Комедогенность — способность ингредиентов косметики забивать поры. Косметическим маслам присваивают «рейтинг комедогенности», а на банках кремов ставят клейм non-comedogenic — для впечатлительных. Но на деле это слово ничего не значит. И вот почему.

К сожалению, многие маркировки, которые мы встречаем на упаковках косметики, созданы не для того, чтобы мы могли лучше понимать действие и состав продукта, а чтобы нам было проще его купить. То же самое касается и лейбла «некомедогенный». Знаменитый косметолог с критичным взглядом на маркетинг Кэролайн Хайронс говорит прямо: «[Маркировка «некомедогенный»] — это не научно. Все доказательства носят эпизодический характер. К примеру, ланолин, полученный естественным путем, должен быть «некомедогенным», в отличие от искусственного ланолина. Но если я нанесу его на свое лицо, то через несколько часов покроюсь прыщами».

Как вообще вещества забивают поры? Они могут сгущать кожное сало, которое скапливается и образовывает «пробки» в волосяных фолликулах, или вызывать аллергические реакции и воспаления.

Возможность того, что косметика забьет поры, зависит не только от ингредиентов, но и во многом от кожи. Условно «комедогенные» вещества или косметика, которая их содержит, могут никак не влиять на состояние кожи некоторых людей. И наоборот. Причем это утверждение справедливо и для кожи, склонной к акне. Кстати, кожный себум сам по себе также может провоцировать воспаления.

Для определения комедогенности косметики недостаточно даже изучить каждый ее ингредиент. Состав, методы получения компонентов, их процентное соотношение — все это может влиять на способность крема забить поры.

Как проводятся исследования на комедогенность и почему они не всегда верны?

Нина Махова
технолог подразделения косметического сырья BASF

Косметический продукт может считаться некомедогенным, если при соответствующем тестировании он не приводит к образованию закрытых (белых точек) и открытых (черных точек) комедонов. Тестирование только финальной рецептуры продукта позволяет вынести клейм «некомедогенный», при этом наличие какого-либо ингредиента не говорит о комедогенности продукта.

Существует не одна методика, по которой проверяют комедогенность ингредиентов и рецептуры. Ранее тесты на комедогенность проводили на внутренней части уха кролика («rabbit ear model»), определяя наличие или отсутствие комедонов. В результате к ряду комедогенных был причислен длинный список натуральных масел, эмолентов и восков, который не совпадает с актуальными результатами тестов на комедогенность, проводимых на людях. Другими словами, долгое время к комедогенным причислялись ингредиенты, которые не проявляют себя таким образом при нанесении на кожу человека.

Ввиду неадекватности получаемых результатов методики тестирования комедогенности на животных (кроликах) уступили место тестированию на людях. Обычно в тестах на комедогенность исследуемую рецептуру, а также контрольные образцы наносят на верхнюю часть спины волонтеров. В течение 14 дней наблюдают за развитием на коже реакции на наносимые продукты: любое увеличение количества комедонов на 14-й день исследования говорит о комедогенности тестируемой рецептуры.

Неверно считать, что наличие в продукте ингредиента с высоким рейтингом комедогенности обязательно означает, что сам конечный продукт комедогенен. Однако такой подход долгое время практиковался в дерматологии, что привело к распространению различных мифов о комедогенных маслах и других ингредиентах. Одно и то же вещество в одном и том же тесте может проявлять себя как комедогенное при более высоких концентрациях и быть некомедогенным при более низких.

Рецептура косметического крема — это всегда набор целого ряда компонентов, каждый из которых вносит свой вклад в эффективность средства, и предсказать комедогенность наверняка, не проводя тестирование всей рецептуры целиком, невозможно.