Стефан Загмайстер создавал обложки для альбомов The Rolling Stones и Talking Heads, работал с HBO и Музеем Гуггенхайма и дважды получил «Грэмми». В сентябре дизайнер приехал на фестиваль OFFF Moscow, который провела образовательная платформа Skillbox. Мы поговорили со Стефаном о задачах дизайна и узнали, есть ли в Москве красивые места.

— Как бы вы описали профессию и миссию современного дизайнера? Менялись ли они на протяжении вашей карьеры?

— На мой взгляд, основная миссия дизайнера сейчас — создавать работы, которые будут помогать людям и приносить им радость. Так было сорок лет назад, когда я только начинал карьеру, и актуально до сих пор. Изменились только инструменты, с которыми мы работаем для достижения этой цели.

— Что в этом самое сложное?

— Собственно, создать что‑то, что будет работать и при этом будет красивым. Одной функциональности недостаточно.

Люди, которые рассуждают только про решение проблем, на самом деле просто ленивы: в реальности проблемы, которые мы решаем как дизайнеры, очень простые.

Если у меня появится задача сделать дизайн стула, чтобы он был достаточно удобным, я — зная идеальную высоту стула и угол наклона спинки — могу за утро набросать полсотни вариантов. Но если задача — сделать стул, который будет одновременно удобным, красивым и актуальным на все времена, то все станет в разы сложнее. Придется соревноваться с пятью тысячелетиями истории дизайна стульев.

— В российском дизайн-сообществе как раз очень часто можно услышать утверждение «Дизайн должен решать проблемы клиента».

— За небольшими исключениями, решение проблем — слишком простая задача для умного человека. Я уверен, что погоня исключительно за функциональностью на самом деле плохо сказывается на самой функциональности — посмотрите на проекты жилых домов из 1950-х и 1960-х. Их создавали, чтобы разместить как можно больше людей. Вышло так эффективно, что в итоге сами дома стали непригодны для жизни и двадцать лет спустя их пришлось сносить.

Кофейный набор, который Загмайстер сделал для бренда illycaffè. Зеркальная поверхность чашек отражает красочные блюдца

— Вы известны как исследователь больших и сложных тем, таких как красота или счастье. Какая большая тема на очереди?

— Я много думаю о долгосрочном мышлении. Такие медиа, как твиттер, и в целом поток новостей, который не прекращается ни на минуту, создают ощущение, что мир вышел из‑под контроля, демократия в опасности, и вообще все обречено. Но если смотреть на развитие общества с позиции долгосрочного развития — а это, на мой взгляд, единственно верная позиция, — жизнь человечества становится лучше. Меньше людей страдают от голода, погибают на войне или в природных катастрофах. Гораздо больше граждан живут в демократическом обществе, живут дольше — гораздо дольше, чем раньше. Двести лет назад девять из десяти жителей Земли не умели читать и писать — теперь это один из десяти.

Даже если посмотреть на статистику эпидемий за последнее столетие: испанка унесла жизни 45 миллионов людей, СПИД — 30 миллионов. Это ни в коем случае не компенсирует колоссальную цифру в 3 миллиона жертв COVID-19 (которая еще и постоянно растет), но это точно дает немного другую перспективу «беспрецедентным временам», как любят сейчас говорить.

Мы создали много визуализаций на эту тему. Основная их задача — сделать так, чтобы зрители захотели повесить плакаты к себе на стену как напоминание, что недавно опубликованный [токсичный] твит — лишь капля в море по большому счету здоровой среды. Можно назвать эти работы пропагандой в вашем доме.

— А как на вас лично повлияла пандемия COVID-19? Чувствуете ли вы глобальные изменения в работе или образе жизни?

— Лично у меня все было хорошо. Я даже проводил опрос среди моих подписчиков в инстаграме, в нем приняло участие около 5000 пользователей — уверен, в основном это были дизайнеры. Большинство оценивают пандемию скорее как возможность попробовать что‑то новое — включая мою девушку, которая, несмотря на работу в огромной корпорации, проводила со мной время в Мексике. Мы много трудились, но при этом наслаждались вечерами в совершенно новых условиях.

— Как вы считаете, наследие ковида будет задавать новые тренды в дизайне и искусстве?

— Пока сложно судить. Упадут ли зарплаты из‑за того, что работодатели догадаются нанимать людей из менее обеспеченных стран?

Снизится ли качество работы от того, что мы не будем обмениваться мыслями и идеями лично?

— Кажется ли вам, что индустрия дизайна становится более интернациональной?

— Абсолютно, до той степени, что сейчас сложно сказать, откуда та или иная работа — из Кейптауна или Боготы, из Осаки или Рио. Хитрость в том, как использовать преимущества глобализации, но при это создавать вещи, связанные со своей национальной культурой.

— В таком случае важно ли следить за мировыми трендами, чтобы быть хорошим дизайнером?

— Важно ощущать себя частью мира и испытывать любопытство к окружающим тебя процессам.

Коллаборационная модель часов к юбилею марки Ressence

— В своей работе вы используете самые различные инструменты и медиа. Что из них, на ваш взгляд, будет самым актуальным в ближайшие годы?

— Раньше я всегда безуспешно пытался предсказать технологии, которые определят будущее. Год назад я бы сказал, что VR можно хоронить, а сейчас я каждый день тренируюсь с помощью приложения для виртуальной реальности SuperNatural. Кажется, AR будет расти. Искусственный интеллект будет играть важную роль для самых простых дизайнерских задач, возможно, даже убьет этот сегмент нашей профессии.

Если вы сейчас клепаете однообразные лендинги, поберегитесь.

— В своей документалке «Счастливый фильм» вы говорите, что дизайн должен отражать личность создателя. Возможно ли это в коммерческих проектах?

— Да. Я скорее возьму что‑то у продавца с личностью и характером, который на собственном опыте объяснит, почему я должен это купить, — чем от безликого человека, который просто будет перечислять преимущества продукта.

— Что самое крутое в том, чтобы быть Стефаном Загмайстером?

— А у меня нет стремления быть крутым.

— А что вас мотивирует и вдохновляет?

— Планирую мою рутину так, чтобы оставаться мотивированным надолго. Один из пунктов моей стратегии — отпуск на целый год, который я устраиваю себе каждые семь лет. Помимо этого, три года назад я решил отказаться от работы в промо и рекламе, и сейчас участвую только в тех проектах, которые считаю действительно важными. Для меня это настоящая роскошь, вот что действительно вдохновляет.

— И напоследок, раз уж вы в Москве, можете перечислить три местных объекта, которые вы считаете красивыми?

— Легко: концепт-стор «КМ20», Сандуновские бани и музей современного искусства «Гараж».

Подробности по теме
Как красота дополняет функционал? Отвечают дизайнеры Стефан Загмайстер и Джессика Уолш
Как красота дополняет функционал? Отвечают дизайнеры Стефан Загмайстер и Джессика Уолш