О походах на маникюр в других странах ходят страшные байки, а в каждом втором тексте про иммиграцию упоминается низкое качество бьюти-услуг. Мы решили разобраться, действительно ли на Западе все так плохо с ноготками. Пять мастеров из России и Украины, работающие за границей, рассказали обо всем: от санитарных стандартов до мужского маникюра.

Анна Петренко

Автор подкаста о нейл-арте «Мягкий Квадрат», Берлин

Я лично не столкнулась с низкими стандартами в сфере маникюра, так как вскоре после переезда в Берлин решила заняться нейл-артом, прошла обучение и сама стала эти стандарты формировать. Но часто слышала от девушек-клиенток, что в берлинских салонах они не получали того качества, к которому привыкли в России. Причем обычно это не зависело от цены за маникюр. Думаю, это связано с тем, что немцы — как мужчины, так и женщины — привыкли тратить деньги на остеопатов, массаж и все, что касается телесного здоровья. На красоту они готовы тратить деньги в гораздо меньшей степени. Поэтому в этой сфере нет большой конкуренции и формирование планки происходит медленнее.

Я слышала пару историй про педикюр в бразильском салоне Берлина, когда ногти покрывали далеко за пределами ногтевой пластины, а потом просто стирали излишки лака с кожи ацетоном. Что касается стандартов стерилизации инструментов, то в сетевых салонах здесь нечасто встретишь крафтовые пакеты, которые вскрывают непосредственно при клиенте.

Но есть немало плюсов — например, в Берлине есть понятие минимальной оплаты труда за час работы. Эта сумма не может быть меньше, если не ошибаюсь, десяти евро. В целом это означает определенную социальную защищенность. Я работаю на себя и сама устанавливаю цены, поэтому в моем случае главным бонусом работы в сфере бьюти было моментальное приобретение круга общения — многие оказываются лишены этого при переезде в другую страну. Для меня круг моих клиенток — это дружеские связи и нетворкинг. Мы поддерживаем друг друга, делимся опытом, контактами врачей и других специалистов. Это очень помогает ощущать себя комфортно после переезда в другую страну.

Мой пул постоянных клиентов состоит из девушек, так сложилось. Но спрос на мужской нейл-арт в Берлине определенно есть, мне регулярно поступают такие запросы в директ. В основном парни хотят рисунки на ногтях в стиле ASAP Rocky. Что касается России, то 2020 год стал прорывным в плане мужского нейл-арта, мне кажется, мужчина с покрытием на ногтях и мужчина — мастер маникюра перестают быть чем‑то невероятным.

Настя

Оттава

Думаю, у каждого свои стандарты красоты. Возможно, многие привыкают к определенному сервису, который предоставляется в России, и им сложно принять зарубежных мастеров, у которых совсем другой взгляд. Каждый выбирает, что ему нравится. Но меня удивляет то, что местные клиенты чаще всего даже не интересуются безопасностью. Это отличает их от русских клиентов, которые обычно знают, что такое чистый маникюр без вреда для здоровья. Ведь если клиент об этом не осведомлен, то и сервис он получит соотвествующий. Основная цель моей работы — обучать своих клиентов и подписчиков, как нужно выбирать себе мастера маникюра и на что обращать внимание при работе. Я думаю, что люди все больше и больше начинают в этом разбираться, так как маникюр сейчас на пике моды.

В Оттаве у меня есть небольшая мужская клиентура. Мои клиенты-мужчины любят делать маникюр с покрытием. Он не яркий, но очень эффектный и стильный. Насколько мне известно, мужской маникюр и в России присутствует, и он достаточно популярный. Думаю, что мода на мужской маникюр с покрытием пошла от знаменитых рэперов (как зарубежных, так и русских).

Недавно я решила делать прессоныНакладные ногти на продажу, потому что сама их люблю носить. Иногда мне, как мастеру, некогда самой себе сделать маникюр, а прессоны всегда кстати. Несмотря на то что в Канаде очень много мастеров по накладным ногтям, я не чувствую конкуренции. Я считаю, все мастера должны дружить и помогать друг другу, и сильно верю, что от этого ни у кого клиентов не уменьшится. У каждого свой стиль и своя ценовая категория, у клиентов большой выбор. И это прекрасно.

