перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Забудьте про революцию»: что происходит с образованием будущего

Что случилось с революцией, которую нам обещали пропагандисты нового дистанционного образования, — «Воздух» поговорил с создателями edX, Iversity, «Универсариума» и других платформ с онлайн-курсами.

Технологии
«Забудьте про революцию»: что происходит с образованием будущего

Пару лет назад считалось, что МООК, массовые открытые онлайн-курсы, ведут к революции в образовании. Или как минимум являют собой самое заметное изобретение в этой области за последние лет сто. Пионеры движения, американские сайты edX, Coursera, Udacity, предлагали (и по-прежнему предлагают) бесплатно учиться чему, когда и где угодно по программам лучших университетов, от программирования и теории струн до поэтики и нейроэротики. МООК включают в себя видеолекции, общение с одногруппниками и преподавателями на форумах, домашние задания и экзамены — все как в обычном вузе и немного больше, если учесть попытки использовать на онлайн-курсах геймификационные системы поощрения. Казалось, что начинается бум нового образования. Количество слушателей на новых учебных сайтах исчислялось в миллионах. Свои курсеры появились в других странах, в том числе в России (см., к примеру, Universarium.org). Другое дело, что со временем шума стало меньше и восторги сменились чуть ли не разочарованием. Себастьян Трун, один из отцов нового движения, автор безумно популярных курсов про искусственный интеллект и самоуправляемую машину, неожиданно назвал программы своего проекта Udacity дребеденью и перепрофилировал его в платформу корпоративных тренингов. Выяснилось, что онлайн-курсы заканчивают 5–10% изначально записавшихся пользователей. Что их форумы содержательно не сильно отличаются от комментаторских на новостных сайтах. Что их довольно сложно монетизировать, если это вообще возможно. Наконец, главное обвинение в адрес МООК заключалось в том, что они в принципе не могут давать серьезные знания, готовить специалистов и уж тем более заменить традиционные образовательные институты (впрочем, недавние исследования эффективности онлайн-курсов говорят об обратном: могут — и не хуже, чем вузы). Воспользовавшись тем, что в Москве завершилась Edcrunch, первая конференция, посвященная новым образовательным технологиям, мы спросили у ее участников, что происходит с феноменом МООК и чего ждать от онлайн-курсов в будущем.

Анант Агарвал Анант Агарвал президент edX, профессор электротехники и информатики в МТИ

«Газета The New York Times назвала 2012-й годом МООК, и спустя два года мы все еще спорим о текущем состоянии этого движения. Но в одном сторонники и критики сходятся: появление МООК вызвало к жизни мощную дискуссию о будущем высшего образования. Никто два года назад не мог предсказать такого интереса. Возьмите один из наших первых курсов «Микросхемы и электроника». К нам тогда пришли 155 тысяч студентов из 192 стран — больше, чем за все мои годы преподавания в МТИ. Онлайн-курсы уже меняют облик образования по всему миру. У одного только edX три миллиона студентов. 71% — это мужчины. Средний возраст 26 лет, но есть и восьми-, и 95-летние студенты. Мы на пороге удивительного периода — я бы назвал его МООК 2.0 — подробнее об этом писал Wired. Нас сейчас больше всего интересует, какое неожиданное применение найдется у наших курсов, что еще будет такого, чего мы совершенно не могли предвидеть. В частности, онлайн-курсы способствуют развитию идеи непрерывного обучения. Это для тех, кто считает, что окончание вуза не означает конца учебы. Человек меняет школу на работу, и его знания должны меняться соответственно. У нас таких студентов больше половины. Вообще, представление о том, что учеба может длиться всю жизнь, популяризация такого подхода к образованию лежат в основе всего, что мы делаем в edX. И, например, спрос на непрерывное обучение — одна из причин, по которой мы недавно запустили бесплатные курсы для профессионалов».

Выбор «Воздуха»: гарвардский курс «Древнегреческий герой: Платон и все-все-все» о том, как античный герой превратился в философский, не побоимся этого слова, дискурс.

Николай Вяххи Николай Вяххи основатель Stepic.org

«Онлайн-курсы постепенно переходят от копирования офлайн-курсов к новым форматам. Они укорачиваются, становятся более интерактивными и практичными, перестают быть просто нарезками видеолекций. Да, процент завершающих курсы невысокий, потому что на них легко записаться. Даже в 2012 году курс edX «Микросхемы и электроника» успешно завершили менее 5%. Но это 7000 человек, что соответствует приблизительно 70 годам выпуска такого же курса в кампусе МТИ. Я бы не сказал, что это плохой результат. О проблеме форумов я думаю вот что. Сообщения там не особо конструктивны и излишне негативны только в первые недели курса, когда основная масса записавшихся сомневается в том, нужно им все это или нет. Но начиная со 2–3 недели форумы превращаются в очень мощный образовательный инструмент. В частности, активное участие в дискуссиях на форуме сильно коррелирует с успешностью завершения курса. Основная проблема МООК — необходимость быть self-directed autodidact, «самостоятельным самоучкой». Это пока ограничивает их применимость для тех, кому сложно учиться и мотивировать себя самостоятельно. Но, если объективно относиться к онлайн-образованию в целом, уже сейчас многие знания люди получают именно онлайн, вопрос только в форматах».

Выбор «Воздуха»: курс «Введение в архитектуру ЭВМ. Элементы операционных систем» о том, как в принципе работает компьютер.

