«Афиша Daily» собрала ключевые показы прошедших в январе Недель моды и попросила мужчин с разным стилем и отношением к фешен-индустрии поделиться мнением об увиденном. А также узнала их взгляды на то, что сейчас происходит с мужской модой.

Роман Ерофеев

Креативный директор, фотограф

Алексей Гребенщиков

Лайфстайл-блогер @leshadoma

Антон Гулевский

Редактор моды сайта Harper’s Bazaar и автор телеграм-канала That’s Haute

Артур Саргсян

Пиар-менеджер, редактор Please

Владислав Сатлейкин

SMM-менеджер, основатель Please

Дмитрий Ардеев

Автор телеграм-канала Nice To Have и сооснователь магазина Safer

Prada

© Getty Images

Алексей Гребенщиков: Зачем так много комбинезонов? Это самый нелепый предмет гардероба, я его никогда не полюблю! А вот костюмы и пальто шикарны, хочу все, и в целом все луки в шоу очень понятные.

Антон Гулевский: У Prada получилась сильная коллекция. И хотя паблик о моде Diet Prada углядел в ней подражание Демне Гвасалии, на деле же там были сплошные отсылки к архивам и Рафа, и Миуччи (креативные директора бренда. — Прим. ред.). С одной стороны, серьги-роботы, меховая отделка пальто, цветные перчатки. С другой — подчеркнуто маскулинные пальто с могучими плечами, бомберы и брючные костюмы. Отдельный респект за кастинг!

Артур Саргсян: Привычный «симонсовский» оверсайз здесь смотрится основательно и монументально. Глаз порадовали пестрые перчатки и утепленные брюки, к низу которых формируются складки. Терпеть не могу срезанные по лодыжку штанины.

Kenzo

© Getty Images

Роман Ерофеев: Так вышло, что я не люблю клетку, поэтому пальто мимо меня. В плане составления луков получилось носибельно — классное сочетание по цветам, геометрические принты удивили. Думаю, приход Ниго (японский дизайнер, создатель бренда A Bathing Ape. — Прим. ред.) на место креативного директора тоже хорошая новость. Я очень люблю азиатские бренды (Thisisneverthat, Wacko Maria) или похожие на них (Pleasures, Skim Milk, Whole, Supreme и Palace) — они точно не дадут стритвиру выйти из игры.

Дмитрий Ардеев: Подиумная мода — это теперь стритвир, который на самом деле уже ворквир («рабочая» одежда. — Прим. ред.). И он тут весь: комбинезоны, рабочие рубашки, брюки карго и даже немного одежда японских рабочих. Первая коллекция Ниго для Kenzo — суперносибельная: она и про Kenzo, и про Ниго, и при этом про ностальгию. Получился такой gear for retrofuturistic teenagers (одежда для ретрофутуристичных подростков. — Прим. ред.) в 2022-м — кайф.

Антон Гулевский: Очень симпатичная коллекция Ниго для Kenzo. Не скажу, что вызвала у меня бешеный восторг, но, во-первых, это действительно красиво. А во-вторых, первая коллекция нового дизайнера в модном доме — всегда своего рода программное заявление, эскиз того, каким будет бренд в ближайшее время. Ниго отдал дань и самому Кензо Такаде с его маками и памятными датами (на беретах красуется цифра 1970 — это и год основания Kenzo, и год рождения Ниго), и передал взгляд японца на французский стиль, и не забыл о своих фирменных приемах.

Dior

© Getty Images

Владислав Сатлейкин: Пока многие справедливо отмечали расшитые ландышами свитшоты и новую не стыдную версию биркенштоков (что вообще редкость), меня не отпускали доработанные джоггеры, которые интегрировали в половину луков — с блейзером, тренчем, двубортным пиджаком и чем только не. «Низ» уничтожил все впечатление от пусть не самой яркой, но носибельной и приемлемой коллекции. Виню, прежде всего, упомянутые сабо.

Доминирование серого и пастельных оттенков, конечно, свойственно Киму Джонсу (креативный директор Dior. — Прим. ред.), однако общее впечатление от коллекции следующее: монотонно и безлико, если оставить за скобками цветы. Из приятного: смесь «куртки Эйзенхауэра» и анорака запала в душу и останется там надолго. Оригинальностью порадовала и версия куртки-френча с баской по бокам.

