Режиссеру Райнеру Хольцемеру понадобилось более трех лет, чтобы убедить бельгийца разрешить съемки документального фильма о его жизни и творчестве. В Москве фильм покажут с 1 марта. Рассказываем, почему вам необходимо посмотреть, как живет и работает Дрис Ван Нотен, даже если вы далеки от моды.

«Модная индустрия загнала себя в могилу и медленно испускает дух, но люди как Дрис не позволяют ее огню окончательно потухнуть. Он сокровище, и относиться к нему надо соответствующе», — так говорит о Дрисе Ван Нотене легендарный декоратор и одна из самых самобытных икон стиля прошлого столетия Айрис Апфель, и с ней охотно согласится практически любой профессионал из мира моды.

В современной фэшн-индустрии, которую кидает из увлечения концепцией see now/buy now в одержимость миллениалами, где инстаграмоемкие примочки вроде отрезанной головы модели в руках или щенка на подиуме давно стали важнее дизайна одежды, Дрис держится особняком, живет по своим правилам и не вступает в гонку за лайками.

Подробности по теме
«Дрис ван Нотен»: премьера трейлера фильма о бельгийском дизайнере
«Дрис ван Нотен»: премьера трейлера фильма о бельгийском дизайнере

Начало

Дрис один из тех редких счастливых людей, кто не сомневался в своем призвании практически с рождения. Его дед был владельцем первого в Антверпене мужского бутика, мама — дистрибьютором нескольких брендов одежды и коллекционировала кружево, а отец открыл первый в городе концепт-стор. Расположенный на окраине города магазин быстро стал местом силы модников, тем более что в окружении последних коллекций Salvatore Ferragamo и Ermenegildo Zegna можно было расслабиться с бокалом шампанского или толстой сигарой.

Старшие братья и сестры Дриса (он младший из четверых детей) уже разъехались по университетам, а он обожал после школы проводить время в кладовке и ездить с родителями в Италию на текстильные выставки и модные трейд-шоу. Единственное, чего не любил Дрис, так это помогать папе в саду, а это входило в обязательную программу выходного дня в доме Ван Нотенов, поэтому, как только ему исполнилось 18, будущий дизайнер упорхнул из родительского гнезда. Правда, недалеко — в знаменитую Королевскую академию изящных искусств в Антверпене.

«Антверпенская шестерка»

В академии Дрис попадает на курс к знаменитой Линде Лоппе, а его соседями по парте становятся Мартин Маржела, Анн Демельмейстер, Дирк Биккембергс, Вальтер Ван Бейрендонк, Марина Йи и Дирк Ван Сане. Вместе они устраивают отличные вечеринки и по очереди выигрывают «Золотое веретено» — приз, учрежденный бельгийским правительством в попытке промоутировать местный дизайн.

Через пять лет после выпускного дизайнеры вместе арендуют микроавтобус и отправляются в Лондон (все, кроме Маржелы, который уже вовсю работает у Жан-Поля Готье), где устраивают общий показ под коллективным псевдонимом «Антверпенская шестерка» и мгновенно становятся любимчиками модной прессы.

Дрис показал тогда только мужскую одежду, но это не смутило байеров престижного американского универмага Barneys, который просто закупил для женского отдела самые маленькие размеры. Он по сей день продолжает плотное сотрудничество с дизайнером и даже спонсировал его персональную выставку.

Свой путь

Однако финансово успешным Дрис стал не сразу. Несмотря на ранний успех у критиков и покупателей, 1990-е стали непростым временем для дизайнера. Его эклектичным, ярким, но при этом совершенно невычурным вещам не нашлось места ни у армии поклонников минимализма и героинового шика, ни у приверженцев жесткого люкса и логомании.

Дрис платил моделям одеждой и подумывал, не пора ли ему продаться какому-нибудь большому модном конгломерату, как это сделали многие его коллеги вроде Александра МакКуина и Джона Гальяно. Концерны покупали не только дизайнеров, но и производства — и Ван Нотен один за другим лишался важных поставщиков ткани, фурнитуры и так далее в пользу Prada, Gucci и Giorgio Armani. Но упрямый бельгиец выстоял. Как известно, границы — чуть ли не главные движки креатива, и Дрис нашел новых подрядчиков в Индии. Сегодня он дает работу трем тысячам местных ремесленников и говорит, что не может снизить обороты, потому что чувствует ответственность за этих людей.

Редкая птица

Сегодня Дрис Ван Нотен один из самых успешных независимых дизайнеров в мире и один из немногих параллельно выполняющих функции CEO своего бизнеса. У него более 400 точек продаж по всему миру, а оборот его компании, по слухам, равняется примерно 63 млн долларов. В отличие от коллег с их круизными пре-осенними показами и бесконечными капсулами и дропами, Дрис Ван Нотен выпускает всего четыре коллекции в год. «Иначе я бы просто не успел произвести ткани», — пожимает плечами он. Ткани и разработанные в своей мастерской принты всегда были его визитной карточкой. Чтобы найти капитал на производство текстиля, Дрис приглашает ключевых байеров в свой офис в Антверпене, кормит их бельгийским мясным рулетом с вишней и запеченной картошкой и продает им большую часть коллекции еще до официального показа. Да, в Париже у него тоже есть шоу-рум, но он для заказов меньшего объема.

