Александр Дмитренко, больше известный как Похититель Ароматов, долгое время снимал рецензии на парфюмы, а потом решил обозревать наряды звезд на фестивалях и ковровых дорожках. Разгромные и не всегда цензурные комментарии Похитюши собрали вокруг блогера аудиторию в 50 тысяч человек. Мы попробовали поговорить с Сашей, но тоже ему не понравились.

— Сколько тебе лет?

— О боже… Это обязательно спрашивать?

— Если не хочешь говорить, можем это опустить.

— Ну ладно, мне тридцать четыре года.

<…>

— Где ты родился, где учился, расскажи про свой бэкграунд.

— Боже… Это уже никому не интересно, этот бэкграунд.

— Наоборот, тебя все знают как блогера из ютьюба, но никто не знает ничего о тебе как о человеке.

— Да все знают, что я из Киева, боже. Ты просто не смотришь мой канал. Мой бэкграунд… Мне почти тридцать пять, если я начну рассказывать свой бэкграунд, то у тебя батарейки сядут в скайпе. Я не хочу об этом говорить.

— Почему?

— Я сучка (смеется).

— Об этом все знают. Ну тогда у нас не получится нормального разговора.

— Это же интервью в раздел «Красота». При чем здесь мой бэкраунд и красота?

— Дальше вопросы будут про красоту, но для начала нужно понять, кто ты такой.

— Что еще? Группа крови? Четвертая отрицательная. Какой там дальше вопрос еще? Где я учился? Боже, фу. Это никому неинтересно.

— Расскажи про Киев. Чем ты там занимался?

— … [ерундой]. Следующий вопрос. Ладно, давай я лучше расскажу тебе, как я косил от армии. Будет тебе хоть какой-то бэкграунд.

— Давай, это клево.

— Значит так, дорогой, слушай. Я не набрал какие-то проходные баллы на военную кафедру в университете…

— А на кого ты поступал?

— На … [женский половой орган] (смеется). … [зачем] я там учился четыре года… Военная кафедра — это просто жир. Они там чуть ли не три раза в неделю все съезжаются и дают взятки. Этим, как их зовут…

— Военным каким-то?

— Ну людям, которые на военной кафедре. Они занимаются поборами. Люди поступают, и начинается: «У нашего генерала у жены уже завтра шестьдесят лет». И все начинают приносить деньги. Какого … [зачем]? Даже хорошо, что я туда не поступил. А потом началась полная херня.

— Что было потом?

— Даже не хочу рассказывать (смеется).

— А что это за место было? Какой-то топовый киевский универ?

— Институт культуры имени Поплавского.

— Если тебе это поможет, я сам из Донецка.

— Ты донецкий? Хорошо. В общем, такая … [ерунда]. Давай дальше.

— Так как ты в итоге откосил?

— Нормально откосил. Самый большой жир был, когда я пришел делать загранпаспорт. Чтобы его получить, нужно принести справку из военкомата. Я такой заваливаю к ним и говорю: «Ну что, суки, давайте мне справенцию». Это был … [ужас]. В итоге они взяли с меня расписку, что я через полгода к ним приду.

— Не пришел?

— Ну как видишь, нет.

— Ты сразу уехал?

— Да, я сразу уехал. Сел на маршрутку и уехал домой. Следующий вопрос.

— Расскажи, почему ты уехал в Великобританию?

— Почему? Ну потому, что кончается на У. Ну а куда еще ехать? Куда люди едут? В Израиль?

— Ну что стало причиной эмиграции?

— Ну не знаю. Украина — бэ-э-э.

— Почему у тебя такое хейтерское отношение, что не так?

— Там все не так. Там все … [плохо]. Там просто как в ЦУМе — все … [плохо].

— Я в ЦУМ хожу часто, но там не все … [плохо], в принципе. Это не мой любимый магазин в Москве — он клевый, но странный.

<…>

— А какой твой любимый магазин?

— Uniqlo.

