перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Google, Adobe, Skype: кто еще уйдет из России

Сообщения о том, что Google прекращает разработку сервисов в России, кажется мелочью на фоне всего остального. Но «Воздух» все же спросил у экспертов, что они по этому поводу думают и какова вероятность, что зарубежные технологические компании от нас сбегут.

Технологии
Google, Adobe, Skype: кто еще уйдет из России Фотография: PhotoXPress

На днях стало известно, что Google закрывает офис разработки в России и предлагает его сотрудникам переехать в филиалы компании в других странах. Официальных объяснений нет. Представитель Google лишь сообщил прессе, что российских пользователей и клиентов никто не бросает, для работы с ними в стране у них имеется отдельная команда. То есть, судя по всему, техподдержка, коммерческий отдел и маркетинг не переедут. Зарубежные издания практически единодушны в том, что закрытие гугловского офиса связано с давлением российских властей на интернет-отрасль. Больше того, возникает ощущение, что зарубежные технологические компании так или иначе тихо уходят из России.

Помимо Google в России в этом году свернули свою деятельность еще два больших проекта. Сначала ликвидировал свое представительство Adobe. Компания переходит на онлайновую модель продаж, и Photoshop теперь продается через облако по подписке. Хотя «Ведомости» также писали про влияние на их бизнес антироссийских санкций и неспособность компании исполнять новый закон о персональных данных. Этот закон вступает в силу 1 сентября 2015 года и обязывает хранить информацию о российских гражданах исключительно на местных серверах. Потом Microsoft закрыл зеленоградский офис Skype и предложил программистам переехать в филиал в Праге. Официальная причина экономическая — сокращение расходов.

Не все видят в этих событиях просто стечение обстоятельств. Особенно если принять во внимание недавние инициативы Думы: тот же закон о персональных данных, закон о регистрации блогеров или совсем странную затею обложить десятиной продажу софта. Понятно, что в стране, где власти видят в интернете скорее угрозу, а первые лица могут взять и сказать на публику, что все это проект ЦРУ, может произойти всякое. И если готовиться к худшему, то нынешнее закрытие гугловского офиса выглядит как страховка на случай полного ухода компании из страны, и тогда вывоз программистов за рубеж — это понятная забота о самом ценном своем активе. Про программистов есть, к примеру, еще и такое объяснение: компания таким образом хочет обезопасить их от давления со стороны российских спецслужб. В том смысле, что быть инженером в стране, где предположительно строят второй китайский файервол, означает быть потенциальным заложником. Разумеется, делать какие-либо прогнозы относительно полного ухода западных IT-компаний из России — идея несколько вызывающая. Надо, по крайней мере, пережить 1 сентября 2015 года — тогда-то, наверно, и начнется самое интересное.

Эксперты и представители российской индустрии о возможном уходе из России зарубежных компаний:

Антон Носик Антон Носик медиаменеджер

«Это не они сворачивают бизнес, а мы. Им-то как раз выгодно платить программистам в рублях, стоимость которых ежеминутно снижается. Но программисты Google, каждый из которых принят на работу по результатам девяти интервью на иностранном языке, не идиоты, они знают себе цену, и цена эта — долларовая. Если Google не перевезет российских программистов в Цюрих, Амстердам, Нью-Йорк и Маунтин-Вью, то программисты перевезут себя сами. Просто они будут работать у другого нанимателя. Логично предполагать, что Google хочет обезопасить своих программистов. Судорожный поиск врагов народа, на которых можно было бы повесить ответственность за нынешний кризис, рано или поздно заставит власть обвинить во всех грехах иностранные компании, ведущие бизнес в России. Google правильно делает, что этого не дожидается, а принимает превентивные меры. Какие еще компании могут свернуть разработку в России? Как минимум «Яндекс» и Mail.ru Group. Другой вопрос, что их это не спасет, потому что они игроки рублевого рынка, хоть и зарегистрированы в Голландии и на Британских Виргинских островах. Утечка мозгов — объективный российский тренд, с которым в принципе не может совладать телевидение, потому что имеющие мозг телевизор в России не смотрят».

Светлана Соколова Светлана Соколова генеральный директор PROMT

«Да, эта тенденция явно прослеживается, и я знаю, что даже русские компании, обладающие серьезными, котирующимися на западе продуктами и технологиями, прорабатывают такой сценарий. Одним из важных мотивов этого движения является еще и желание самих программистов переместиться на более комфортные для жизни территории, тем более вместе с командой и подразделением, в котором они трудятся».

Тимур Нигматуллин Тимур Нигматуллин аналитик инвестиционного холдинга «Финам»

«Действительно, последнее время наблюдается сокращение присутствия иностранных технологических компаний на российском рынке. Я связываю это с тремя факторами: тенденцией к сокращению госрасходов на закупку ПО и техники, негативной экономической конъюнктурой и законотворческой деятельностью Госдумы. Если не произойдет дальнейшего ухудшения ситуации, я не ожидаю сохранения тенденции по постепенному уходу иностранных компаний. Впрочем, нельзя забывать об уже упомянутых рисках, связанных с инициативами Госдумы. Например, закон о хранении персональных данных. В таком случае под угрозой находятся и Facebook, и Twitter, и Instagram».

Максим Десятых Максим Десятых креативный директор Redmadrobot (разработчик мобильных приложений)

«Можно было бы предположить, что уход IT-компаний из России — это просто череда совпадений, но я в такое не верю. Ситуация действительно изменилась, риски увеличились, ребята поразмыслили и решили валить. «Лаборатория Касперского», ABBYY, EPAM — все сейчас так или иначе взвешивают варианты. Лично я не могу гарантировать, что завтра в офисе Google или Microsoft не случится «маски-шоу» с выносом компьютеров и исходных кодов, которые потом лягут в основу импортозамещения ПО».