Кроме этого, Дрис не дает рекламы, не работает с блогерами и не одевает звезд на красные дорожки. Да-да, вы не ослышались, все основные современные методы продвижения для него просто не существуют. Однажды он сделал исключение для давней подруги бренда — актрисы Кейт Бланшетт, которой необходимо было пойти на церемонию вручения премии «Оскар», будучи глубоко беременной. В итоге простое шелковое платье Dries Van Noten с вышивкой обеспечило актрисе место в практически всех списках самых стильных звезд сезона.

Еще более удивительно, что в эпоху, когда красивый пресс, скандальные высказывания в газете или фото со звездами в соцсетях могут продавать одежду куда лучше, чем собственно классный дизайн, Дрис отказывается намеренно растить так называемый личный бренд. Его инстаграм в основном посвящен работе, он редко дает интервью, почти всегда носит синие брюки (но джинсы никогда!) и классическую рубашку или свитер, не дает волю эмоциям и вообще скорее напоминает североевропейского банкира, чем модного дизайнера.

Гармония

Кажется, что одним из секретов целостности, адекватности и, вероятней всего, успеха Ван Нотена является именно то, что ему удалось выстроить тонкий баланс между рабочим и личным. Уже тридцать лет он делит жизнь с бывшим коллегой Патриком Вангелуве. Чуть более двадцати лет назад пара купила разваливающийся особняк под Антверпеном с большим садом и с тех пор медленно, но верно превращает его в идеальную гавань, куда можно сбежать от модной суеты и бешеного рабочего ритма. Дом, где нет ничего случайного, каждая рамочка оттеняет цвет недалеко стоящего кресла и даже совершенно обыкновенный овощной салат кажется произведением искусства, лучше всего характеризует дизайнера.

А еще Дрис неожиданно полюбил садоводство, говорит, что оно помогает ему заземлиться и отключить голову.

«Саду необходим уход — растения необходимо поливать, иначе они умрут. Это помогает не забыть о том, что не все может подождать, пока ты делаешь моду. Летом мы собираем ягоды, и тогда мне приходится говорить всем: «Простите, ребята, мне пора домой варенье варить. Ягоды долго ждать не могут». Да, пока другие дизайнеры ходят на модные вечеринки и отдыхают на роскошных виллах, Дрис косит траву и варит варенье. И посмотрев, как он это делает в фильме, — а домашние сцены в нем, пожалуй, самые главные, — вам непременно захочется пожить его жизнью.

Показы как театральные представления

Каждое шоу Дриса — приглашение полностью погрузиться в его вселенную. Так, редакторы до сих пор вспоминают, как во время одного из его дефиле в особенно промозглый день гостям подавали горячий гуляш. Если вы неблизко знакомы с творчеством Ван Нотена, обязательно потратьте пару часов на то, чтобы пересмотреть его старые показы на YouTube. Начать можно со следующих.

Его юбилейный, 50-й показ начался со званого ужина вокруг роскошного стола, и, когда вышколенные официанты убрали с него последнюю тарелку, на скатерть ступили модели.
Мужской показ сезона весна-лето 2008 прошел в миланском соборе Дуомо, единственным освещением которого стала тысяча белых свечей
А в 2016-м сбылась давняя мечта дизайнера: он получил разрешение сделать показ на сцене легендарной Оперы Гарнье в Париже

Признание

В 2014 году Дрис удостоился персональной выставки в парижском Музее декоративного искусства. Вместе со своей старой подругой куратором Памелой Гольбин он отобрал одежду других дизайнеров (да-да, культом личности он точно не страдает), предметы интерьера, картины, скульптуры, фотографии и так далее, которые его вдохновляют, и со свойственной ему педантичностью разделил их на двадцать зон, среди которых посвящения панку, бабочкам, Дэвиду Боуи, Болливуду, мрамору, перьям, фольклору и другим важным для него вещам, людям и концепциям.

В честь сотой коллекции Дрис выпустил двухтомник, в котором запечатлены самые яркие моменты его карьеры. А в 2017-м за заслуги перед отечеством дизайнер получил от короля Бельгии титул барона.

Документалист Райнер Хольцемер впервые познакомился с творчеством Ван Нотена, когда работал над фильмом о фотографе Юргене Теллере. После недолгого исследования немец понял, что хочет обязательно снять о нем кино, а потом три года уговаривал дизайнера это сделать. Первый раз съемки начались во время подготовки к выставке, но вскоре Дрис решил, что ему некомфортно, и производство пришлось отложить. Тем не менее режиссер проявил стойкость и терпение, и фильм увидел свет, и благодаря этому каждый из нас сможет хоть ненадолго погрузиться в полный гармонии и красоты мир одного из самых уникальных творцов современности.

Фильм
Дрис ван Нотен
4.3 из 5
★★★★★
★★★★★
Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!