Мэри Лис

Варшава

Я живу в Польше уже четыре года, из них работаю три. Вначале я была в команде удивленных и расстроенных качеством услуг. Так в принципе и начался мой путь нейл-артиста. Со временем мне стало понятно, что проблема не в Европе и «качестве услуг», а скорее в русскоговорящих девочках.

Мы привыкли видеть вылизанные руки, толстое покрытие с «идеальным бликом», который все пытаются найти, и покрытием по локоть, чтоб медленнее отрастало. В Польше, как я заметила, у девушек отношение к своей внешности полегче, и я считаю, это здорово.

Есть хорошие салоны, которые делают хоть и не идеальный «русский маникюр», но красивый, качественный европейский. Я считаю, важнее всего безопасность ногтей и здоровье человека.

В Польше есть строгие правила дезинфекции, здесь, к примеру, необходимо наличие автоклава класса Б в салонах красоты. Но, как я наблюдала, далеко не все их придерживаются, что меня дико расстраивает. Некоторые мастера до сих пор используют китайские непроверенные сухожары, многоразовые пилочки. Удивляет, что и многие клиенты не имеют базовых знаний о стерилизации инструментов. Это ведь и ответственность клиента перед собой, своим здоровьем — проследить, чтобы в салоне или на дому были стерильные инструменты. Я, как мастер, в первую очередь всегда просвещаю клиента о правильной стерилизации.

Преимущество работы здесь в том, что в Польше нейл-индустрия пока что развита очень слабо. Тут есть несколько салонов, которые широко известны, но в основном они находятся в больших городах. Мне очень нравится здесь работать, я чувствую быстрый рост и развитие. У меня в своем роде уникальный стиль для поляков. Им удивительно, что на ногтях можно нарисовать сложный дизайн и выдумать что‑то большее, чем стразик на безымянный палец. Здесь мне легко раскрыть себя как творческому человеку.

В Варшаве очень открытые и прогрессивные люди, им все интересно. Парни заглядывают ко мне не так часто, как девушки, но если приходят, то быстро подсаживаются. Мне приятен такой интерес к нашей профессии. Чаще всего ко мне приходят делать дизайн — могу вспомнить только пару человек с однотонным маникюром. Ко мне ходит парень, который очень любит покрытие на ногтях, но из‑за работы не может делать яркие цвета. Спасаемся прозрачной базой и матовым топом.

Карина

Тель-Авив

Когда я только переехала в Израиль, начала искать себе мастера маникюра. Я помню, что попыток было где‑то три, и ни одна не увенчалась успехом. Все закончилось порезанной кутикулой на практически каждом пальце и затекшим гель-лаком, который не продержался на ногтях и трех дней. Про стерилизацию лучше просто не говорить. Именно это и послужило толчком, чтобы попробовать себя в профессии. Мне очень хотелось показать, что можно делать по-другому, что маникюр вполне может стать визитной карточкой.

Еще когда жила в России, я работала администратором в классной студии красоты. В ней даже просто находится было сплошным удовольствием. Стильно, модно, молодежно — и коллектив прекрасный!

Каково же было мое разочарование, когда я увидела местные салоны красоты, которые больше напоминали старые парикмахерские из 90-х.

Еще и очень грязные — в них заходить было страшно. Впрочем, с того момента изменилось немногое. Но и достойных салонов определенно прибавилось.

В Израиле очень теплые люди. Сначала это было дико странно. Тебе все улыбаются, с тобой все обнимаются, даже если вы знакомы пару минут. После России контраст, конечно, ощущался. И я не очень понимала, что вообще происходит и как себя вести, чтобы не казаться снобом. Cейчаc меня окружают такие люди в качестве клиентов — я их безмерно люблю, и я очень рада иметь возможность знакомиться с ними и творить что‑то вместе.

Мужчины ко мне пока не ходят, но я уже провожу активную агитацию! Думаю, в России с этим еще тяжелее, ведь устойчивые стереотипы пробить сложно, на это нужно время.