Антон Гулевский: Лучшая мужская коллекция сезона, по моему скромному мнению. Киму Джонсу блестяще удается балансировать на тонкой грани, не скатываясь в опереточность и травести.

При всей декоративности и романтизме это все-таки именно мужская одежда.

Даже с очевидными цитатами из архивов (кожаная куртка с мехом из коллекции Ива Сен-Лорана Beatnik, например) он обращается на удивление ловко, так чтобы и референс считывался, и при этом вещь выглядела вполне себе маскулинно.

Алексей Гребенщиков: Этот показ Dior запал мне в душу. Здесь идеально все — от романтики Парижа до коллаборации с Birkenstock. Кажется, эти тапули — самая желанная вещь с показа или как минимум самая растиражированная в соцсетях. Я, естественно, теперь хочу их купить. Вообще, это один из самых понятных показов: просто смотри на сочетания и одевайся так же. И кстати, пайетки и открытые спины выглядят очень органично, а одежда, заправленная в трусы, и один поднятый лацкан, кажется, зашел зрителям. Я точно буду ходить так этой весной — и думаю, не я один.

Роман Ерофеев: Классные брюки и пиджаки, а также в целом крой вещей: я хотел бы видеть такую одежду на себе во время приличных вечеров. Кожаная куртка с поднятым воротником? Да, тоже круто! Леопардовый принт — просто, приятно и не пошло. Головные уборы я вряд ли бы носил — не мое, но в луках на показе это полное совпадение.

Loewe

© Getty Images

Артур Саргсян: Джонатан Андерсон (креативный директор Loewe. — Прим. ред.), очевидно, сделал ставку на зрелищность и «мемоемкость» новой коллекции Loewe: начиная от длинного худи с кошечкой и попугайчиком, продолжая образом классического фольклорного эксгибициониста и заканчивая луком, который очень напомнил нам последние перформансы Томми Кэша практически в неглиже, — даже модель подобрали отдаленно похожую.

Не мог пройти мимо прозрачной обуви с плавными формами, будто специально созданной для генерации контента в соцсетях, хотя учитывая, что добрая половина каста вышла вообще босиком, она не выбивается из общей картины.

Задался одним вопросом: кто будет носить трико в том виде, в котором их представили на подиуме?

Решительно не ясно — разве что брать как основу под многослойный лук. Гораздо более интригующе выглядели воздушные топы с проволочным каркасом — кажется, одни из немногих свежих подтверждений, что рассуждения про новую маскулинность не канули в Лету так же быстро, как появились.

Другая популярная тема — внедрение электроники в предметы гардероба. И Андерсон решил начать с простого — подсветки.

Роман Ерофеев: Тотал-луками многое показалось неносибельным. Больше походит на шоу, которое состоит преимущественно из арт-объекетов. Если рассматривать по отдельности, то есть крутые приемы, особенно с футболками и перевернутыми портретами.

Вырезанное сердечко на соске — это весело и по-доброму. Я за такое настроение в одежде.

Алексей Гребенщиков: Loewe — любовь! Люблю чудачества на показах. Буду я так ходить? Возможно. Оделся бы я так для фото? Да. Верхняя одежда с нижним бельем мне нравится, я однозначно сделаю фото в трусах и пальто в свой инстаграм. Кайф же!

Louis Vuitton

© Getty Images

Антон Гулевский: Показ Louis Vuitton оставил двоякое впечатление. С одной стороны, очень светлая и жизнеутверждающая коллекция — а в контексте ухода Вирджила Абло из жизни это не может не пробить на слезу. С другой, мне показалось, что вот ему как раз не удалось сыграть на дихотомии «мужское/женское». Получилось все-таки довольно карнавально и несколько чересчур. Тут и кринолины, и платья из многослойного тюля, и кружевные крылья, и вуали на бейсболках. Наверное, это было такое его финальное высказывание, но в жизни я это все с трудом представляю.

Дмитрий Ардеев: Узнаваемые приемы, устоявшиеся силуэты, цитирование своих же дизайнов из Off-White (к примеру, образ с вещами из гобелена уже был у Вирджила в 2019-м). Мне классно, еще пять лет назад я даже и не думал, что Louis Vuitton вообще будет что‑то живое делать. Вдохновляет! Ждем новые сумки у Philipp Plein (в новом сезоне Philipp Plein скопировал у Louis Vuitton дизайны сумок. — Прим. ред.).

