Удобно ли постить в Facebook с длинными стилетами и как умываться с ресницами в два ряда. Редакторы раздела «Красота» испытали на себе, как живется поклонницам, казалось бы, устаревших процедур, и поняли, что не все так однозначно.
Таня Решетник
Шеф-редактор раздела «Красота»

Длинные острые ногти, как у Ланы Дель Рей, нравились мне всегда — больше на других, чем на себе. Отрастить приличную длину мешала лень, врожденная неловкость и привычка падать по любому поводу.

Этой весной я решила в очередной раз пробовать все странное, и одну из первых позиций списка занимало наращивание ногтей. Так я в первый раз заполучила устрашающе острые и бесконечные (мастер ласково назвала эту длину «троечкой») стилеты стального оттенка. Из салона Noire я вышла новым неловким человеком: было страшно тянуть руки в сторону других людей, неудобно писать ручкой, неловко стучать по клавишам и делать другие прежде привычные вещи.
Перестать рассматривать руки я не могла еще неделю — за это же время я приноровилась справляться с повседневными делами. Со всеми, кроме трех: снимать линзы по-прежнему было пыткой, открывать банки с газировкой пришлось просить друзей, а ПИН-код от карты я до сих пор вбиваю на кассе магазина со скоростью черепахи (все дело в слишком маленьких кнопочках).

Первый опыт наращивания. Длина три, форма — стилеты. Все как у Ланы Дель Рей и всего за полтора часа и 2900 рублей.

Две недели после наращивания. Один ноготь уже откушен, остальные в порядке.

Окружающие разделились на два лагеря: одни восхищались моей смелостью, длиной ногтей и аккуратной формой, другие опасливо смотрели на острые кончики. Без неловких ситуаций тоже не обошлось. На второй день я сломала первый ноготь. Точнее, случайно откусила его вместе с куском сэндвича, который приготовила на ужин. Через неделю я до крови расцарапала подругу, попытавшись помочь ей поднять с пола упавшую вещь. Банки с колой по-прежнему открывал мой сосед и коллеги на работе. Я начала чаще писать аудиосообщения и звонить друзьям. Перешла на кремы в тюбиках (поверьте, зачерпывать бальзам из банки рукой с сантиметровыми ногтями не слишком экономично). Стала внимательнее к другим людям и их личному пространству.

Через четыре недели я решила сделать повторное наращивание — в этот раз выбрала бордовый оттенок и более скромную длину. Ногти смотрелись почти естественно, справляться с повседневными делами стало гораздо легче, я снова начала писать тексты с допустимой для редактора скоростью и уже обрадовалась, что нашла способ обновлять маникюр не чаще раза в месяц.

Подвох раскрылся только в отпуске. Посреди Христиании, купаясь в надувном бассейне и не веря своему счастью, я неловко махнула рукой, ударилась ногтем о землю и почувствовала острую боль. Дальше были реки крови и попытки забинтовать палец салфеткой и целлофановым пакетом. К сожалению, наращенные ногти ломаются (а они ломаются, да) вместе с вашими собственными. Ровно посередине ногтевого ложа. Ощущение не из приятных, да и нарастить новый ноготь поверх зияющей пустоты проблематично.

В выходные я иду снимать остальные девять ногтей и возвращаюсь к прежней жизни с кремами в банках и регулярными сообщениями друзьям.

Собираюсь ли я повторить этот опыт? Конечно, да, ведь жизнь нас ничему не учит.

Лизавета Шатурова
Бьюти-редактор

Любовь к длинным ресницам я не разделяла никогда. В повседневной жизни я редко крашусь тушью, потому что частенько забываюсь и начинаю тереть глаза в самый неподходящий момент. И единственный вариант косметики для ресниц, который я люблю, — яркие топперы.

О том, что наращенные ресницы — это не только «гусеницы» на глазу, но и натуральный объем с добавлением цвета, я узнала от визажистки и музы Kat Von D Келсианны Фицпатрик. Частным представителям секты «записываемся на реснички» я доверяла не особо, а салон, который делает цветное наращивание не только на бумаге, но и с фотодоказательствами, нашла только один — InHype Beauty Zone.

Заранее показав мастеру самую скромную работу из профиля и предупредив, что хочу еще более натуральный эффект, я легла на почти больничную кушетку, укрылась одеялом и стала морально готовиться к самому худшему. Для человека типа меня, который нервно дышит, когда визажист прокрашивает ему слизистую или ресницы, представить, что сейчас незнакомец будет орудовать пинцетом возле глаза, — отличный триггер для приступа паники. На деле неуютно было всего пару минут в самом начале процедуры, а потом я и вовсе несколько раз проваливалась в сон. Весь процесс длился два с лишним часа и превратился скорее в испытание для моей нетерпеливой натуры и самый продолжительный диджитал-детокс в моей жизни.

Заблюренная салонная фотография. Наращивание как у меня обойдется вам в 2900 р.

Так выглядит человек, который не выдержал и все-таки попросил посмотреть на себя посреди процедуры. Какому глазу еще предстоит преобразиться, думаю, заметно.

Выйдя из салона, я попыталась сделать селфи для друзей, но быстро сдалась — на всех фотографиях взгляд казался глупым и выражение лица превратилось в неестественно-удивленное. Дома я первым делом вырвала пару ресничек, которые, как мне казалось, выбивались из контекста, — стало вроде бы получше. Еще несколько минут ушло на то, чтобы привыкнуть к умыванию: смывать макияж с наращенными ресницами можно всеми обычными средствами, кроме масел.

Спустя две недели, когда, как мне казалось, большая часть искусственных ресниц уже выпала естественным путем, перед походом на вечеринку я решила, что объема мало и надо бы докрасить глаза. Это была ошибка. Стоило мне моргнуть с первым слоем туши, как на моих щеках и веках отпечатались симметричные черные лучи. Больше тушь я не доставала.

Окончательно ресницы ушли спустя три с лишним недели, причем часть из них держалась так стойко, что пришлось им помочь (параллельно пожертвовав несколькими натуральными). Качество моих родных ресниц никак не изменилось.

Стала бы я делать наращивание еще раз — не думаю. Я поняла, что привычное выражение лица мне дороже трех недель экономии на туши.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!