Катерина Праворская

Лиссабон

Я из Украины, живу в Португалии с 2016 года. По приезде сразу же начала работать в местном салоне красоты и действительно была удивлена: требования к образованию для работы маникюристом и к материалам для работы не были высоки.

Некоторые категории клиентов — в основном женины 50–80 лет — не хотели делать гелевое покрытие. Только классический маникюр и покрытие лаком. Они также недоверительно относились к аппаратному маникюру, а уж про нейл-арт и слышать не хотели. Маникюр в то время считался как бы дополнением к парикмахерским услугам. Работать приходилось возле рабочего места парикмахера, держа все необходимое на коленках. Конечно же, идеально все сделать не получалось. Но и клиенты не жаловались.

Кутикулы и мозолей нету, свеженько накрашено, приятно побеседовали — вот и отлично.

Ведь через неделю-две клиент вернется за новой укладкой и маникюром. Такая рутина португальских женщин пред- и пенсионного возраста. Девушки моложе, в зависимости от достатка, делали либо наращивание в неоновых цветах с незамысловатыми дизайнами (здесь это называется «шунга» — то есть дешево и безвкусно), либо покрытие гелем в красный или телесный цвет. Дома и самостоятельно никто себе маникюр не делал.

Сейчас же, когда я открыла свою студию нейл-арта, могу сказать, что уровень запроса на качественный маникюр и дизайны вырос. Заслуга в этом именно наша, мастеров из постсоветских стран.

В Португалии эстетикой занимаются в большинстве бразильянки и украинки, реже — девочки из России и Молдовы.

Бразилия очень развита в сфере красоты, парикмахерства и эстетики. Собственно, они и привезли с собой моду на гель и акрил. Но с качественным маникюром дело обстоит иначе. Натуральность, чистота маникюра, стиль и ответственное отношение к санитарным требованиям — это наша норма. В начале моего пребывания здесь и адаптации к местным методам работы был такой момент: я заметила, что одна из моих коллег использовала одну пилочку для ног разных клиентов, только вспрыскивая ее спиртом. Дело в том, что у всех этих людей был грибок на ногтях. Когда я сделала ей замечание, она не растерялась: «Так у всех и так грибок, вот эта пилочка — для них».

Цены на бьюти-услуги в Португалии, как и средняя заработная плата, намного ниже, чем в соседней Испании и Европе в целом. А продукты хорошего качества, как и время, потраченное на услугу, одинаковые. Это немного напрягает. Но что действительно приятно и всегда радует, так это люди. Большинство наших клиентов — португальцы, другая часть — экспаты из Европы, Америки и России. Дружелюбие и расслабленность португальцев делает их благодарными, неконфликтным клиентами. И это очень «заразно» для всех, кто переезжает сюда. Общая атмосфера неспешности, солнечная погода и бескрайние пляжи — это то, ради чего стоит жить и работать в Португалии.

Чем разнообразнее люди вокруг тебя — тем привычнее необычность каждого человека. В Лиссабоне большое количество молодых людей из разных стран, разного цвета кожи и взглядов на жизнь, и это порождает высокий уровень толерантности и открытости. Это позволяет мужчинам делать прически, макияж и одеваться как им захочется.

Мужской маникюр начал набирать обороты в прошлом году. К удивлению, некоторые девушки предвзято относятся к накрашенным ногтям у парней — возможно, завидуют! А вот сами парни с энтузиазмом готовы пробовать разные цвета, дизайны и даже длину, чтобы найти то, что подходит их стилю. Они креативно и с перфекционизмом относятся к своему «мэникюру», бережно его носят и очень радуются вниманию к своим ногтям. Мой муж, можно сказать, амбассадор нейл-арта для мужчин в Лиссабоне. Тонкие минималистичные дизайны на натуральном цвете ногтя — определенно его стиль. Так как нейл-арт — это специализация нашей студии, сюда мужчины записываются именно на маникюр с дизайном.

Подробности по теме
«Ты чо, баба?»: как редактор из Новосибирска открыл для себя маникюр
«Ты чо, баба?»: как редактор из Новосибирска открыл для себя маникюр