Ханнес Клеппер Ханнес Клеппер основатель Iversity.org

«По-моему, проблема с низким процентом прохождения МООК, которая привлекла такое внимание СМИ, — одно сплошное недоразумение. Дело же не в этом низком проценте, а в низком пороге входа. Слушателей, бросивших или не способных пройти курс, не наказывают. Многие записываются из любопытства или потому, что хотят иметь возможность взяться за курсы в будущем. У нас, к примеру, просто из любопытства регистрируются 27% пользователей. В то же время 28% регистрируются, потому что хотят новую работу. Россия, кстати, по количеству студентов входит в наш топ-10. Показатель выполнения заданий — на всех платформах, не только у нас — после второй недели учебы составляет больше 50%, и это соответствует показателями в обычном вузе. Даже если процент прохождения в итоге кажется низким, в абсолютном выражении количество людей, завершающих учебу, все равно впечатляет! Говорить, что онлайн-курсы умирают, — все равно что сравнивать их с вирусным роликом на ютьюбе. Онлайн-курсы — это не какое-то модные мобильное приложение, которое устаревает через неделю. Это часть общего движения в сторону дигитализации образования».

Выбор «Воздуха»: курс «Design 101» об основах дизайна, в прошлый раз закончившийся выставкой выпускных работ в Берлинском университете искусств.

Яков Сомов Яков Сомов основатель Lektorium.tv

«Я считаю, что произошла, в общем-то, типичная история. Сначала была взрывная популярность, а потом инвесторы стали создавать вокруг движуху, чтобы на этой волне как-нибудь заработать. При этом вопрос, а зачем, собственно, эти курсы нужны, остался в стороне. Понятно, что тем, у кого нет доступа к качественному образованию, эти проекты необходимы. Но зачем они вузам? Зачем бизнесу? Зачем государству? Сейчас шумиха проходит — начинается период осмысления. Каждый участник образовательного рынка находит свои ответы. Мы, например, изначально четко определили, что первые курсы Lektorium.tv запускаются для старшеклассников в качестве профориентации. В результате мы собрали 6000 школьников со всей страны. И, скажем, на нашем курсе «Небесная механика», как мы выяснили во время выдачи сертификатов, учился целый класс из Надыма».

Выбор «Воздуха»: курс физики «Небесная механика» о фундаментальных основах всего.

Дмитрий Гужеля Дмитрий Гужеля основатель Universarium.org

«Почему-то большинство людей, которые нахваливают МООК, называют их чуть ли не единственным средством образования в будущем. Тем самым они оказывают медвежью услугу как развитию МООК, так и их восприятию со стороны. На самом деле массовые курсы скорее являются первой ступенью к последующему обучению, их задача замотивировать и заинтересовать. Простая аналогия: никто не пытается применять атомную бомбу и снайперскую винтовку для решения одних и тех же задач. Массовые курсы — это огромный невидимый невод, который забрасывается в виртуальное пространство и вытягивает только самую умную рыбу — самых заинтересованных в учебе пользователей. Те самые 6–10%, которые и нужны университетам. Это борьба за студентов, за кадры, если хотите. Только представьте: на курсе «Инвестиции в будущее» РЭУ им. Плеханова училось 35 000 человек. Из них успешно завершили его 7000. Из них 650 человек пожелали продолжить обучение в университете. Или другой пример: сейчас вместе с московскими техническими вузами мы делаем несколько мотивационных курсов, рассчитанных на школьников старших классов. В том числе — курс по авиамоделированию с МАИ. Его занятия построены по формату смешанного обучения. Теоретическую часть слушатели проходят заочно, а потом лучшие из них, те самые 10%, приходят в вуз и создают на 3D-принтерах реально летающие модели вместе с преподавателем. Забудьте про революцию в образовании — нет никакой революции. МООК — это следующая реинкарнация дистанционного обучения, удачная мутация, рассчитанная на массовое воздействие. Она не пожирает высшее образование, а дополняет его».

Выбор «Воздуха»: программа МГУ «Умные вещи» о художественных образах и сюжетах — «трепетный межпредметный курс», как называют его авторы, «на стыке истории, культурологии, дизайна и литературы».

Наталья Чеботарь Наталья Чеботарь главный редактор журнала Edutainme и соорганизатор Edcrunch
«На мой взгляд, сейчас МООК — это еще больший переворот, чем два года назад. Они начинают влиять на процесс поступления в вузы: edX, например, запустил курсы для школьников. Работодатели уже ищут в LinkedIn выпускников МООК. Закончить онлайн-курс не так-то просто, а результаты разительно отличаются от того, что могут дать вузы третьего эшелона, которых в мире большинство. Некоторые университеты уже засчитывают курсы, пройденные онлайн. Данные, накопленные учебными платформами, по-новому объясняют, что на самом деле работает или не работает в образовании. Педагогика наконец-то становится точной наукой. Меняются форматы обучения. В онлайне тяжело мыслить такими крупными формами, как полугодовой курс. А короткие пятиминутные модули можно замешивать в разных пропорциях, делая учебный процесс как никогда персонализированным. При этом сейчас МООК-платформы находятся в зародышевом состоянии. Функционал будет развиваться. Будет больше лабораторий, игр, симуляторов, инструментов для работы в больших и небольших группах. Скажем, симуляторы по химии или контекстные комментарии для литературных занятий уже сейчас есть, но пока не в каждом курсе. Соглашусь, что онлайн-курсы — это только часть учебного процесса, но они, как лакмусовая бумажка, задают такой уровень, на фоне которого твой вуз кажется потерей времени. Никогда еще программы в Гарварде и МГУ, например, нельзя было так подробно сравнить друг с другом, а теперь можно. Традиционным университетам придется соответствовать. Или подвинуться и оставить себе вопросы социализации и контроля за теми, кому сложно себя мотивировать».
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить