3 марта в Культурном центре ЗИЛ пройдет фестиваль научного поиска Et cetera. Одним из спикеров фестиваля станет Игорь Уточкин, который занимается проблемами внимания. В интервью «Афише Daily» он объяснил, как мы можем перепутать одного человека с другим и почему не стоит разговаривать за рулем.

Игорь Уточкин

Кандидат психологических наук, заведующий лабораторией когнитивных исследований НИУ ВШЭ

— Расскажите в двух словах — что такое слепота к изменению?

— Это такое явление, когда при коротком прерывании восприятия — это может быть буквально моргание или перевод взора — мы можем не заметить довольно крупного изменения, которое произошло прямо перед нашими глазами, если само это изменение совпало с моментом, когда произошло прерывание. Связывают это с тем, что внимание в этот момент находится где‑то еще, но не на изменившемся объекте. Если вы действительно были внимательны к объекту непосредственно перед моментом изменения и продолжаете удерживать на нем внимание, то слепоты к изменению обычно не происходит. Поэтому ее связывают именно с невниманием к объекту. Это — ошибка внимания.

— Сам термин связывает этот эффект с визуальной информацией. А другие чувства тоже этому подвержены? Бывает ли, например, глухота к изменению?

— Да, есть эксперименты, которые показывают, что есть глухота к изменению. Вы можете беседовать с человеком и в какой‑то момент не заметить, что у него поменялся голос, манера речи, пропал акцент и так далее. Если вы специально не обратили внимания на характеристики голоса или обратили, но сосредоточились на смысле того, что он говорит, и перестали думать про то, как он говорит, то вы этих изменений тоже не замечаете.

Наверное, самый известный эксперимент, иллюстрирующий слепоту к изменению: человек просит подсказать дорогу, а потом его подменяют другим человеком, даже одетым иначе. Половина жертв эксперимента подмены не замечают

— Есть много известных и очень забавных экспериментов, связанных с этим эффектом. Но ведь по сути это довольно искусственные ситуации: редко бывает, что мы говорим с человеком, а он прямо перед нами превращается в другого. А за пределами эффектных экспериментов как этот феномен влияет на нашу повседневную жизнь?

— Очень распространенная задача, которая создает условия для слепоты к изменению в реальной жизни, — это вождение. Водителю кажется, что он смотрит на дорогу, он опытный, он контролирует обстановку. Тем не менее он может на секунду перевести взор в зеркало заднего вида, или проезжающая машина обдаст его грязью из лужи — это все как раз моменты прерывания восприятия. И если ситуация на дороге предсказуемая — окей, он действительно будет продолжать контролировать обстановку. Но если произойдет что‑то, чего он не ожидал и не мог предсказать — например, внезапно ребенок с мячиком выскочит на дорогу, — водитель этого, даже смотря прямо перед собой, может не заметить. И это может привести к гораздо менее забавным последствиям, чем в экспериментах.

— А зная о существовании этого эффекта и понимая, как он действует, люди уже как‑то используют это знание, чтобы противодействовать слепоте к изменению?

— Что касается знания о слепоте к изменению и родственных явлениях — есть, например, слепота по невниманию, эффект, известный по ролику с «невидимой гориллой», — то да, есть знание у определенной части общества, но оно не очень помогает самим людям быть более внимательными. Если вы осведомлены, что вас сейчас будут специально отвлекать и вводить заблуждение, если вы пришли на эксперимент, вы, может быть, сосредоточитесь на своем собеседнике и заметите, что его подменили. И то не факт: общей настороженности не достаточно, нужно знать, на что именно обращать внимание! Но эксперименты на внимание — это исключительные ситуации, в остальных случаях вы будете так же слепы. Поэтому идея научить людей просто в целом быть более внимательными не очень перспективна.

В тех профессиях, где зрительные навыки являются основными — например, поиск патологий на рентгеновских снимках или запрещенных предметов в багаже при сканировании в аэропорту, — люди тоже совершают очень большое количество пропусков, связанных с невнимательностью. И здесь относительно перспективной считается компьютерная поддержка: например, какая‑нибудь компьютерная система распознавания образов, которая параллельно со специалистом занимается анализом изображений и поиском потенциально важных его деталей. Эта система сама не может принимать решений и ставить диагнозов, но она может привлекать внимание к кейсам, которые человек потенциально может пропустить. Впрочем, взаимоотношения с подобными системами у специалистов тоже не всегда простые.

Еще один тест на внимательность, в котором нужно следить за людьми, играющими в мяч. Если вы не видели этого ролика, не будем портить вам сюрприз

— А как влияет на этот эффект информационное перенасыщение? Стал ли эффект встречаться чаще в эпоху коротких видео?

— Главная вещь заключается в том, что мы в принципе много работаем с информацией и окружены источниками информации в гораздо большей степени, чем в прошлом. Многие из нас всегда носят с собой по несколько гаджетов. Если они одновременно включены и мы ими постоянно пользуемся, то это действительно повышает потенциальные риски, связанные с невниманием.

Коллеги в США проводили исследование, в котором испытуемым давалась стандартная задача на одновременное слежение за несколькими движущимися объектами. Это не очень простая задача, особенно когда нужно следить за тремя-четырьмя и более объектами, и она действительно требует быть внимательными. Одни испытуемые делали эту задачу в обычных условиях, когда они могут полностью сосредоточиться, другие параллельно разговаривали по мобильному телефону. Внезапно на экране появлялся объект, о котором испытуемых заранее не предупреждали и который отличался от всех остальных объектов, — это полный аналог знаменитой «невидимой гориллы». Оказалось, что около 30% испытуемых, которые не говорили по телефону, не заметили этого объекта. А в группе, которая говорила по телефону, — 90%! Если мы говорим о таких требующих сосредоточения задачах, как реальное вождение, то этот результат означает очень высокий риск не заметить и вовремя не среагировать на неожиданную угрозу на дороге, если вы разговариваете по телефону. Правилами дорожного движения запрещено говорить по мобильному телефону, если у вас заняты руки, а пользоваться hands-free вроде как можно. Но на самом деле занятое внимание не менее опасно, чем занятые руки, если они заняты не вождением. Поэтому лучше вообще воздержаться от телефонного разговора за рулем. Об этом, кстати, говорит и статистика.

— А ваш личный интерес к этому вопросу как‑то повлиял на вашу внимательность к окружающему миру?

— Мне трудно судить о том, что могло на меня повлиять, а что нет, — для этого нужен контролируемый эксперимент. А по чисто субъективному ощущению — не думаю, что я стал более внимателен. Я абсолютно так же склонен к слепоте к изменению или к слепоте по невниманию. Разве что в отличие от неспециалистов, уже совершив такую ошибку, я для себя отмечаю: ага, сейчас я сделал вот эту штуку; я, может быть, больше понимаю, отчего так произошло. Но заранее предсказать и предотвратить эту ошибку я вряд ли смогу лучше, чем кто бы то ни был. Вот по телефону за рулем я стараюсь меньше говорить — это то, что мы все можем сделать. Здесь эта осозанность, это метазнание как раз помогают.

Подробности по теме
«Все мы умрем»: антрополог Сергей Мохов — о правильном отношении к смерти
«Все мы умрем»: антрополог Сергей Мохов — о правильном отношении к смерти