Владислав Сатлейкин: Последняя коллекция Вирджила одновременно стала трибьютом: в ней Абло желал продемонстрировать коды стиля своей молодости через снепбеки (бейсболки с плоским козырьком. — Прим. ред.), рваные брюки-трубы из денима, условно базовые худи, университетские бомберы и широкие джинсы с низкой посадкой (к слову, у Dior это тоже прослеживается). Однако эта часть не оттягивает на себя все внимание: были и тотал-луки с «гобеленовым» принтом, к которым я имею некоторую слабость, и репродукции картин на пальто — не самый смелый дизайнерский ход, однако вживую обычно такие вещи смотрятся великолепно.

Если смотреть показ в видеоформате, то нет впечатления, что заметная часть коллекции заимствована из субкультуры, — но загляни в слайд-шоу с фотографиями, и это осознание приходит очень явно. По итогу показ оставляет смешанные впечатления: нетривиальными кажутся только кружево и крылья в сочетании с хайтопами (высокими кроссовками. — Прим. ред.) и бомберами.

Что вообще происходит с мужской модой прямо сейчас?

Роман Ерофеев: Хорошо, что есть тренды: они воспитывают вкус, прививают культуру одеваться. А текущие тенденции еще и «облегчают» маскулинность, чему я рад, хотя вряд ли они станут чем‑то повседневным для широких масс.

Антон Гулевский: Мне нравится общее движение мужской моды. Появилось больше выбора и «серых зон»: теперь мужские тренды — это не сплошные крайности, а настоящий спектр. Выбирать между условным костюмом и платьем больше не приходится — и это действительно здорово.

Вряд ли мы в ближайшее время увидим массовый выход мужчин на улицы в юбках и платьях, но зато точно появится больше классных расслабленных образов, которые не вписываются в пахнущие нафталином клише о «настоящем мужике».

Стритвир не умер: его коды просто закономерно растворились в большой моде и «вплелись» в нее. И вряд ли уже ее покинут, просто не будут появляться так концентрированно, как в 2010-е, когда случился бум стритвира. Хочется верить, что со всеми условно феминными элементами, которые пока относительно в новинку, случится та же история и они станут таким же привычным для нас явлением, как сейчас стритвир.

Алексей Гребенщиков: Если вы чувствуете, что стритвир — это ваше, носите, но мне кажется, он не совсем актуален. Точнее, совсем не актуален.

Я давно желаю смерти стритвиру!

Но, безусловно, сейчас для всего найдется место.

Артур Саргсян и Владислав Сатлейкин: Вовсю раскрывается тенденция на переосмысление телесности, которую можно заметить как у Loewe, так и у Жан-Поля Готье в совместной коллекции с другим нашим любимчиком Гленном Мартенсом (креативный директор Y/Project и Diesel. — Прим. ред.). С одной стороны, конвенциональные стандарты красоты загнали всех в ментальную ловушку, из которой не выбраться, а с другой — картинок с телами в интернете стало слишком много — почему бы не довести до абсурда и не быть раздетым, даже когда одет.

Выраженная талия, визуальный образ широкоплечего мужчины и тренд на пиджак вместо худи вновь вступают в права. Уличной моды стало заметно меньше, если отойти от очевидных примеров с Louis Vuitton — те же коллекции Prada и Hed Mayner это отлично демонстрируют. Возвращение получилось плавным, небо и земля не поменялись местами, что особенно остро чувствуем и мы, как специализирующиеся на стритвире публицисты.

Дмитрий Ардеев: Мне кажется, мода в последнее время перестала существовать в той форме, которую я у нее помню пятнадцать лет назад. Больше нет диктатуры, можно быть любым, работать в любой эстетике, главное — в своей. Тринадцать лет назад, когда наш бренд выпустил первую (она же предпоследняя) коллекцию одежды и показал ее в Милане критикам — нам сказали что мы делаем «не то», что весь вектор «не про это». Спасибо Instagram, TikTok и Farfetch — теперь вектор может быть любым.

Подробности по теме
Что носили гости мужских недель моды? 3 тренда, которые можно внедрить в свой гардероб
Что носили гости мужских недель моды? 3 тренда, которые можно внедрить в свой гардероб