84 спектакля со всей страны участвуют прямо сейчас в конкурсной программе «Золотой маски». «Афиша Daily» и Сбербанк изучили статистику и составили коллективный портрет номинантов (с инфографикой!), чтобы узнать, кто все эти люди, каково пропорциональное соотношение мужчин и женщин, юношей и стариков, откуда они и что у них получается.

партнерский материал
партнерский материал

Действительно ли главная премия — всероссийская? Или среди участников в основном московские и петербургские театры?

Всего на премию в этом году претендуют восемьдесят четыре спектакля, и они действительно со всей страны. 48% спектаклей — из регионов, 21% — из Петербурга, и 31% — из Москвы. Такой перевес в сторону Москвы легко объясняется тем обстоятельством, что в Москве попросту очень много театров. Однако рекордсменом по общему количеству номинаций в этом году стали не Москва и не Петербург, а Пермь: аж сорок пять претендентов на «Золотую маску» в этот раз приехали из столицы Урала (да, мы знаем, что у Урала две столицы; и Екатеринбург тоже представлен значительно — в двадцати трех номинациях).

География премии охватывает огромную территорию: от Мурманска и Пскова до Улан-Удэ и Якутска. И впервые в шорт-лист главной российской театральной премии попал театр из Кудымкара (Пермский край) — со спектаклем «Черный монах» по Чехову.

Тем не менее Москва — безусловный лидер. Это единственный город, который охватил все номинации, как в драме или эксперименте, так и в музыкальном театре. Кстати, именно столица представила больше всего оперных спектаклей: из восьми постановок — ровно половина московские.

Существует ли в списке номинантов «Золотой маски» гендерный дисбаланс?

Да, и весьма существенный. 80% номинантов — мужчины. На звание «Лучшего режиссера» драматического спектакля в этом году претендует двадцать семь мастеров. Из них женщин — всего двое. Это Вера Попова (которая, кстати, как раз и поставила кудымкарского «Черного монаха») и Александра Толстошева с постановкой «День рождения Смирновой» в Московском
ТЮЗе. А из девяти номинантов в категории «Работа композитора» только одна номинантка — Настасья Хрущева с музыкой к экспериментальному хардкор-спектаклю «Фразы простых людей». Единственной категорией, где доминируют женщины, стал театр кукол: четыре номинантки против трех номинантов. Причем режиссер из Петербурга Яна Тумина номинирована сразу за три кукольных спектакля.

На «Золотую маску» претендуют только опытные мастера? Или у дебютантов тоже есть шанс?

Возрастной диапазон неожиданно впечатляющ. Самыми молодыми номинантами стали Мики Нисигути, исполняющая ведущую роль в екатеринбургском балете «Пахита», и Юлия Дякина, номинированная за главную роль в мюзикле «Орфей & Эвридика» (Театр музыкальной комедии, Екатеринбург). Самый возрастной участник «Золотой маски» — актриса «Гоголь-центра» Майя Ивашкевич, ей девяносто три года. Она претендует на лучшую женскую роль второго плана в спектакле Кирилла Серебренникова «Маленькие трагедии».

Подробности по теме
«Маленькие трагедии» в «Гоголь-центре»: ай да Хаски
«Маленькие трагедии» в «Гоголь-центре»: ай да Хаски

Как бы подтверждая тенденцию на расширение возрастного диапазона премии, один из претендентов на «Золотую маску» в номинации «Работа актера» Максим Аверин говорит в интервью «Афише Daily» вот что: «Артисты должны быть конкурентоспособными. И не имеет значения ни возраст, ни все остальное».

Правда, что спектакли в современном театре становятся все короче и короче?

Если согласиться с тем, что «Золотая маска» — объективный слепок современного российского театра в его актуальном виде, то нет, спектакли не становятся короче. 47% всех конкурсных спектаклей длятся от трех часов и более. 45% — около двух часов. И только 8% длятся менее часа.

В этом году вообще есть беспрецедентно длинные постановки, просмотр которых у зрителей займет несколько вечеров. Например, «Орфические игры. Панк-макраме» «Электротеатра Станиславский» — это проект, который растянут на шесть дней, в каждый из которых показывают по несколько полнометражных вариаций мифа об Орфее и Эвридике.

А самые короткие спектакли — в категориях «балет», «современный танец» и «куклы». Это, например, «Run» эстонски Ренате Кеэрд, который длится всего 20 минут, или серия одноактных балетов Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко: «Минус 16», «Одинокий Джордж» и «Тюль». Их хронометраж — от 25 до 35 минут, поэтому все три показывают в один вечер.

А спектакли о чем? В основном, небось, классика?

Оказалось, что спектаклей на классические сюжеты почти столько же, сколько на современные, вторых даже больше (55%). Тем не менее даже среди номинированных спектаклей по современным (или относительно современным) текстам — очень много обращенных в советскую эпоху. Например, сразу двумя спектаклями представлен режиссер Дмитрий Егоров, и оба рассказывают про российский ХХ век, но совершенно по-разному. С одной стороны, это постироническая эпопея из Красноярского театра им. Пушкина «Я. Другой. Такой. Страны» по Дмитрию Пригову — с советскими маршами, Сталиным, Лениным, балетом. А с другой, суровая документальная серия монологов современных россиян об их советском прошлом — «Время секонд-хэнд» по книге Светланы Алексиевич, — постановка Омского театра драмы.

А самыми популярными классическими авторами стали как всегда Антон Чехов и Уилльям Шекспир. Примерно одинаковым спросом пользуются в этом году Иван Тургенев, Александр Пушкин и Николай Гоголь.

Подробности по теме
7 неочевидных событий «Золотой маски»
7 неочевидных событий «Золотой маски»