Основатель агентства Plussize.Moscow Елена Акукве объясняет, как устроен рынок плюс-сайз в России и мире: как агентства обучают моделей, что за это получают и как добывают контракты. Четыре действующих модели из России рассказывают о работе в Турции, США, Германии и России.

По данным внутреннего исследования агентства Plussize.Moscow, почти 400 российских марок прямо сейчас шьют одежду только на размеры от 50-го до 70-го. При этом абсолютное большинство российских брендов на 50-м завершает размерный ряд. В нишу постоянно приходят новые компании, которым нужны модели для каталогов и рекламных кампаний.

Рынок моделей «плюс» в России начал формироваться только в 2010-х. Раньше для съемок одежды от 50-го размера букировали моделей с меньшим размером. Но вещи, отснятые на моделях с соответствующими параметрами, начали продаваться лучше и рынок начал расти. Львиная доля работы для модели «плюс» — каталоги и съемки для онлайн-магазинов, где самой востребованной все еще считается фигура «песочные часы». В последние годы плюс-сайз-моделей все чаще букируют для съемок телевизионной рекламы.

Самое коммерческое лицо здесь — славянка, блондинка с мягкими чертами лица. Девушек с конвенционально красивыми лицами марки выбирают реже, но тенденция меняется. Чаще всего увидеть их можно в онлайн-магазинах W&B, Crazy Beach, Asos Curve.

Кто занимается моделями «плюс» в России

Основная концентрация модельных агентств, представляющих интересы плюс-сайз-моделей — в Москве и Петербурге, их догоняет Новосибирск. Старейшее московское агентство принадлежит Диляре Лариной, в Петербурге эффективно обучает и трудоустраивает моделей агентство Ольги Чариной, в восточной части страны известно агентство Plussize Siberia. Поближе посмотреть, как устроены агентства, можно на мероприятиях. Вот, например, ближайшее, где кроме мастер-классов будет проходить кастинг на московскую Неделю моды.

Как строится карьера модели в России

Большинство моделей работает на полную ставку: медсестрами, банковскими работниками, секретарями, юристами, креативными директорами, в топ-менеджменте. Для последних моделинг — хобби, а не источник дохода, но есть и девушки, для которых съемки главный заработок.

Продолжительность карьеры плюс-сайз-модели в среднем дольше, чем у обычной из-за меньшей конкуренции и востребованности возрастных моделей: начать можно и в 16–18 лет, а завершить — в районе 40–50. Стандартная карьера модели в России строится так: съемки для каталогов сначала небольших марок, затем — крупных. Те, кому позволяет рост (от 173 см), обычно выходят на подиум. Ближайшие заграничные контракты ждут моделей в Турции, затем — в Восточной Европе, Италии, Германии и Великобритании. В США попасть намного сложнее из-за трудностей с визами и наличия там собственной обширной модельной базы. После работы за границей модели обычно снимаются в России за более высокие гонорары.

Сколько зарабатывают модели и их агентства

Оплата труда зависит от опыта и наличия агента — в месяц можно получить и 15 000, и 200 000 рублей, если модель забукировали для видеосъемок или длительной рекламной кампании.

Большинство агентств в России зарабатывает на обучении — 200 000–300 000 рублей в месяц за группу моделей. Работа за процент намного сложнее: агентства, сфокусированные не на обучении, а на поисках модельных контрактов, можно пересчитать по пальцам одной руки.

Наиболее интересны для агентств и с творческой, и с финансовой точек зрения — большие рекламные компании брендов уровня Faberlic, «Эвалар», La Redoute; подбор моделей для Недель моды в Москве и для длительных контрактов за границей. Расти есть куда: можно заключить контракт с одним из ведущих мировых агентств, сниматься для кампаний Marina Rinaldi и онлайн-магазина Elena Miro. В Москве проходят полностью плюс-сайз-показы и одежды, и белья, и верхней одежды — за это надо благодарить и бренды, и руководство Недель моды.