Алексей Добровольский Алексей Добровольский директор по разработке в системном интеграторе «Крок»

«Сложно сказать, зачем вообще перечисленные компании создавали офисы разработки в Москве. Ведь для них абсолютно все равно, где географически находятся разработчики. Значение имеют только доступность специалистов и их стоимость. По этим критериям Москва ничуть не лучше любого европейского города. Зарплаты у разработчиков в Москве до последнего времени были вполне европейскими (сейчас, правда, в два раза уменьшились), все остальные затраты значительно выше, а вот с доступностью квалифицированных кадров уже лет 10 непросто. Мне кажется, что открытие офисов разработки в Москве изначально было имиджевым, политическим и не имело под собой реального бизнес-обоснования».

Сергей Шилов Сергей Шилов управляющий партнер AT Consulting

«Не соглашусь, что это как-то связано со спецслужбами. Компании стремятся защитить свои интересы и разработки от российских конкурентов. Программисты — один из самых ценных ресурсов IT-компаний. Переводя их в свои зарубежные офисы, западные компании хотят предотвратить их возможный переход в российские. Также на ситуацию влияет обсуждаемая на государственном уровне идея по импортозамещению в IT. Перевод центров разработки за рубеж — это дополнительная возможность защитить свои ноу-хау от российских поставщиков».

Николай Добровольский Николай Добровольский сооснователь Parallels

«Последствия от санкций и вообще изменения внешнеэкономической ситуации будут больше всего заметны для нероссийских компаний, которые работают в корпоративном сегменте. То есть продают услуги или программное обеспечение в большие организации. И чем больше в этих организациях государственного присутствия, тем понятнее последствия — вплоть до ухода этих поставщиков с рынка. Если мы говорим об инженерах, то обычно их меньшинство (в Google их было порядка 150 человек в обеих столицах) и их ликвидируют за компанию — без разницы, разработчики это или нет. В случае со Skype и Adobe это были в чистом виде бизнес-решения, продиктованные в одном случае закрытием неприбыльного офиса, а в другом — переходом к модели продаж из облака, когда дистрибуция на местах и работа с каналом не подразумеваются. Мы в Parallels, наоборот, активно нанимаем и будем рады видеть в своих рядах бывших разработчиков Google и других компаний».

Максим Захаренко Максим Захаренко директор «Облакотеки» (разработчик облачных сервисов)

«Мы в России вполне можем вести полный цикл создания программного продукта, в отличие, например, от Индии. Долларовые цены на разработчиков пониже мировых, что в совокупности с хорошим качеством все-таки давало некий экономический эффект и привлекало в страну ведущие технологические бренды. Так, при организации Сколково было подписано несколько контрактов, по которым в России должны были открыться несколько инженерных офисов, в том числе Cisco. Нынешнее сворачивание разработки в России говорит, к сожалению, о политических рисках, связанных в том числе с нестабильностью бизнес-среды и отсутствием гарантий возврата инвестиций. Поэтому речь идет об очередном и самом болезненном для нас вывозе мозгов за границу».

Алексей Королюк Алексей Королюк генеральный директор хостинг-провайдера Reg.ru

«На структурные изменения в российском Google, скорее всего, повлияло сразу несколько факторов, среди которых потребность обезопасить технологии от конкурентной среды, изменения в законодательстве и налоговой политике. Версия, что отдел разработки Google вывозят из России, чтобы избавить от давления со стороны российских спецслужб, — не более чем страшилка: отдельно взятый программист крупной корпорации, отвечающий за отдельную часть проекта и свой участок кода, только элемент механизма и не может повлиять или изменить огромную систему. Уход с рынка крупных представителей IT-индустрии я не прогнозирую. Скорее проблемы сейчас возникнут у небольших компаний, у подрядчиков, занимающихся, например, веб-программированием или выполнением госзаказов в сфере IT».

Владислав Крайнов Владислав Крайнов директор по развитию AGIMA.mobile (разработка мобильных приложений)

«Все, кто имел дело с западным бизнесом, знают, что компании из США и Европы предпочитают сделки с меньшими рисками, пусть даже менее доходные, и среда для развития предпринимательства в России становится более рисковой. К примеру, нет никакой гарантии, что правительство внезапно не запретит присутствие иностранных компаний на российском рынке. В мире формируется ситуация экономической холодной войны. А интернет — один из важнейших каналов коммуникации. Правительство заинтересовано в регулировании этого инструмента всеми доступными способами. Разработчики Google, одной из наиболее влиятельных компаний в мире, в подробностях знают изнутри о том, как устроена корпорация и ее продукты, все их сильные и слабые места. Существует огромный риск, что эти знания (несмотря на подписанные NDA) начнут утекать под давлением спецслужб и будут использованы против самой компании».

Алексей Захаров Алексей Захаров президент рекрутингового сайта Superjob.ru

«Думаю, что госконтроль здесь абсолютно ни при чем. В некоторых европейских странах он гораздо жестче. В США коммуникации полностью под контролем спецслужб, и вообще весь интернет по факту находится в юрисдикции США. Про Китай будем вспоминать? К тому же не так уж и много западных компаний имели офисы разработки в России. Бежать особо некому, никто здесь масштабно и не разворачивался. Меня больше волнует, что не так давно зарплаты российских программистов, выраженные в рублях, были вполне конкурентоспособны на международном уровне. Теперь это не так. У части высококвалифицированных людей из сферы IT появится дополнительный стимул поискать работу за пределами России».

Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.