— Uniqlo? Фу. Я извиняюсь, но в ЦУМе тогда уже лучше. Боже. Тебе Uniqlo заплатило, чтобы ты у меня в интервью об этом сказал?

— Если бы.

— Я надеюсь это не пойдет потом в интервью, упоминание Uniqlo. Это трэш, говно. Это не модно. Это не мода. Uniqlo — это как Tampax, Fairy, Head & Shoulders, Colgate. Это потребление, а не мода. Отдыхай, котик.

<…>

— Расскажи — где ты работаешь, кем?

— Меня так … [утомило] отвечать на такие вопросы. Следующий!

— Часто даешь интервью?

— Очень.

— Какое самое классное интервью у тебя брали?

— Следующий вопрос.

— Как выглядит твой обычный день?

— Очень easy.

<…>

— Как возник твой ютьюб-канал, расскажи про истоки — откуда взялся «Шарамуша»?

— Истоки… Нельзя спрашивать про ютьюб-канал, будто это какие-то истоки. Ну возник, появился, есть он — все нормально. Дальше.

<…>

— Ты делал обзоры на парфюмерию, как возникла идея описывать и обсуждать светскую тусовку?

— В голову пришло, и все, дорогой. Или ты думаешь, что я с бодуна проснулся, пошел мыть посуду в трусах одних, помыл и думаю: «… [блин], точно, надо осбирать звезд». И сел и начал обсирать звезд. Ты такое ждешь?

— Мне просто интересно: как возник твой канал?

— Там такая гнилая история, не хочу ее рассказывать.

— Даже пару строк?

— Это связано с моим Tumblr (смеется). Я как Джеффри Стар. Не буду тебя томить, хоть на один вопрос тебе отвечу. У меня был очень популярный Tumblr. Когда все тамблеровское движение начало сливаться — куда бежать? Я перебежал на ютьюб, как Джеффри Стар с MySpace. Так все и закрутилось, так я и стал звездой. Ну как тебе мой ответ, понравился?

— Отличный, а почему изначально все было про парфюмерию?

— Ну хобби было такое, нравилась мне парфюмерия. Как тебе мой лук, лучше скажи. Почему ты не спрашиваешь — почему я перекрасился в платиновую блондинку? Почему я выгляжу очень даже хорошо?

— Почему решил перекраситься и побриться?

— Потому что я звезда девяностых, сейчас они в тренде, и я думаю … [зачем] сидеть на щуплых крысах, пора становиться секси-мачо. Начал бегать в спортзал, как вы бегаете на … [свидания], и перекрасился в блондинистую сучку. Осталось только записать техно.

— Тебе очень идет.

— Скажи! Потому что я лучший. Король русского ютьюба. Почему ты меня не спрашиваешь, что я думаю о том, что мне постоянно все говорят, что я какой-то главный русский ютьюбер?

— В моих подписках — да.

— Это было грубовато, но спасибо.

— Как ты себя определяешь на ютьюбе?

— Ты хочешь, чтобы я куда-то себя спозиционировал на ютьюбе? Не знаю — жесткий юмор, грязный, как многие говорят, юмор, шутки про аборты, про секс. Фу, эта вся грязь — это ко мне. И плюс немножечко ковровых дорожек.

— Тебе по кайфу делать обзоры ковровых дорожек?

— Смотря кого, некоторых скучно делать, некоторых нет. Но сейчас скучно, потому что все уже начали хорошо одеваться благодаря мне.

— Кто лучше всех одевается из русских знаменитостей? И кто не десять из десяти, а ноль из десяти?

— Не десять из десяти, а ноль из десяти? Что ты мелешь? Тебе надо расслабиться. Я понял, почему Дудь лучший, потому что он с людьми нормально общается. Ты знаешь, чтобы люди отвечали на такие вопросы, как ты задаешь, надо войти в доверие. А ты сидишь там и что-то каламутишь. Ужас.

— Давай продолжим. (Связь прерывается.) Ты слышишь меня?

— К сожалению, да.

(Связь прерывается окончательно.)