Мы, конечно, очень переживаем, что речь идет только про Москву, нам уже пишут люди, что было бы круто узнать, что происходит в Питере, в Казани, в Екатеринбурге, — но это пока технически не очень возможно.

Давлет-Кильдеева: Но мы уже стараемся посматривать.

Журавлева: Мы бы, конечно, хотели, чтобы в перспективе у нас получился продукт на все большие города.

Давлет-Кильдеева: И малые! На все русскоговорящее население.

Журавлева: Из того, что мне очень нравится: Лена Киселева, наш автор, пишет про бесплатные образовательные стажировки. Меня это ужасно вдохновляет, потому что, когда я вижу, что она прислала новый текст, я понимаю, что, в принципе, при желании я могу получить кучу впечатлений, куда‑то съездить и что‑то узнать.

Еще, раз вы спросили про личные какие‑то вещи, — я сделала несколько текстов про личный опыт, и это невероятное ощущение, когда к тебе подходят знакомые на вечеринке и говорят: «Слушай, я читал твой текст…» Вот буквально на днях ко мне подошел мой знакомый, он работает историком, и сказал: «Знаешь, я прочитал ваш текст про девушку-диджея, долго об этом думал и решил пойти этому поучиться. Спасибо, что вы выпустили этот текст». Это ужасно крутое ощущение — что ты кому‑то помог переступить через какой‑то страх, предрассудки, и человек благодарит тебя за материал.

Давлет-Кильдеева: У нас планах тест-драйвы, мы собираемся все пробовать на себе. Какие‑то курсы, семинары странные, которые помогают спать, или правильно есть, или правильно заниматься спортом, — всячески это испробовать на себе и на редакции. Из того, что мне еще очень нравится лично: мы делаем довольно много текстов про новые профессии, потому что мир меняется быстро. Моя любимая профессия, которая мне сейчас нравится: в Google есть менеджер по личному росту и счастью сотрудников, что‑то такое.

Ну и плюс нам нужен развлекательный формат в том числе — но это довольно неочевидно, как в разрезе образования развлекаться. Ну, например, будет материал, который я пишу: я прошла онлайн-курс «Как стать ведьмой» — вот наш, так сказать, юмористический раздел пополняется таким образом.

— Ведьмой-то стали?

Давлет-Кильдеева: Кто знает, не знаю, как проверить. (Смеется.) Ну я могу распечатать сертификат с [платформы онлайн-обучения] udemy, который будет давать мне право так называться.

Подробности по теме
Взломать мозг и начать жить: почему нам всем стоит попробовать майндфулнес
Взломать мозг и начать жить: почему нам всем стоит попробовать майндфулнес