Возможно, в Киеве нет ни одного человека с таким же богатым и разнообразным опытом работы с волосами, как у Юли Стець. За 20 лет стажа она прошла максимум уровней парикмахерского квеста — от технического училища в Тернополе и стрижек за 5 гривен до работ со звездами, публикаций в международных Vogue и личной творческой практики.

Со Стець можно играть в игру: пытаться угадать имя человека из местного шоу-бизнеса или моды, к чьим волосам она не прикасалась. Были все — от народных телеведущих и золотого состава «ВИА Гры» до певицы Луны и полного списка украинских моделей с models.com. За экспериментальный стиль Юлю выделили стилисты Леди Гаги и полюбила фэшн-фотограф и художник Елена Емчук.

Сейчас Стець работает в «Городской парикмахерской» — самом свойском и расслабленном из модных мест Киева, а также участвует в точечных проектах. Все свободное время она волосок к волоску собирает сумасшедшие парики.

Юлия Стець
© Ира Лупу

О работе парикмахером

Все началось с Тернопольского технического училища номер 11 и easy money. Был 99-й год, я подсматривала крутые стрижки в польских журналах, собралась клиентура — я стала нарасхват. На выходных поехала в Киев, зашла в мужскую парикмахерскую, спросила, не нужны ли им мастера. Через пару дней я собрала свои пожитки, нашла страшную дыру на Оболони и переехала.

Это была парикмахерская старого формата, в которой работали в основном тети по классике жанра — с начесами, стрелками, в леопардовых лосинах, с вечной улыбкой на лице и полным игнором всего, что говорит клиент. Клиентами же были в основном бандиты, милиционеры и плешивые, занудные чиновники из гороно, которые линеечкой могли замерять свой забритый височек. Естественно, мужских мастеров иногда не хватало, и меня ставили на замену. Это было жутко: ты женский мастер и полтора часа трясешься над мужиком, который уже весь пунцового цвета. Чего им стоит — там и по лицу могли дать.

Параллельно я устроилась еще в одну перукарню (с украинского — «парикмахерская». — Прим. ред.) за 5 гривен в день (проезд на метро тогда стоил гривну). Со временем захотела устроиться в звездное, дорогое место на Тарасовской улице. Меня вдохновил опыт моей бабушки, тоже парикмахера. Уже будучи достаточно успешной в своем городе, она собрала чемоданчик и поехала за тысячи километров, в Петербург, в салон для госслужащих. Двое суток она стояла под окнами. Ее выгоняли, хотели вызвать милицию. Но все же сжалились и оставили подметать волосы. Там она подсмотрела, как делать вертикальную завивку и покраску без адской желтизны, с которой тогда ходил весь Cовок. Через пару месяцев она вернулась домой и окончательно стала звездой.

Так и я зацепилась за одного отзывчивого мастера в салоне моей мечты и год бесплатно мыла головы, пока меня не поставили на зарплату. К нам ходили все ТВ-звезды той эпохи. Иногда я даже делала макияж — в салоне была косметика MAC, в 2003-м году!

После контакта с селебами я окончательно решила, что хочу работать на съемках. Это был совершенно закрытый мир, но мне удалось устроиться в продакшен.

Как и во многих творческих профессиях, в парикмахерском деле ты постоянно ищешь компромисс между коммерцией и отдушиной. Недавно одна телочка мне говорит: «Ах да, ты же раньше на всяких адских работах работала…» (имеются в виду коммерческие съемки. — Прим. ред.). Да, работала, и что? Три дня какого‑нибудь рекламного адочка, а потом я счастлива, что могу купить материалы и делать то, что мне интересно.

Наблюдая за людьми, которые крутили носом, я вижу, что они как раз ничего в своем деле и не добились.

Быть парикмахером — серьезный психический труд. У меня, как и у всех, бывают дни, когда я недостаточно чутка, и тяжело дать клиенту должное внимание и заботу. Но я не могу себе позволить послаблений: существует график и обязанности.

© Ира Лупу

У меня был свой кабинет, с камерной, очень моей атмосферой. Я закрывала человека от всего мира, укутывала пледом, поила чаем, он отдыхал. Взаимосвязь с клиентами была такая, что порой я выходила на работу, а они говорили: «Юль, ты сегодня без настроения? Так давай перенесем на другой день, отдыхай». Если сегодня ты не чуткая, без рефлекса, и идешь стричь на одних только знаниях, чисто логически предполагаешь, что подойдет человеку, — то результат зачастую не тот, которого хотелось бы достичь. Но в реальной сфере обслуживания тонкостей себе не позволишь.

Убиться можно в любой профессии. Есть баланс, за который нужно постоянно бороться. Мечтаю ли я умереть парикмахером? Нет.