Марина Булаткина

30 лет, живет в Нью-Йорке, 7 лет работает моделью в США, Италии, Германии и Великобритании

© Фото предоставлено пресс-службой Svesta.com 1 / 4
© Фото предоставлено пресс-службой Svesta.com 2 / 4

«Я никогда не стремилась стать моделью, но, когда переехала в Нью-Йорк, несколько раз получила настоятельную рекомендацию сходить на кастинг. Без портфолио и опыта пошла по агентствам — мной заинтересовались практически везде, и сразу после родов я начала работать. Со временем из маленьких агентств переходила в более крупные, пока топовое агентство Muse не открыло департамент + Muses, с которым я сотрудничаю сейчас. На тот момент я ни разу не снималась в России, но на меня вышел российский бренд Svesta — так я начала совмещать рабочие поездки в Москву с посещением родителей.

В США мне было намного проще, чем другим девушкам из России: у меня уже была виза, позволяющая работать моделью. Ни учебная, ни туристическая виза не позволят так просто освоиться, агентства займутся оформлением документов для вас самостоятельно только в исключительных случаях. Но здесь модель могут многому научить — команда всегда точно знает, зачем собралась, и отрабатывает быстро и профессионально. История: одно американское агентство отправило меня на съемку в Уругвай. Прилетела, прогулялась, на следующий день на мне сняли одну кофту и джинсы и отпустили. Спрашиваю: «Вы меня привезли, чтобы снять одну майку?» Говорят: «Да, нам очень понравилось, на этом все». Та фотография висела на всех витринах C&A в Европе.

Был у меня и длительный контракт в Китае. Вопреки стереотипам, работы было немного, а условия комфортные. Хотя на мне и отсняли 1000 артикулов одежды, я не чувствовала, что надо мной издеваются. Работали с 9 до 17, на такси отвозили в отель. Каждый выходной стараниями моего агента оплачивался как рабочий.

Любая модель может месяцами сидеть без предложений: иногда пройдешь кучу кастингов, и семьдесят процентов заказчиков скажут «нет», это нормально. Сейчас мне намного проще: я знаю, кому подхожу по типажу. В Америке любят пышных, с грудью и попой внушительных размеров (ряд размеров 50–52–54, рост от 172 см), а в Германии — размеры 46–48–50. Высокие подиумные модели ростом от 180 см не могут, например, демонстрировать белье — оно на них редко садится».

Гульжан Тихомирова

27 лет, работает моделью в России и Турции

Показ La Redoute на Неделе моды в Москве

1 / 4

Некоммерческая съемка

2 / 4

«Однажды я увидела интервью с американской плюс-сайз-моделью — для меня эта профессия стала большим открытием. Я тоже сходила на кастинг, не прошла, разозлилась и начала ходить по творческим съемкам, чтобы были фотографии. Составила анкету с параметрами, прикрепила фото и разослала по 30 компаниям. Мне ответили, и я отправилась на первую съемку за 250 рублей в час. Заработала 600, на такси потратила 1500.

В России я регулярно сталкиваюсь с «модельным расизмом», звучит примерно как в объявлениях о сдаче недвижимости: требуются только славяне. С моими восточными чертами лица нужно быть на две головы выше других моделей, чтобы меня заметили и пригласили. Я часами смотрела обучающие видео, ходила на курсы позирования, обращалась в Институт питания РАМН за разработкой курса правильного питания. Я бегаю, хожу в бассейн, на массаж — поддерживаю форму.

Я часто работаю в Турции. Поездки в Стамбул — это длительные контракты на месяц и дольше. Съемки могут длится 10–12 часов подряд с небольшим перерывом на кофе. Все эти 12 часов вы должны быть в хорошем настроении, порхать на каблуках без намека на грусть и усталость, иначе это отразится на фотографиях. Воскресенье — единственный выходной. Этот труд вознаграждается достойной оплатой в долларах. За месяц съемок, примерок и кастингов можно заработать 3–4 тысячи. Если ездить регулярно, заказчики начнут оплачивать разовые съемки. Тогда за за съемочный день можно получить и 500 долларов.

И в России, и в Турции любят девушек с гармоничной фигурой. Модель должна чувствовать себя свободно перед камерой, быть доброжелательной. Даже если не прошла кастинг — поблагодари за уделенное время. Есть модели, которые непременно хотят узнать, почему их не взяли, и это их ошибка. У заказчика нет времени выдавать каждой девушке советы».