О съемках

Для меня идеальная форма съемки — это творческая, как я делаю с Synchrodogs. В них присутствует ирония над миром бьюти как таковым, но есть и определенная свобода — ведь, как правило, парикмахер ничего не диктует, только подстраивается под общую концепцию. Если пытается диктовать — быстро остается без работы. В творческой съемке более тесный, прямой контакт с фотографом, дизайнером, моделью — это крутая возможность и учиться, и придумывать что‑то самому. Реализовывать себя как, грубо говоря, художник.

Мне хочется перфоманса, строить дома из волос, а не только без конца «убирать пушок сверху», как на коммерческой съемке.

Славянскому клиенту, как правило, для счастья нужен медведь, балалайка, скоморохи и порванный калач на голове — зачастую это нужно внезапно и прямо здесь, зимой, посреди ледяного озера. С таких съемок уходишь старым. Бывает и приятная коммерция, как я делала для Vogue China. Полный восторг от команды: модели — лицо Chanel, известные стилист, визажист, фотограф, но главное — все работают спокойно и с уважением друг ко другу. Такими флюидами надолго напитываешься.

Как ни крути, но самые приятные проекты всегда делаешь с людьми, чье видение тебе близко. Одна из самых интересных работ за последнее время — короткометражный модный фильм про девушку и ее психические расстройства, который фотограф Елена Емчук и модель Гиневра Ван Синус снимали в Украине. Его сейчас крутят на выставке в Dallas Contemporary. Я была в раю, потому что работала в основном с париками, что случается не так часто.

Было очень круто работать с Микки Бланко: очень добрый и смелый человек, большой саппортер LGBTQ+. Приятная съемка с мерчем для Леди Гаги: нужно было переосмыслить прически из другой эпохи. Обожаю съемки для I-D и корейского бренда украшений Jiwinaia, которую делали с украинскими ребятами.

О трендах

Сколько себя помню — я всегда была круче тех, кто старше. Молодые всегда круче. Старшие всегда скованы своим положением, опытом. А молодой мастер придет, взвопит: «А давайте!..» — и сделает все в духе времени.

Несколько лет назад я активно предлагала всем травести-парики, сложные штуки из синтетических волос, а меня просили их выровнять. Теперь же пошла мода на «RuPaulʼs Drag Race», и, слава инстаграму, все их захотели! Жаль, что для того, чтобы что‑то признать или заметить, нам всегда нужен посторонний авторитет.

Конечно, я не против коммерческого стиля. Хотите парик как у Ким Кардашьян, — пожалуйста. Чтобы душа парикмахера и постижера радовалась, нужен широкий выбор. Я сейчас пересматриваю «Hair Battle Spectacular» 2010-го года. Это шоу с подиумом для парикмахеров, которые называют себя дизайнерами и делают фантазийные прически, типа бубликов и коктейльных бокалов из канекалона. Арсенал, который им предоставили на шоу, просто невероятный. Когда я увидела — просто плакала! Вся студия забита трессами, экстеншенами, накладками, клеевыми пистолетами, накладками из поролона, расходными материалами. Открыть контору с таким ассортиментом — моя утопичная мечта. Не удивлена, что шоу быстро закрылось: все это стоит уйму денег и наверняка слишком затратно даже для Америки.

© Ира Лупу

О париках

С париками как с автомобилями. Купите драндулет, который выглядит как Tesla, но Tesla он от этого не станет. Совершенно разные характеристики, обслуживание, гарантии. Сustom-made-парик из «славянки» — натуральных украинских и русских волос — на выходе будет стоить от 3000 до 5000 евро, и это адекватная цена. Во-первых, сами по себе волосы, особенно длинные, стоят дорого, а для парика нужен не один срез, а иногда и не два. Во-вторых, чтобы заказчик носил парик всю жизнь, используется техника завязывания волос двойным узлом — сложная и кропотливая. В-третьих, много времени нужно потратить на изготовление, волосок к волоску собирать. Плюс немалая стоимость материалов. Клиентов на такие суперпарики, конечно, мало, а хамства и непонимания ценообразования — много. Можно купить визуально такой же китайский парик за 300 долларов, но если ты носишь его каждый день, а не два раза в год по настроению, расчесываешь, моешь, то он придет в негодность очень скоро.

Я обожаю все эти шоу и пати-парики, синтетику. Их можно менять как платья. Люблю сделать парик, отснять или отдать на выступление и забыть. Считаю, что единственное, что выгодно открывать в Украине, — это контору с такими вот синтетическими париками, кастомайзить их до посинения, делать разные гротескные прически для того, что прикалывает публику сегодня, — ночных шоу, концертов. У нас куча шоуменов, поп-див, травести… С натуральными волосами все сложнее и бесполезнее.

На мировых звезд работают специальные агенты, которые скаутят хороших мастеров по всему миру. Как минимум у Бейонсе и Ким Кардашьян есть в арсенале парики, купленные у украинских мастеров .

О волосах на продажу

Иногда вижу на OLX (украинский аналог Avito. — Прим. ред.), как взрослые дамы пытаются продать свои волосы за 200 долларов, потому что это «их богатство». Богатство, конечно, но для работы, как правило, уже не подходит. Волосы взрослого — это история, и не всегда хорошая, возиться с ней никто не хочет. Нужны супергладкие волосы, без пористости, не убитые завивками, силиконом и периодом угара в молодости. Поэтому-то и предпочитают срезать волосы у детей и подростков.

По всему Киеву висят объявления: «Куплю волосы дорого». Насколько мне известно, это монополия, и никто самостоятельно широкий сбор волос не осуществляет: можно нарваться на звонок от монополиста, и дальше ты не продвинешься. Бывает, что ко мне сами приходят те, кто хочет продать волосы. В большинстве случаев мне приходится честно говорить: «Котик, клянусь, по итогу от твоей копны я смогу использовать 20%, не больше». Приходится все объяснять людям, чтобы они не обижались и не думали, что ты сбрасываешь цену.

В hair-бизнесе азиаты всех победили. Принято считать, что китайские изделия из китайских же волос — отстой, но при должном обращении и для определенных категорий париков они неплохи. Когда я держала небольшой бизнес по продаже париков, я покупала китайские волосы. Они все действительно приходили плюс-минус страшненькие, но я их красила в красивый цвет, лечила, стригла, причесывала, и получалась конфета. Знаменитая «славянка» сияет, имеет красивые природные оттенки и хороша в покраске, но по сравнению с азиатскими волосами, крепкими, как проволока, она достаточно хрупкая.

© Ира Лупу

Об уходе за волосами

Мы растеряли эту тему сохранения здоровья волос, здоровья кожи головы. Утратили, видимо, связь со старшим поколением. К полезным рекомендациям для разных типов волос и кожи, конечно, прилагается еще вагон лишней информации, и это мешает. Мы живем в загаженной урбанистической обстановке, и я всерьез считаю, что бабушкины методы вроде полоскания волос уксусом или отваром крапивы не профанация, а то, чем реально можно пользоваться. Вода сейчас *** (удивительно. — Прим. ред.) какое говно, и как раз после нее сполоснуть голову питьевой или хотя бы кипяченой водой — дело не лишнее.

Причина большинства проблем с волосами — микрофлора, покоцанная жесткой водой, которая не успевает восстановиться. Проточная вода под микроскопом как ершик, и нашу структуру волос, похожую на елочку, он вскрывает, делает волосы пористыми. Такой скраб, но металлическими частичками. Потом происходит окисление, и даже краска ложится по-другому. Если не знать, как это очистить и нейтрализовать, то будут проблемы. Слава богу, начали появляться клиентки, которые ко мне прислушиваются — иногда на третьем году общения. Спустя время оказывается, что у нее волосы не жирные, просто стоило сменить шампунь, начать ополаскивать уксусом и перестать стоять под душем часами.

Я всю жизнь грешу — отговариваю людей от лишних тритментов, избыточного стайлинга, 10-этапных уходов, просто объясняю, что «вот тут был поворот не туда у вас». Если бы я работала в фармацевтике, то была бы в черном списке у дилеров, потому что не помогаю продавать лишние продукты. Это как с косметологией: если не знать изначальную систему очистки и подготовки кожи, то все микротоки будут до одного места.

Отдельная песня — это экосредства. За них люди просто цепляются, и никто не может объяснить, чего ждет от этого натурального шампуня или скраба для головы, что он в принципе должен дать, кроме своей экологичности и популярности в определенных кругах. По итогу — та же излишняя пористость, пушистость, зато от «натурального» средства! Опасность для кожи головы не в силиконах, а в том, что тебе не подходит шампунь, а то и вся линейка.

© Ира Лупу

О бабушке

Моя бабушка была парикмахером. Плакала, когда узнала, что я собираюсь пойти по ее стопам, и каждый день рождения желала мне бросить парикмахерское дело.

Сама бабушка работала даже после пенсии еще лет 10–15. В том числе делала парики — подпольно. За всю жизнь она сделала, может, по одному парику десяти клиентам, но за это вполне могли посадить как за спекулянство.

Парики бабушки были советскими — грубо, крупно сделанными. Я сейчас слежу за London Wig Making School, там полная противоположность — очень мелкая, ювелирная работа.

О стрижках по лунному календарю

Почему при разговоре о волосах так часто всплывает тема луны? Лунный цикл влияет на приливы и отливы, рост травы, и также на циклы роста, застоя и выпадения волос: анаген, катаген, телоген. Никакой абракадабры, просто небесное тело реально оказывает влияние. Cегодня новую фазу луны обязательно свяжут с обещанием новой любви, и все придут в восторг. Сухая наука не так завлекает. К стрижке по лунному календарю я отношусь с ответственностью. Если волосы потускнели, не растут, обламываются, и ничего не помогает, — есть смысл свериться с календариком. Очень стимулирует рост стрижка в две супердаты, в конце зимы и конце лета. Я проверила это на себе, за год отрастила кучу здоровых волос.

© Ира Лупу