Ольга Овчинникова

36 лет, работает моделью в Турции и России

1 / 4
2 / 4

«В моей жизни был момент, когда я поправилась. Я подошла к зеркалу и подумала: а так тоже хорошо. Чуть позже хозяйка шоу-рума, в котором я искала вечернее платье, отметила, что одежда прекрасно на меня садится, и мне стоит попробоваться в модели. До этого разговора я даже не знала, что такие модели существуют. Пришла домой, села за компьютер и начала читать. Потом написала нескольким московским агентствам, с тех пор сменила третий телемагазин и постоянно снимаюсь для каталогов. Очень помогает актерское образование. К чему еще нужно стремиться — так это к профессионализму моделей, которые отрабатывают 150 поз в минуту.

Я работаю в России и Турции, и разница чувствуется. Российские заказчики пока менее профессиональные, ведут себя панибратски. Модели ведут себя не лучше, часто можно услышать: «Я не буду это надевать», «Дайте мне что-то покрасивей», «Я устала». В Турции, если модель капризничает, заказчик звонит в агентство, и девушка теряет контракт и с клиентом, и с агентством — я такое видела своими глазами. В России самый востребованный размер моделей — 52-й. В Турции если попа больше, чем грудь, значит жизнь удалась. Блондинки с baby face — тоже сюда.

Турецкие заказчики более конкретные и требовательные. Пунктуальность для них норма: если кастинг в 8 утра, значит без десяти восемь нужно быть на месте с чистой головой и без макияжа. Невероятно важны доброжелательность и готовность к тому, что тебя будут гримировать дешевой косметикой. Я очень благодарна своей работе в Турции — даже неопытная модель может уехать отсюда с богатым буком. И ощущение, что ты тут желанная гостья, не покидает: в выходной нас всегда сопровождают по городу, заботятся о питании и размещении».

Ксения Пилипенко

27 лет, приписана к агентствам в Германии, Греции, Италии и Испании

© Фото предоставлено пресс-службой W&B 1 / 4
© Фото предоставлено пресс-службой W&B 2 / 4

«В школе я сносила издевательства от одноклассников: я была самой высокой в классе и довольно плотной. А теперь меня осуждают, что я выкладываю фотографии в купальниках — якобы завлекаю мужчин. У меня другая цель — показать юным девушкам, что существует и такой вариант нормы.

Одну из моих фотографий заметила модель Марина Булаткина (первая история в этом материале. — Прим. ред.). Она буквально за руку привела меня в модельный мир, познакомила с фотографами и агентствами. Я знаю несколько языков и люблю путешествовать, поэтому международные контракты были только вопросом времени. Я писала в агентства по всей Европе, иногда мне отвечали, что я не подхожу, но сейчас меня представляет пять международных агентств: Place Model Management, Ace Models, BeautyFull Models, Idol Model Management и Isabel Navarro Model Management.

В России и Турции некоторые бренды не хотят сотрудничать со мной из-за щербинки — боятся отходить от коммерческого стандарта. Но я считаю ее своим преимуществом. Иногда проблемой становится мой рост — 180 см. С другой стороны, это проблема только для России, в Европе мне он только помогает. Когда я снималась для Marina Rinaldi, мне даже подворачивали брюки, то есть модель могла быть еще выше.

В России и Европе понятие «модельное агентство» как будто совершенно разные вещи. Российское агентство стараются навязать свою школу, после которой моделью уже никто не занимается. Европейское агентство, если заинтересовано в модели, бесплатно всему научит, поможет в формировании бука и будет продвигать модель. В частности, работа в Германии — это пунктуальность и педантизм во всем. Перед каждой съемкой подписывается отдельный контракт, он четко соблюдается, переработки исключены. Если съемка продолжительная, модель обязательно накормят, еще и шампанское предложат. В Германии не бывает работы нон-стоп, как в Турции, где заказчики часто жадные и хитрые».

Подробности по теме
Боди-позитив
12 хороших магазинов одежды плюс-сайз
12 хороших магазинов одежды плюс-сайз